МАКЕЕВА. Крым няш, Макдональдс мяш и армия госчиновников

Макеева
14 апреля 2014
Поддержать программу
Поделиться
Часть 1 (15:04)
Часть 2 (19:23)
Часть 3 (04:34)

Комментарии

Скрыть

Крым официально стал российским регионом, крымские чиновники скоро поедут на стажировки в Москву, владельцы крымских гостиниц готовы принимать гостей у себя, 62 процента россиян готовы продолжать поддерживать Крым – но путём поддержки призыва закрыть Макдональдсы по всем российским регионам.

В субботу вступила в действие Конституция Крыма, закрепившая полуостров в составе России. Происходило это на фоне распространения сообщений о распространении по востоку Украины людей, которых теперь уже называют не неизвестными в военной форме, похожей на российскую, а «вежливыми людьми» (по выражению, впервые употреблённому одним крымским журналистом) и/или «зелёными человечками», способствующими захвату административных зданий и целых городов.

Накануне Дмитрий Киселёв, заявления которого стали чем-то вроде отсутствующих сводок от официального информбюро – если правильно протрактовать, то появится хоть какая-то ясность, - так вот из сделанных накануне заявлений российского телеведущего Дмитрия Киселёва стало ясно, на что может быть направлена данная бурная активность на востоке Украины: мол, сохранить страну можно лишь с новой конструкцией - той, что жизнеспособна, и называется «федерация».

То есть тут опять аналогия с грузинской войной 2008-го года. В случае с востоком Украины сейчас это может быть что-то вроде той, памятной операции по принуждению к миру – только в данном случае «по принуждению к федерализации». Обозреватель Эха Москвы, Илья Азар, продолжающий своё большое украинское путешествие, приводит в последнем блоге слова одного из граждан на блокпостах на въезде в город Славянск: мол, ждём подмоги из Луганска и из Крыма. Тем временем, в самом Крыму ждут поддержки со стороны России.

Крымский министр туризма Елена Юрченко объявила на минувшей неделе, что Симферополь стал самым популярным направлением авиаперелётов россиян на майские праздники (продажи авиабилетов в Крым в первую неделю апреля выросли более, чем в 6 раз по сравнению с тем же периодом прошлого года). Почувствовали ли нашу любовь занятые в туристическом бизнесе жители Крыма. Это попытался выяснить мой коллега Дмитрий Еловский. 

Любопытный опрос провёл сегодня рекрутинговый портал Superjob. Точнее, результаты любопытные: посетителей сайта, которые заходят на него, чтобы найти либо работу, либо сотрудников (по всей России), спрашивали, как они относятся к предложению Жириновского перезакрывать все «Макдональдсы» в регионах – так, как это уже сделали в Крыму. Так представьте – две трети высказались «за». И отвечали: да-да, пусть закрывают, и пусть лучше будут пельменные, блинные и пирожковые.

Что же, 62 процента россиян за то, чтобы закрыть «Макдональдс» в РФ – тех самых россиян, которые вообще-то и составили шумный коммерческий успех этой закусочной. От чего же, дорогие россияне, вы ещё готовы отказаться в знак солидарности с Крымом?

Мария Макеева обсудила процесс перековки крымских чиновников в российских с руководителем профильной рабочей группы РАНХиГС Игорем Кокиным. Высказались и крымчане.

Макеева: Чиновники Крыма, которые будут исполнять федеральные функции, должны пройти стажировку и переподготовку в Москве, нужно провести соответствующую работу. Работа такая, впрочем, уже начата, да?

Кокин: Да.

Макеева: Был целый этап подготовки крымских чиновников, расскажите, как это было, в каком городе, какие впечатления.

Кокин: На позапрошлой неделе у нас было большое мероприятие, обучающий семинар первый, потому что по разным подсчетам, от восьми до двенадцати тысяч чиновников федеральных, региональных и местных предстоит обучить. В первый этап мы собрали региональных чиновников – это Совмин, Верховный совет, крупные районные администрации и проводили обучение. Двухдневный семинар у нас был. Очень много интересных вопросов возникало на всяких контрастах с законодательством Украины.

Макеева: Например? Приведите пример, какие контрасты, действительно так ли все отличается.

Кокин: Сильно, не сильно, но отличается, и существенно. Не хочу ничего сказать о законодательстве Украины, а то обвинят, что мы ругаем их законодательство, но если послушать того же господина Яценюка, он на прошлой неделе сам сказал, что государственная администрация и областные районы – это анахронизм, от которого надо отказываться. У них до сих пор они существуют в Украине и в Крыму, они фактически полностью контролировали деятельность местных органов власти.

Кстати, почему Верховный совет так настойчиво требовал парламентской республики. Этот жесткий достаточно контроль подвиг на такие мысли. Очень сильно  отличается структура органов власти. Например, у них нет разделения, унитарное государство, у них нет разделения на… Подошел ко мне руководитель службы, который занимается охраной памятников, и говорит: «А у нас нет памятников местного и регионального значения, у нас все памятники в едином реестре». В РФ это немножко не так – у нас есть памятники федерального значения, регионального, местного. Это придется делить, соответственно, распределять полномочия.

Макеева: То есть еще непонятно как, вы еще не знаете, какие памятники Крыма будут федеральные или нет, а он, может быть, сразу быстренько рассказал: «Я предлагаю то-то внести в этот реестр»…

Кокин: Они думают, какие памятники федеральные будут, какие региональные. Вообще на самом деле вопрос с имуществом Крыма очень интересен, потому что Республика Крым, если исходить де-юре, вошла с состав РФ как независимое государство, процедура была такая. Соответственно, все имущество, которое было на территории Республики Крым, принадлежит на сегодня Республике Крым. И федерация попала в ситуацию, когда она будет получать имущество, и Республика Крым будет выделять федеральное и муниципальное местное имущество. То есть там с имуществом будут большие вопросы. Вот памятники придется делить, придется делить полномочия.

По полномочиям очень серьезные разногласия. Например, так как это унитарное государство, очень урезан круг полномочий местных органов власти. Например, местные органы власти, имеется в виду муниципалитеты, поселки, города не имели право решать вопросы строительства, разрешение на строительство давала только государственная администрация, это была исключительно компетенция специального органа. Соответственно, сейчас эти полномочия придется передавать на низовой уровень, что проблематично. Очень много всяких отличий чисто управленческих. Ну и, конечно, Конституция. 20 лет Крым жил в условиях унитарного государства. В ходе обучения мне был задан вопрос: «Вот мы сейчас разработаем проект Конституции. Кому мы его должны отправлять на утверждение в Москву?».

Макеева: А что, никому?

Кокин: Де-юре нет. Де-факто прошедшие дни показали, что Конституция Республики Крым принята, но, конечно, работать над этой Конституцией надо еще очень много. Хотя, надо сказать, что в наших субъектах федерации я не знаю ни одного субъекта, который бы над своим уставом и Конституцией не продолжал работать, и не вносил изменения, и не обжаловались какие-то нормы. Я много рассказывал работникам Совмина и Верховного совета всяких историй конституционных из практики конституционного законодательства российского, в том числе решение конституционных судов.

Я, например, им рассказал, язык – это очень болезненная тема в Крыму, сейчас в Республике Крым закреплено три государственных языка. И когда встал вопрос по языкам, я им рассказал одну историю, которая несколько лет назад случилась.  Конституционный суд рассматривал эту историю, когда в Республике Татарстан приняли закон региональный, в котором написали, что ученики в школах изучают два государственных языка – русский и татарский в равном объеме.

Макеева: И девочка судилась с требованием, чтобы сдавать ЕГЭ на татарском языке.

Кокин: Судился родитель, который посчитал, что нарушены права его ребенка, что заставили учить татарский язык. Но Конституционный суд сказал, что это соответствует Конституции РФ, если в Конституции субъекта федерации закреплены два языка.

Макеева: Подождите, я знаю другую историю, где не разрешили сдавать ЕГЭ в итоге на татарском языке.

Кокин: Не разрешили, да. А это была история раньше, и суд сказал, что да, два языка, поэтому субъект федерации вправе установить определенное количество. Так что много всяких интересных историй и различий. Есть различия. Когда у меня недавно брали интервью, я сказал, что достаточно архаично, попробую употребить это слова, на мой взгляд, законодательство по сравнению с российским в Украине.

Макеева: Вы рассматриваете федерализацию как что-то более прогрессивное, недели унитарное государство?

Кокин: Нет. Дело даже не в том, прогрессивное или непрогрессивное, просто федерация дает больше полномочий субъектам в части правового регулирования, у них просто нет законов Крыма, даже не в этом дело. Дело в том, что …

Макеева: То есть вы поехали в Крым, рассказали, что они теперь свободны, вольны ни с кем ничего не согласовывать.

Кокин: Что они свободны, что есть нормы Конституции РФ, которые закрепляют компетенцию РФ, есть предмет совместного ведения, по которым да, у нас и с другими субъектами РФ возникают вопросы по разграничению этих предметов совместного ведения. Есть предметы ведения субъекта, по которым они полностью самостоятельны. В нашей стране в этом смысле достаточно много примеров.

Макеева: Вот этот первый этап обучения, как это происходило? Какое количество людей? Это же огромное количество людей, чиновников много и в Крыму, предположу, много. С каким количеством вам довелось пообщаться? Сколько, кстати, чиновников в Крыму?

Кокин: Сложный вопрос вы задаете. По поводу, сколько учили. Учили, могу сказать точно, потому что два дня люди ходили, это был большой зал Совмина, это было 270 человек.

Макеева: Это в Симферополе было?

Кокин: Это было в Симферополе. В основном, руководители районных государственных администраций, субъектов федерации. Сколько вообще – цифра весьма проблематичная, потому что на сегодня в Крыму меняется структура региональной власти, соответственно, какие будут ведомства, департаменты, не очень понятно. Совершенно не определена структура органов местного самоуправления…

Макеева: Одну секундочку, я буду дополнительно вопросы задавать. А определенно можно ли понять уже, чиновников будет больше, чем было раньше, или меньше? Аксенов говорит, что будут сокращать. Они справляться с сокращенным составом?

Кокин: Это тоже интересно. Насчет меньше или больше, 30 с чем-то районов и еще сколько-то там десятков муниципалитетов. Конечно, у них будет меньше. То, что сейчас прорабатывается, отрабатывается, у них будет меньше муниципалитетов, соответственно, меньше чиновников. Понимаете, очень сложно сравнивать. У них, например, сегодня есть районные и областные государственные администрации, которые государственные служащие, которых не будет. Будут структуры региональные только в Симферополе. Соответственно, местные структуры будут несколько иначе.

Макеева: Что касается местного самоуправления, это интересный вопрос. И в случае с Крымом есть особенности.

Кокин: Есть особенности, да. Мы с ними обсуждали эти темы. Например, когда мне показали ту предлагаемую структуру органов местного самоуправления, которое первое, я обратил внимание депутатов Верховного совета, что они предлагают в состав городских округов включить города. Например, Ялтинский городской округ, рядом с Ялтой город Алупка, вот ее включить в состав городского округа Ялта, что абсолютно противоречит российскому законодательству, которое запрещает в состав городского поселения включать другое городское поселение. Там есть очень много поселков городского типа, которые тоже не могут быть включены в состав городских округов, хотя являются прилегающей территорией. То есть с этим тоже что-то придется делать с административно-территориальным устройством. Очень много вопросов территориально-национальных. Вы понимаете, что Бахчисарай и так далее…

Макеева: Совершенно верно, районы компактного проживания, плюс вопрос самозахвата земель. Это широкая и историческая не то, чтобы проблема, но вопрос.

Кокин: Давнишняя.

Макеева: Потому что таким образом возвращали себе землю.

Кокин: И вот, когда мы обсуждали, я им сказал, что, конечно, наскоком устанавливать границы муниципалитетов, наверное, сегодня не стоит, потому что это уже во многих субъектах уже существующих в РФ породило проблемы. У нас с 2003 года идет то процесс создания муниципалитетов, то процесс укрупнения муниципалитетов, что надо было создавать, а сейчас мы укрупняем. Чтобы этого не произошло, мне кажется, что прислушались, и они не торопятся сейчас с муниципальной реформой, пытаясь обсуждать это с разными группами, категориями.

Макеева: А вы встречались с представителями крымских татар?

Кокин: С представителями крымских татар мы не встречались, были депутаты, которые представляют крымских татар в Верховном совете, но с представителями мы не встречались – просто такая задача не стояла.

Макеева: Но если депутаты, которые представляют крымских татар, то, наверное, они…

Кокин: Они просто участвовали в обучении, некоторые участвовали в обучении. Опять же очень своеобразная система, и много чего предстоит сделать. Поэтому сегодня численность определить очень сложно, цифры колеблются, а потом по федеральным органам. В федеральных структурах у нас достаточно много, в том числе и территориальных, Федеральная миграционная служба, налоговая служба на местах, те, которые прямо очень нужны, Роспотребнадзор. У нас летний сезон начинается, много всяких вопросов возникает, надо службы создавать.

Макеева: А в Крыму не было своей санитарной службы? Разве такое возможно?

Кокин: У них была санитарная служба, но понимаете, в чем дело, для того, чтобы принять человека на службу в государственный федеральный орган, необходимо, чтобы он прошел экзамен, тестирование, прошел обучение. Поэтому наша сейчас задача провести такое обучение первоначальное.

Макеева: А у всех этих людей 270 человек есть уже российские паспорта? Они не могут быть украинцами?

Кокин: Не у всех, они получали как раз в процессе. Большая часть чиновников сегодня российские паспорта получила.

Макеева: А насколько это было массово для госслужащих, для работников органов местного самоуправления? Были такие люди, которые не захотели это делать, переехали, не переехали, просто оставили эту работу? Или это вообще даже не оговаривалось, все получили российские паспорта и пошли служить другому государству?

Кокин: Не все получили российские паспорта. Служащие, насколько я понимаю, из тех, кто был на обучении, все рассчитывают поступить на службу, учиться и получить паспорта. Многие говорили, что мы пытались подавать заявки, подавали заявки, чтобы в первую очередь, потому что продолжать работать надо. Потому что  гражданин не РФ руководит муниципалитетом – это странно. По чиновникам я таких случаев не слышал, чтобы отказывались.

Макеева: Я прочитала кратко не то чтобы самоотчет академии, а такую выжимку. Там  после первого этапа переподготовки такой пункт меня заинтересовал - «государственное управление и антикоррупционное законодательство РФ», то есть было выделено как отдельный пункт обучения. Насколько в этом смысле российское законодательство жестче, мягче, просто другое? Это было отдельным прям таким вопросом?

Кокин: Что значит российское законодательство? Перед академией было поставлена очень жесткая задача – в течение сжатого времени дать базовые основы. И правительство в лице Минтруда поставило базовую задачу. Первое – это базовые вещи Конституции РФ, федеративное устройство, полномочия, права. Второе – это законодательство о госслужбе. И третье – это антикоррупционное законодательство, которому уделяется очень большое внимание сейчас. И в основном по этим темам шел разговор.

Я настаивал, предлагал, и правительство согласилось, чтобы мы включили еще вопросы, связанные с организацией местного самоуправления, учили мы муниципальных служащих, потому что изначально разговор был только о федеральных, региональных. Потом со мной согласились, и в правительстве, насколько я знаю, Дмитрий Николаевич Козак дал поручение обучать, в том числе и муниципальных служащих, включить темы, связанные с муниципальной службой, с основами местного самоуправления в этот жесткий объем обучения. Конечно, это базовые обучения, конечно, специалисты того же ФМС будут учить свои какие-то нормы, но это чуть позже.

На следующей неделе мы планируем продолжить обучение несколькими потоками, пока был только Симферополь. На следующей неделе мы планируем Севастополь и несколько групп обучить до майских праздников. Посмотрим, как это будет в процессе развиваться.

Макеева: Путин сказал, что нужно, чтобы приезжали в Москву. Получается, это же такая армия, или это только руководители, только 270 человек захлопали в ладоши: «В Москву!»?

Кокин: На самом деле, когда вопрос обучения крымских чиновников обсуждался, мы предлагали, в том числе я писал записку, что без стажировок, причем двусторонних, и специалистов Крыма у нас, в России, и специалистов российских регионов в Крыму, мы, наверное, не обойдемся, потому что очень сложно переключаться с одного законодательства, если ты вырос в нем, на другое. Поэтому стажировки, наверное, будут, но вряд ли в Москву привезут большое количество Крыма.

Макеева: А почему только в Москву? В других регионах существуют такие возможности для обучения?

Кокин: Нет, я думаю, что и в другие регионы. Вы же в курсе, что у нас Минрегион распределил все города Крыма между субъектами федерации. Можно на сайте Минрегиона посмотреть закрепления.

Макеева: Эти города-побратимы принудительно?

Кокин: Типа побратимы, подшефные.

Макеева: Вы, может быть, даже помните, чей Симферополь?

Кокин: Симферополь – это, по-моему, Санкт-Петербург, Севастополь – Москва. Но там разные субъекты федерации, распределили разные населенные пункты.

Макеева: Это занятно. По-моему, никогда такого не бывало, я такого не припомню, да и вообще вся история небывалая.

Кокин: Да, мы вообще таким не занимались. Когда в состав государства входит субъект, который уже существовал в другом государстве, с другим законодательством, с другими механизмами правовыми, это, конечно, все впервые, все очень новое.

Макеева: И самый главный вопрос – зарплаты им уже российские платят, как российским чиновникам?

Кокин: На позапрошлой неделе, когда мы были в Крыму, кругом ходила гривна. И таксист на вопрос «А можно в рублях?», начинал долго думать и говорил: «Вы знаете, я не понимаю, сколько это». В магазинах уже ценники были в рублях и в гривнах. Пенсию начали выдавать в рублях. На прошлой неделе, насколько я знаю, зарплаты начали выдавать в рублях.

Макеева: Я имела в виду немножко другое. Я думаю, что украинские чиновники и российские по-разному получают.

Кокин: Да, конечно. Заработная плата разная, разный порядок формирования зарплат, разные надбавки. Есть общие вещи – выслуга лет, но, конечно, оклады разные. Да и вообще зарплаты разные, потому что…

Макеева: А это будет учитываться, сколько лет работал на Украину? Выслуга лет по-прежнему будет учитываться?

Кокин: Да, выслуга лет будет учитываться, и будет учитываться образование. По этому поводу соответствующее решение уже готовится.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.