Экономист Антон Табах: Сейчас нехватка рублей. ЦБ зажал все, что мог

23 декабря 2014 Мария Макеева
14 459 2

Официальный курс доллара США, установленный Центробанком на 24 декабря, составил 54 рубля 56 копеек, курс евро – 66 рублей 75 копеек. Рост рубля эксперты «Интерфакса» связывают с коррекцией, которая продолжается после рекордного взлёта валют недельной давности. Коррекция, в свою очередь, связана с приостановкой падения мировых цен нефти, а также с мерами ЦБ и правительства по противодействию падению рубля, принятыми на прошлой неделе. Рубль еще вчера сильно укрепился — по мнению экспертов, за счет продаж экспортной выручки. Газета «Коммерсант» добавляет к этому, что ведущим госкомпаниям экспортерам в ближайшие два месяца придется по указанию правительства продать большую часть накопленной валюты, обеспечив поступление на рынок около миллиарда долларов в день. Обсудили эту тему с директором по региональным рейтингам агентства RusRating Антоном Табахом.

Макеева: Антон, то есть не правы были те, кто бешено закупался валютой и не подождал несколько дней? Например, это была некая аномалия, черные дни позади, а сейчас все более-менее возвращается на свои места?

Табах: Краткосрочные закупки валюты – дело вообще крайне неблагодарное. И угадывание курса – это во многом близкое даже не к прогнозу погоды, а к астрологии. На прошлой неделе мы имели полноценную панику на фоне реального кризиса на межбанковском рынке и на фоне больших проблем с управлением валютным курсом. При помощи пожарных мер температуру сбили, давление сбили. Соответственно, когда сбивают температуру, то она лихорадочно падает до почти покойницкой, когда сбивают давление, то из гипертонического криза можем выйти в предсмертное состояние в плане давления.

Я говорю в данном случае не о том, что все совсем плохо, а о том, что сейчас проводятся целительные меры, которые приводят к большим сдвигам на рынке. Соответственно, сейчас наблюдается нехватка рублей, Центральный банк зажал все, что мог. Плюс к этому добровольно-принудительная продажа валютной выручки госкомпаниями объявлена. Пройден пик платежей по внешнему долгу, более того, банкам и Центральному банку, тут редкий случай - сошлись интересы, выгодно, чтобы к концу года курс рубля был как можно выше для того, чтобы не слишком сильно переоценивать потери, которые произошли бы, если бы курс оставался или продолжал падать. Поэтому сейчас сошлись силы, которые, грубо говоря, есть ресурсы и есть силы, которые будут гнать рубль вверх в ближайшее время.

А вот что будет в первом квартале – вопрос более спорный, потому что, естественно, любые добровольные меры из них тоже будут находиться исключения. Добровольность  и принудительность – дело сомнительное, у госкомпаний большие выплаты начинаются уже в феврале, когда придется не столько продавать валюту, сколько пускать ее на внешний долг. Финансовые подразделения достаточно креативны, чтобы обеспечить приток валюты в обратную сторону. Поэтому я бы не рассчитывал, что без стабилизации и повышения цен на нефть, опять же прогнозирование цены на нефть – дело крайне неблагодарное, что рубль стабилизировался. Скорее, мы наблюдаем за вызванным весьма сильными мерами откатом назад, а в первом квартале мы увидим картину, которая больше будет базироваться на фундаментальных вещах.

Макеева: Что касается добровольно-принудительных усилий «Газпрома», «Роснефти», «Алроса», «Зарубежнефти», производителей бриллиантов смоленского ПО «Кристалл», то как надолго хватит их усилий, до февраля это все?

Табах: Это опять же неблагодарное дело, потому что график платежей и график поступления доходов от нефти и так далее весьма неравномерен, но можно сказать так, что следующее нарастание платежей по внешнему долгу у компаний начинается где-то с середины февраля. Поэтому до этого некая передышка на фундаментальных факторах,  а дальше будет видно.

Макеева: Буквально минут за пять до начала этого эфира по каналам информагентств, в частности «Интерфакс» передал, что Standard & Poor's поместила рейтинги России на пересмотр с негативным прогнозом. Они что-то знают, что мы – нет?

Табах: Негативный прогноз был достаточно давно. Вообще говоря, к российским коллегам Standard & Poor's относится мой работодатель, они достаточно осторожны и стараются действовать в интересах своих клиентов, то бишь инвесторов.

Макеева: Это сейчас важно?

Табах: Это не является важной краткосрочной проблемой, но это является важной среднесрочной и долгосрочной, потому что уровень кредитного рейтинга S&P сейчас, его кредитный рейтинг находится на грани. Если у остальных компаний есть определенный запас, я имею в виду у международной глобальной большой тройки, то у S&P российский рейтинг находится на границе между инвестиционным и спекулятивным. Соответственно, если Россия вылетит из инвестиционной категории в спекулятивную, то это значит, что многие инвестфонды не смогут покупать российские обязательства в тех же объемах, что и раньше, будут вынуждены их продавать, повышая стоимость заимствований. Соответственно, будет ограничена возможность для новых займов за границей для российских компаний и банков, потому что рейтинг страны является потолком рейтинга для компании внутри страны.

Следует отметить, что из-за санкций рынок для большинства компаний и так закрыт, но это не значит, что те, кто мог бы, грубо говоря, выход на рынок международный будет медленнее, утечка капитала не будет компенсироваться его притоком. Соответственно, у компаний, Центрального банка и правительства будет меньше ресурса для того, чтобы заливать пожары в банковском секторе.

Макеева: По поводу ситуации вокруг банка «Траст». Это, правда, вчерашняя новость, которая сегодня не имела более негативного развития. Это какое-то свидетельство последствия последних событий всех или это какая-то давняя история?

Табах: Это сочетание накопленных проблем в российском банковском секторе, а именно нехватки капитала и, скажем так, большого количества связанных кредитов, сейчас Центральный банк разбирается с «Трастом», и краткосрочных проблем с ликвидностью. Нельзя сказать, что «Траст» обанкротился, банк не лопнул. Более того, его вовремя взяли под контроль и сейчас будут санировать, хотя при помощи средств Центрального банка.

В данном случае здоровый банк столкнулся с проблемами с текущей ликвидностью. Но при этом есть банки значительно менее здоровые. И то, что банк достаточно крупный подсел на последних скачках, показывает уровень качества управления рисками. Поэтому важно понимать, что, помимо головной боли с валютой, сейчас основная головная боль у Центрального банка и правительства - это банковская система. 

Комментарии (0)

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски

Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера