Дизайнер Черницов о митинге: «Лучше купите тортик бабушке»

Министерство культуры
10 декабря 2011
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Анна Монгайт

Комментарии

Скрыть
Комментарии доступны только подписчикам.
Оформить подписку
Максима Черницова, дизайнера одежды, пугают инфантильность людей, которые собрались на митинг, потому что они могут стать жертвами. Он советует альтернативный способ выразить свою гражданскую позицию.

Черницов: Я за то, чтобы каждый отвечал за себя и чтобы каждый своими делами делал как-то лучше в этой стране.

Костомаров: Это не противоречащие друг другу вещи. Я тоже за то, за что и вы, просто власть создала такую атмосферу в стране и такой климат политический, что ничего другого, кроме как выходить завтра на Болотную нам, людям, которые против цинизма, против овощного существования бесправного, не остается.

Черницов: Я опять прочитаю из блога девочки: «Просто идите и купите тортик бабушке-соседке. И милиционеру купите». А, да, я забыл вам сказать…

Костомаров: Мало тортиков было на выборах?

Черницов: Две девочки в Санкт-Петербурге после того, как арестовали ребят у Гостиного двора, пошли в магазин, купили им апельсины, печенье и так далее, и пошли в ближайшее отделение милиции отдать эти продукты тем, кого посадили. Когда они принесли и сказали этим милиционерам, они говорят: «А вы что, родственники? К кому?». Они говорят: «Нет. Мы их не знаем, мы их поддержать хотим». У милиционеров были вот такие глаза. Они говорят: «Вы что, сумасшедшие, чужым людям несете продукты?». Они говорят: «Это наше волеизъявление. Подарите им, пожалуйста».

Костомаров: Прекрасная, прекрасная история.

Черницов: Вот это поступок одного конкретного человека. Она не пошла в толпу, она не пошла на выборы. Я просто считаю, что твоя личная ответственность – это всегда гораздо важнее и лучше работает, чем когда ты в массе. Потому что массу очень легко повести не туда. В массе очень легко устроить какие-то эксцессы, которые, не дай бог… Вот я всех умоляю завтра, только без этого, потому что я очень боюсь за всех людей. Я считаю, что ни одна жизнь не стоит того, не стоит ни одной этой идеи, чтобы это все случилось.

Костомаров: Полностью согласен.

Черницов: Девочки подарили вот эти продукты, увидели, какие там милиционеры служат. Милиционеры сказали: «Мы сами против этого всего. У меня ребенок, я бы с ним сидел, чем тут с вами». Они посмотрели на этого милиционера, пошли в магазин, купили торт и ему тоже подарили. У него еще больше глаза стали. И девочка пишет: «Просто идите и купите тортик бабушке-соседке. И милиционеру купите. И тем, кого этот милиционер задержал. Пропустите пешехода, пропустите его – он тоже торопится»…

Монгайт: Хорошая девочка.

Черницов: «…Подвезите человека бесплатно. Сделайте что-нибудь! Я вчера пила кофе в Макдональдсе, а там женщина стала ругать сына за то, что он не успел занять понравившийся ей столик – я опередила, села первой. Я подошла и сказала: «Извините, давайте я вам уступлю этот столик? Я хочу, чтобы у вас было хорошее настроение и у вашего сына тоже. Разве стоит какой-то столик вашего настроения? Садитесь, пожалуйста, а я найду, куда пересесть. Тоже мне проблема». Предложите миру свой столик, предложите ему торт, улыбнитесь ему и поверьте, что для улучшения жизни в нашей стране это будет значить не меньше, чем если вы сходите на митинг».

Монгайт: История про чудную девочку совершенно.

Костомаров: Заметьте, невинная подмена происходит.

Черницов: Не подмена! Это реальный жест реального человека.

Костомаров: Послушайте, вы полагаете, что те люди, которые были 5-го, которых вы видели и ими восхищались, - не так ли? - которые выйдут завтра, вы думаете, они будут мрачные фанаты скопления и тереться друг об друга в таком месте?

Черницов: Я знаю, что они будут не мрачные, что они придут в модных штанах и с цветами.

Монгайт: А вы думаете, они бабушку через улицу не переведут?

Черницов: Я думаю, что толку в этом мало, что перевыборов не будет. Я говорю о сути. Для чего завтра собирать? – Чтобы были перевыборы. Их не будет! Ну, не пойдет власть на это.

Монгайт: А мне кажется, это вообще параллельные реальности.

Костомаров: Если нас выйдет 100 тысяч – пойдет.

Монгайт: Они же уже санкционировали митинг.

Черницов: Попробуйте.

Костомаров: Попробуем. Так пойдем с нами.

Черницов: Я уже ходил туда. Ребят, ну я не верю. Я за честные дела, за настоящие.

Костомаров: А мы за нечестные?

Черницов: Нет. Это прекрасный порыв. Я тоже ходил туда. Но собраться толпой и говорить: «Бе-е-е» - вы ничем не лучше тех толп, которые по барабанам стучат.

Костомаров: Намного лучше.

Черницов: Это толпа. А толпа – вы опускаетесь до уровня власти. Они привыкли к силе, и вы своей толпой хотите показать, что за вами - сила.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.