«Он получил конкретный месседж, что его заказали, и попытался скрыться. Но просчитался». Питер Залмаев и Сергей Дуванов о смерти бывшего зятя Назарбаева

Макеева. Вечернее шоу
24 февраля 2015
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Мария Макеева
Теги:
Казахстан

Комментарии

Скрыть

Бывший зять президента Казахстана и бывший посол Казахстана в Австрии Рахат Алиев покончил с собой: тело 52-летнего Алиева нашли сегодня утром в одиночной камере венской тюрьмы, он повесился в ванной комнате – МИД Австрии к этому часу уже официально объявил, что речь идёт именно о самоубийстве. В то же время адвокат Алиева Манфред Айнедтер в самоубийство своего клиента не верит. 

Бывший зять президента Казахстана был осуждён у себя на родине в 2008 году в общей сложности на 40 лет тюрьмы – в том числе, по обвинению в измене родине и подготовке госпереворота. Приговоры судов были вынесены заочно, поскольку Алиев успел скрыться за рубежом. МИД Казахстана высказал сегодня полное доверие австрийским властям в плане расследования случившегося. А президент Казахстана публичных заявлений не делал – Нурсултан Назарбаев проводил заседание Совета безопасности, сменил главу службы внешней разведки, в общем, занимался президентской рутиной.

Более 20 лет старшая дочь Назарбаева, Дарига, была замужем за этим человеком, трое внуков Назарбаева – это дети Рахата Алиева. Младшая девочка – Венера – родилась в 2000 году. Семь лет спустя, в мае 2007 года, в Казахстане против Алиева было возбуждено уголовное дело по подозрению в похищении бывших членов правления «Нурбанка». В ночь на 12 июня того же года появилась информация, что без согласия Алиева их брак с Назарбаевой был расторгнут. К моменту начала судебного процесса Алиев перебрался в Австрию и попросил политического убежища. Через несколько лет после завершения судебного процесса в предгорной части пригорода Алма-Аты были обнаружены тела в бочках— сильно изуродованные, с явными следами пыток. Следственные органы выдвинули версию, что это трупы Жолдаса Тимралиева и Айбара Хасенова, в похищении которых обвинялся Алиев.

Так что же это было: самоубийство или чей-то заказ? Мария Макеева обсудила версии случившегося с Питером Залмаевым, директором неправительственной организации «Евразийская Демократическая Инициатива», и публицистом Сергеем Дувановым. 

Макеева: Уже будучи в Вене в 2009 году, Рахат Алиев выпустил книгу под названием «Крестный тесть». Власти Казахстана объявили, что книга содержат сведения, порочащие президента страны и разглашающая государственные секреты. Книга имеется в свободном доступе в Интернете, там одни названия глав чего стоят: «Если б я был Нурсултан – я б имел трех жен», «Человек, который украл выборы», «Как Назарбаев первый миллион заработал», «Как все начиналось (первые взятки президента)» и т.д. С нами на связи Питер Залмаев, директор американской НПО «Евразийская демократическая инициатива», который делом Алиева занимался с момента, когда тот был заочно осужден. И, в итоге, скорее примкнул к стану противников Рахата Алиева.  Не так ли, Питер?

Залмаев: Да, дело в том, что еще с конца 90-х годов, когда я работал в Международной лиге прав человека в Нью-Йорке, ко мне пришла группа жертв Рахата Алиева, в частности, это был бывший премьер-министр Казахстана Кажегельдин и его телохранители Петро Афанасенко и Сатжан Ибраев, которые попросили нашу организацию помочь им в деле пыток, которые использовал лично Рахат Алиев против этих двух человек. Вскоре после их визита наша организация действительно могла им в этом деле – мы озвучили эту тему, мы написали письма протеста на имя президента Назарбаева, мы послали письма в Госдепартамент США. К этой кампании подключились также в свое время и другие ведущие международные организации, которые признали политически мотивированным преследование этой группы людей.

Макеева: Вы верите в версию самоубийства, что бывший зять Назарбаева покончил с собой?

Залмаев: Да, я верю. Дело в том, что Рахат Алиев многие годы убегал от европейского правосудия. Он тратил десятки миллионов долларов на адвокатов, которые помогали ему избегать наказания. Как, например, в Австрии, где его адвокатом был нынешний министр юстиции Австрии Вольфганг Брандштеттер. Он спонсировал футбольные клубы, он водил дружбу с известными политиками, он стремился вкладывать деньги в бизнес вместе с бизнесменами. Благодаря этому он надеялся заручиться иммунитетом от уголовного преследования за все преступления, в которых он обвинялся, в том числе, убийство, пытки, рэкет и отмывание денег.

Жертвы Алиева, однако, не спали. В частности, я говорю о бывшем премьер-министре Кажегельдине и его телохранителях, которых он лично пытал в конце 90-х годов. И дела по пыткам этих людей и так же дела по убийствам двух банкиров рассматривались судами нескольких стран, в которых Алиев пытался спрятаться, в том числе на Мальте и в Австрии. Также были запущены и продолжали идти расследованияоб отмывании денег на сотни миллионов долларов в ряде европейских юрисдикций, таких как Франция, Германия и Греция, в ходе которых были заморожены многомиллионные счета, принадлежащие ему и его нынешней жене Эльнарой Шораз.

В конце концов, круг замкнулся. И где-то в мае прошлого года произошло, когда Алиев вынужден был после всех своих мытарств по разным странам Европы вернуться в Австрию и сдаться правосудию. Венский суд по обвинению в убийстве банкиров должен был состояться и  был назначен на 11 апреля этого года. Кроме этого, были допрошены телохранители, о которых я рассказывал, и даже если бы он был бы оправдан в результате этого суда по убийствам, то ему светил бы суд по пыткам, где он мог бы быть осужден на 5 лет заключения. И когда стало понятно, что все входы и выходы у него заблокированы, от ответственности ему не уйти, он принял свое такое решение.

Макеева: Спасибо, Питер. А я продолжу с Сергеем Дувановым, обозревателем и публицистом. Он выходит на связь со студией Дождя из Алма-Аты. Сергей, скажите, пожалуйста, как в Казахстане восприняли известие о самоубийстве Рахата Алиева?

Дуванов: Это очень противоречивая личность у нас в Казахстане. Нужно сказать, что этот человек сумел поссориться со всеми. Вначале, когда он был во власти, был столпом этой власти, был руководителем политического сыска – доставалось оппозиции и многие от него натерпелись. После того, как он поссорился с этой властью и перешел в оппозицию к ней, он стал работать против власти. И, естественно, нажил врагов и в ней. В итоге, очень трудно найти человека в нашей стране, который бы положительно отзывался об этой фигуре.

Макеева: Почему он оказался вообще в итоге в оппозиции Назарбаева? Что пошло не так? Как он поссорился с властью?

Дуванов: Я бы, например, не называл его оппозиционером в любом смысле этого слова. Все-таки это человек, который до конца оставался тем, кто отстаивает свои шкурные интересы, который просто поссорился с властью и вынужден был прикрываться демократическими лозунгами, чтобы спасти себя от тех преследований, которые ему грозили. Начиналось все с того момента, как в Казахстане уставшие от его произвола банкиры, предприниматели и политики объявили ему войну, накапали серьезный компромат в отношении его из которого было ясно, что он готовил государственный переворот. Эти материалы легли на стол президента, после чего и произошел вот тот конфликт, когда своего зятя президент подверг  остракизму и назначил ничего не значащим руководителем одного из подразделений собственной охраны. Потом, правда, он сменил гнев на милость и отослал его в Европу в качестве посла Австрии и представителя ОБСЕ.

Это было до тех пор, пока было не открыто то уголовное дело, о котором говорил Петр Залмаев в отношении топ-менеджеров «Нурбанка». Вот так этот конфликт разросся, и до сегодняшнего момента, до сегодняшнего инцидента, который мы обсуждаем, все шло в таком перетягивании каната, когда один сливал компромат на других, а другие ему накручивали очередные сроки к уже сроку общему, который у него есть – 40 лет. Если бы он вернулся в Казахстан, он получил бы эти 40 лет. Вот такая была война, и эта война закончилась тем, чем закончилась.

Макеева: Вы считаете, что версия самоубийства – это единственный вариант? Как в Казахстане это воспринимают? Ходят ли какие-то слухи или все не сомневаются в том, что так и есть?

Дуванов: Я так не считаю. Мнения разделились. Одни считают, что это, возможно, самоубийство, другие придерживаются версии, что это ему помогли уйти из жизни. Я придерживаюсь такой же точки зрения, тоже считаю, что в том противостоянии, которое длилось несколько лет, когда был тот, кто убегал, и были те, которые догоняли, не надо скрывать, что власти все это время пытались его заполучить назад. Это было и по линии исков через Интерпол, попытки получить его через интродукцию, были попытки вплоть до его физического устранения, как мне кажется. Это недоказуемо, но с его слов это выглядело именно так.

И тот самый факт, что он, находясь на Мальте, почему-то добровольно приезжает и сдается австрийским властям, садится в тюрьму – на мой взгляд, это подтверждает то, что он получил конкретный месседж, что его заказали, и он спрятался в тюрьме. Он туда пришел добровольно в надежде, что это единственное место, где он может отсидеться и не быть убитым. Но я думаю, что он просчитался.

Фото: forbes.kz

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.