Если Путин не скажет стоп, через две недели врачи выйдут на улицы вместе с пациентами

Макеева. Вечернее шоу
19 ноября 2014
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Мария Макеева
Теги:
Медицина

Комментарии

Скрыть

Власти Москвы вышли на диалог с врачами. Это результат осенних митингов сотрудников больниц. 

А ведь врачи в России не протестовали массово на улице с девяностых годов, правда, тогда им месяцами не платили зарплату. Новый всплеск недовольства вызвала столичная программа оптимизации лечебных учреждений. Внедрение этой программы спокойно прошло в других регионах страны, а в Москве вызвали оппозиционные протесты. Врачи заявляют: «мы придем еще», и в следующий раз планируют выйти с плакатами на улицы Москвы в конце ноября.

Чтобы это предотвратить, чиновники все-таки начали разговор с врачами на встрече в Общественной палате. На этой встрече была и врач эндокринолог Городской клинической больницы №24 филиал №1, участник митинга в защиту медицины в Москве Ольга Демичева, с ней подробнее обсудили эту тему.

Макеева: Ждете ли вы от Путина теперь каких-то действий? Он сказал: «Городское руководство могло по-другому все это выстроить», комментируя то, как реформа здравоохранения реализуется в Москве. И какое у вас впечатление от сегодняшних дебатов, назовем их так, в Общественной палате? Будет ли из этого какая-то польза?

Демичева: Меня очень порадовало, по дороге сюда, в студию, я услышала о том, что наш президент, Владимир Владимирович Путин, высказался сегодня, наконец, определенно в отношении московской реформы здравоохранения. Мы очень этого ждали. Более того, мы обращались с персональным письмом к президенту. Мы много куда обращались с письмами, это было практически в отчаянии, потому что мы понимали, что нас не слышат, и мы рады, что нас услышали. Тот факт, что начались переговоры с нами, это, конечно, радует, это не может не радовать. Должен быть какой-то конструктивный вариант диалога двух сторон для того, чтобы решать возникшие проблемы.

Удастся ли так, с первого раза, с первой большой встречи решить эти проблемы, я не знаю. Я стараюсь быть оптимистом, тем не менее, слово «оптимизация», которое от того же корня, которая сегодня в Москве оборачивается совершенно иным явлением ликвидации, оно пока реализуется, пока все продолжается. Хотя на словах в отношении, например, нашей клиники прозвучало уже несколько раз, что больница будет жить, будет существовать, а у нас у всех в карманах уведомление об увольнении, и все наши больные в растерянности, они не знают, куда они пойдут.

Макеева: Как вы думаете, почему в регионах врачей это не возмущало, что ли, или возмущало, но их возмущение было скрытым?

Демичева: Ну как скрытым? Митинг врачей Ижевска 2012 или 2011 год, митинги врачей скорой помощи Уфы, митинг врачей Смоленска – это только то, что я могу слету назвать. То есть в регионах тоже врачи недовольны, они возмущаются, и есть публикации, они просто не проходят в центральные СМИ, но пишут врачи из глубинки, как закрываются региональные фельдшерско-акушерские пункты, маленькие больницы, и пациенты не  могут добраться. Женщины рожают в машинах – их не успевают довезти до центральных родильных домов. Пациенты с какой-то тяжелой патологией не могут попасть в итоге в профильное медицинское учреждение. Очень много проблем с этим связано в глубинке российской.

Макеева: Мы сейчас удивительные видим процессы, очень похожие, потому что, с одной стороны, изменение в Налоговом кодексе и торговые сборы с предпринимателей, и у Путина есть возможность просто вмешаться и остановить, чтобы этот закон не был принят, соответственно, предприниматели не самоуничтожились. Другая история – с московскими врачами. Здесь возможно, как вы считаете, одним указом, распоряжением остановить этот процесс и тем самым решить проблему, или процесс уже так глубоко запущен, оптимизация, что этого будет недостаточно?

Демичева: Я думаю, что сейчас в силах руководителя государства сказать стоп, сказать стоп реформе, чтобы остановиться на том шаге, занесенная нога буквально в воздухе, на котором мы находимся сегодня, и провести работу над ошибками, проанализировать, что мы сделали, что удалось сделать хорошо. Ведь есть определенные плюсы, реформа же была нужна, никто же не говорил, что реформу мы не ждали, мы ее не желали. Мы хотели эту реформу, но не в том виде, в котором она находится. Если мы сейчас проанализируем, как она проводилась, как ее готовили, на основании какой аналитики ее планировали, верно ли это было сделано, вообще возникают вопросы, кто планировал.

У меня, например, очень большой вопрос в отношении того, согласована была ли эта реформа, а я же знаю ответ, я думаю, что ответ был отрицательный, с пациентскими сообществами. Любая цивилизованная страна выстраивает свою систему здравоохранения, как пациентоцентрическую. То есть в интересах пациента проводятся реформы, а значит, президент должен сказать, чего он ждет в плане улучшения качества и доступности медицинской помощи. Какие сообщества привлекались? Где прозрачность этой реформы? Мы же понятия не имеем о том, что будет делаться завтра, и мы не имеем четкого представления о той дорожной карте, которая реализуется на сегодняшний день. Обрывки информации, куски, как тот кусок информации, всколыхнувший медицинское сообщество и пациентское о том, что 28 клиник Москвы в одночасье исчезнет.

Макеева: В конце месяца планируются крупные митинги, я не ожидала, что крупные, может, сейчас что-то изменится. Вы уже участвовали в одном из митингов. Вы планируете принимать участие в этих митингах или вы, услышав все эти новости отрадные для московского медицинского сообщества и пациентского тоже, рассчитываете, что власть с этим сама разберется?

Демичева: Митинг, который состоялся 2 ноября, собрал более 6 тысяч человек. Это довольно много для митинга медицинского. Правда?

Макеева: Конечно.

Демичева: Причем там порядка 30% были пациенты, они и организовали этот митинг и пришли вместе со своими врачами. От нашей больницы только пришла колонна 200 человек врачей и пациентов. Мы шли все вместе от свой клиники, это что-то да значит. Понимаете, резолюция, которая была принята этим митингом, обсужденная на митинге, согласованная с участниками митинга, проголосованная открыто на митинге, она ведь опубликована. Она передана в департамент здравоохранения города Москвы, она передана в мэрию Москвы, и она нее нет ответа, и нет ничего, помимо тех слов, что сейчас зазвучали на встречах. Нам не нужны слова, нам нужны дела.

Если за эти оставшиеся две недели руководитель государства или мэр Москвы скажет «стоп, реформа в городе Москве», я предполагаю, что митинг не будет многолюдным, если вообще он будет, потому что это будет выполнено главное требование митинга от 2 ноября. Соответственно, можно садиться за стол эффективных переговоров и решать проблемы. 

Фото: Коммерсантъ

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.