Батурина: "По политическим мотивам мне не дадут работать в России"

Деньги
8 ноября 2011
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Игорь Иванов

Комментарии

Скрыть
Основатель "Интеко" рассказала ДОЖДЮ, кому она продала цементные заводы и что собирается делать с вырученными за них деньгами.

Иванов: Елена Батурина, некогда самая богатая и самая влиятельная женщина России, продала один из последних своих российских активов. Речь идет о Верхнебаканском цементном заводе – заводе, который расположен в Краснодарском крае. Очевидно, был построен под Олимпиаду в Сочи. Не дожидаясь ни Олимпиады, ни даже завершения реконструкции этого комбината, Елена Батурина продала актив. Продала, по сообщениям СМИ и источников, близких к сделке, получив за него около $800 млн. И это даже больше, чем планировалось раньше, больше, чем, по сообщениям СМИ, Елена Батурина могла выручить за этот актив. О том, почему она продала его, и что она будет делать с вырученными за завод деньгами, Елена Батурина рассказала телеканалу ДОЖДЬ.

- Некоторые наблюдатели связывают продажу цементного актива с тем, что конфликт между Юрием Михайловичем, вашим супругом, и администрацией обострился.

Батурина: Если об этом говорят эксперты, то грош цена таким экспертам. Подобные сделки не делаются за два дня. Всем известно, что эта сделка началась еще год назад, сделка была давно сделана, она просто сейчас уже закрыта.

Иванов: Довольны ли вы условиями этой сделки?

Батурина: Довольна.

Иванов: В марте, когда в прошлый раз просочилась информация о том, что вы продаете комбинат, говорилось о других цифрах – порядка $400 млн. Сейчас называют цифру больше. Цементные активы подорожали за последние полгода?

Батурина: Я вам должна сказать, что я, как вы понимаете, ограничена соглашением о конфиденциальности сделки, поэтому называть ничего не могу. Но это была рыночная сделка, не было никакого давления.

Иванов: Ранее в числе претендентов на ваши цементные активы называли иностранных производителей - Lafarge, Heidelberg Cement, однако, по текущей информации, покупателем выступили структуры, близкие к предпринимателю Льву Кветному. Покупатель – действительно Кветной, и почему он?

Батурина: Потому что он предложил лучшие условия сделки.

Иванов: Можно ли говорить о том, что это последний ваш крупный актив в России, или нет?

Батурина: Нет. Я думаю, что крупнее, чем цементный завод, земля на юго-западе, где я собираюсь строить офисный центр. А сейчас государство хочет эту землю у меня отнять. Иск тянет на $1,2 млрд.

Иванов: И вы не собираетесь продавать этот актив?

Батурина: Если это будет официальная процедура изъятия земель под государственные нужды, и государство выплатит мне рыночную цену этой земли, продам. Земля находится у меня в собственности, я собственник этой земли. Я хочу реализовать там проект. Я его реализую после того, как завершу все свои споры с государством. Государство хочет отнять эту землю для того, чтобы возвести там иностранные посольства. При этом не хочет допускать специальную процедуру, которая прописана законом об изъятии земель для госнужд, а хочет это сделать с помощью властных структур. Если не захочет, я буду сама реализовывать проект, который хочу там реализовать, вот и все. Я считаю, что по политическим мотивам мне не дадут работать в России, пока это подтверждается. Как только ситуация для развития бизнеса в стране будет лучше, естественно, я буду реализовывать свои проекты в России.

Иванов: Средства, которые будут выручены от сделки по продаже цементных активов, вы инвестируете в зарубежные проекты?

Батурина: Конечно.

Иванов: Можете сейчас назвать, обозначить, какие именно?

Батурина: Это будут девелоперские, строительные проекты. Я не прекращаю заниматься этой сферой бизнеса в различных европейских странах. Мы создаем вместе с европейскими инвесторами фонд по развитию и управлению недвижимостью.

Иванов: Фонд «Бенеко»?

Батурина: Нет, «Бенеко» - это наша структура держателей активов. Это будет открытый фонд с привлечением инвесторов.

Иванов: Известны какие-то параметры этого фонда, его объем, может быть, основные географические дестинации?

Батурина: Наверное, говорить еще рано, но я думаю, что после того, как будет завершена вся структура фонда, он будет управлять активами на сумму порядка 500 млн. фунтов.

Иванов: Зарегистрирован он в Британии, судя по всему?

Батурина: Да.

Иванов: Елена Батурина подтвердила факт продажи своего предпоследнего крупного актива в России. Вырученные средства она направит в фонд, из которого будет инвестировать в девелоперские проекты в Европе. Прежде всего, фонд объемом 500 млн. фунтов, который будет в ближайшее время зарегистрирован в Великобритании. Последний крупный актив, который остается у нее в России – это земли на юго-западе Москвы, земли в Сетуни, земли посольские, по мнению федеральных властей, предназначенные для строительства на них зданий иностранных посольств, земли, из-за которых, в значительной степени, и начался скандал вокруг компании «Интеко». Елена Батурина обозначила свои условия, на которых она готова закрыть этот вопрос – 1 млрд. 200 млн. В такую сумму она оценила свой последний крупный актив в России – землю на юго-западе Москвы.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.