Художник Юрий Альберт: Мне не интересно мнение Путина и Медведева. Они должны его скрывать

Министерство культуры
17 декабря 2011
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Анна Монгайт

Комментарии

Скрыть
Лауреат премии Кандинского о диалоге с властью.

Монгайт: У нас есть постоянная рубрика, она называется «Воображариум». На этот раз мы воображаем, как комментируют политики искусство, какую реакцию оно у них вызывает.

1 декабря 1962 года Никита Хрущев посетил выставку художников-авангардистов в Манеже. Как мы помним, руководитель СССР был абсолютно не готов к встрече с современным искусством, потом он докладывал: «Педерасты. Все это не нужно советскому народу, дети и то рисуют лучше. Запретить!». Что же он там такого увидел? Несогласных? Митинги?

После Хрущева только один политик неоднократно высказывался на тему искусства. Это Владимир Путин. Вот ему не понравится меч на картине Глазунова. Ну не тот, слишком коротковат, им как будто колбасу режут – нужно делать. Зато понравился захватчик Македонский в «Русском музее». А может он тогда заметил – у него-то нож длиннее, и похож он больше. Потом Глазунову снова досталось – мол, святые Борис и Глеб не выглядят борцами за страну. Художник обещал все исправить.

Неожиданно Владимир Путин похвалил граффити. А может, он подумал: «Красиво слова на заборах замазали»? А вот Медведев, хоть и был в Лувре, и может, даже пытался вспомнить, кого же ему напоминает улыбка Джоконды, но его мнения так никто и не спросил.

Монгайт: Вам вообще интересно, что думают про современное искусство Путин и Медведев?

Николаев: Я посмотрел и думаю: «Хватит мне сил прогнать этих двух уродов?».

Монгайт: Хватит ли вам конкретно сил?

Николаев: У нас всех хватит ли сил прогнать.

Монгайт: Я вас про другое спрашиваю. Это эмоциональные оценки, а все-таки вам это важно? Если, например, Владимир Владимирович Путин взял и похвалил искусство группы «Бомбилы» и сказал: «Мне нравится граффити, Глазунов и «Бомбилы».

Николаев: Это подстава такая была бы. Он просто убил бы нас этим.

Монгайт: Не дай бог, да?

Николаев: Если Путин с Медведевым – конечно, он нас бы убил.

Монгайт: Или, например, Медведев – он вообще за модернизацию, он явно за современное искусство.

Альберт: Он уже высказывался за современное искусство.

Монгайт: Что он говорил?

Альберт: Не помню. Была встреча с деятелями современного искусства, где он благосклонно что-то такое говорил. Но вообще мне абсолютно неинтересно мнение.

Монгайт: Даже не было бы приятно? Они же зрители.

Альберт: В качестве частных зрителей – пожалуйста. В качестве президентов и премьер-министров – мне их мнение не интересно. Более того, я считаю, что при правильном государственном устройстве они должны свое мнение об искусстве скрывать, это должно быть абсолютно частным мнением.

Николаев: Я абсолютно солидарен с позицией Юрия Альберта.

Монгайт: А вы бы не хотели, чтобы они поучаствовали в проекте «Московский выбор» и ответили на ваши 8 вопросов?

Альберт: Если они придут как все на выставку, я с удовольствием. Они, так же как все любые другие зрители, имеют право поучаствовать. Если это не будет VIP-посещение, то я с удовольствием.

Монгайт: Невозможно смириться с тем, что они обычные граждане. Я поняла и поймала себя на этой мысли. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.