Лидер «Синих ведёрок»: 400 миллионов потратят на пиар платных парковок, а платит по-прежнему только каждый десятый

Макеева
19 ноября 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Мария Макеева
Теги:
Москва

Комментарии

Скрыть

Петр Шкуматов, лидер движения «Общество синих ведерок» объясняет, кто дал Максиму Ликсутову задание избавить Москву от пробок к 2015 году и что из этого получится.

Куда на самом деле пойдут деньги от платных парковок:

Быть против платной парковки – это как быть против платного молотка. То есть, что вы имеете против молотка? Наверное, ничего, если им забивать гвозди и использовать по назначению. Так вот платная парковка – это такой же инструмент как молоток, пила, лестница, стремянка. То есть, если их использовать там, где они нужны, так, как они должны работать, то в этом случае никаких вопросов к платным парковкам не возникает и не может возникнуть. Ведь многие из нас пользовались и наземными и подземными паркингами платными, ни у кого аллергии не вызывает заплатить какую-то сумму денег за то, чтобы поставить свой автомобиль, когда он находится под охраной, в теплом месте, в общем, когда тебе предоставляют какую-то услугу.

В случае с Москвой платные парковки используются не как услуга, они используются правительством Москвы как инструмент решения проблемы пробок. То есть получается так, что вместо того, чтобы использовать молоток по назначению, они бегают и пытаются ударить автомобилистов по голове. Задумка там очень простая. Они считают, что если запретить парковку в центре города, то в центр будет ездить меньше машин, соответственно, у этих машин будет либо короче путь, либо они вообще не выйдут на дороги. В результате движение станет легче, в смысле пробок станет меньше.

Макеева: Так, наверное, и будет, нет?

Шкуматов: Нет, так не будет. Количество дорог в Москве на квадратный километр самое низкое вообще среди всех столиц мира и среди всех более-менее больших городов Европы. При этом по этому показателю мы отстаем от городов, где проблемы пробок нет, в 3-5 раз. Если взять для сравнения Токио, то в 7 раз отстаем. Решение простое – надо строить дороги, точнее, не просто строить дороги ради строительства дорог, а строить дороги опережающими или хотя бы адекватными темпами росту автомобилизации и росту количества жителей в столичном регионе.

Макеева: Строить дороги в центре Москвы, наверное, это невозможно. В центре Москвы парковки платные – это неизбежная мера. Как вы считаете, почему такая спешка? Мне представляется, что если бы людям дали немножко привыкнуть, вот теперь мы живем так, и не полгода, не пять месяцев бы прошло, как уже расширяют до Садового, а тут повышают плату, планы до Третьего расширять, что вообще как-то странно. Почему они так торопятся?

Шкуматов: Ходят слухи, что контрольная точка у Максима Станиславовича Ликсутова будет примерно в 2015 году. Именно тогда его старшие товарищи, которые его туда и привели, будут оценивать его деятельность на посту сначала руководителя департамента транспорта, а потом уже и заместителя мэра.

Макеева: Может быть, вы даже знаете, что за старшие товарищи покровительствуют Максиму Ликсутову?

Шкуматов: Ходят слухи. Зачем слухи распространять?

Макеева: Это федеральные?

Шкуматов: Это федеральные, да.

Макеева: То есть они им дали срок, получается, это вообще никому не удавалось решить, а тут за два года сделать?

Шкуматов: Ну, не за два, а за три-четыре года. Но в любом случае у него действительно горят сроки, он, как старательный менеджер, старательный руководитель всячески пытается выполнить поставленную перед ним задачу.

Макеева: Нельзя сказать, что он не идет на контакт с жителями. Вот вчера он отважно встречался с весьма рассерженными людьми.

Шкуматов: А толку?

Макеева: Он сделал два значимых заявления, одно – печальное для жителей, а второе – отрадное. Печальное звучит так: вопрос о платных парковках не требует референдума, это делается в интересах всего города. То есть, если город заменить жителями, то получится белиберда. В интересах города звучит как в интересах государства. Есть и отрадное заявление. Он сказал, что машинам с московскими номерами могут разрешить парковаться даже в центре бесплатно, но только в выходные дни. Получается, контакт-то есть, есть понимание конъюнктуры.

Шкуматов: Нет. Они делают два шага вперед, а потом на полшажка отступают, в итоге в профите остаются на полтора шага. После того, как скандалы пошли, как вы думаете, какая была реакция? Увеличение пиар-бюджета. То есть они сейчас увеличили расходы на пиар платных парковок, на рекламу, пропаганду еще в разы, кажется. Получается так, что они на рекламу тратят больше денег, чем стоит сам товар.

Макеева: Вам известно, о каких суммах идет речь?

Шкуматов: Если мне не изменяет память, около 400 миллионов рублей они хотят на это потратить.  

Макеева: То есть пока не окупилось 160 миллионов на платную парковку?

Шкуматов: Нет. Там цель другая, там цель, скорее всего, не заработать на этих платных парковках, как некоторые люди предполагают, а цель – решить действительно проблему пробок в Москве за счет такого легкого геноцида автомобилистов.

Макеева: Это у значительной части населения, в том числе и у жителей Москвы, вызовет вполне приветственные ощущения.

Шкуматов: Дело в том, что с сумками в субботу, с 20 сумками, уже пешком не пойдете.

Макеева: У кого нет машины, тот и пойдет.

Шкуматов: В Москве сейчас сложилась такая ситуация, что практически у каждого домохозяйства, в каждой квартире есть одна машина. Это статистика.

Макеева: Я думаю, что это очень усредненно. Прям вижу, как жители в регионах: ах, в Москве у каждого машина есть! Это неправда.

Шкуматов: На самом деле, это правда. В Екатеринбурге еще больше машин, чтобы вы понимали.

Макеева: В Екатеринбурге, кстати, очень приветствуют идею сделать платную парковку.

Шкуматов: Я только что оттуда вернулся, никто там не приветствует.

Макеева: Опросы показывают, что прям все ждут этого. 42% - «за», последний опрос я видела.

Шкуматов: В Москве тоже делали опросы по поводу платной парковки. Там чуть ли не 80% или 70% - «за», но что-то я не наблюдаю этих людей на улицах города. Зато пока я к вам приехал, я имел честь наблюдать огромное количество машин с заклеенными, завешенными бумажками номерами. То есть ничего не меняется.

Макеева: Это все и так можно, можно и с другой стороны посмотреть. Если дать это как тему для обсуждения в Твиттере, что я сегодня утром и сделала, то люди делятся ровно напополам: кто-то очень за, кто-то очень против. Меня очень интересует Третье кольцо, следующий шаг, Садовое – это уже данность, надо смириться и ждать декабря. А до Третьего кольца зачем расширять зону платной парковки? Как это может обосновать Максим Ликсутов даже тем, кто ждет от него результатов контрольной работы?

Шкуматов: Все довольно просто. 75% рабочих мест сосредоточено в пределах Третьего транспортного кольца.

Макеева: Это же огромная территория, там полно места. Есть ли нужда там делать платную парковку?

Шкуматов: Нет, слушайте, это такая же нужда, как из Пятницкой улицы делать пешеходную улицу. Основная задача Максима Станиславовича – лишить автомобилистов мотива и возможности ездить на работу или вообще в центр на личном автотранспорте.

Макеева: Центр – это сейчас, а Третье транспортное кольцо – это уже не центр. Это обширная территория, какой центр? Это уже все.

Шкуматов: Да, все верно.

Макеева: То есть нужно лишить мотива ездить на машине в принципе?

Шкуматов: Где-нибудь около МКАДа люди будут ездить, за МКАДом, где-то там, далеко.

Макеева: А если люди будут охотно платить и не видеть никакого скандала по поводу Третьего кольца, где у нас…

Шкуматов: Люди не платят. Вчера состоялась встреча Ликсутова с экспертами, я там присутствовал. Была озвучена статистика, что в сутки парковочное место стоит оплаченным всего лишь два часа, то есть это меньше 10% времени. Все остальное там либо стоят люди, которые не платят, и я таких людей поддерживаю, либо там стоят машины местных жителей, либо стоят чиновники, которые тоже не очень хотят платить. То есть в реальности платные парковки не так много денег собирают.

Макеева: Эта статистика была озвучена представителем департаментом транспорта?

Шкуматов: Это самим Максимом Ликсутовым была озвучена статистика. Я его переспросил, верная ли цифра, он сказал: «Верная».

Макеева: То есть пиар-кампания нужна для того, чтобы людей все-таки уговорить платить. Я по наивности полагала, что внутри Бульварного кольца худо-бедно стали платить, это не так?

Шкуматов: Нет, это не так.

Макеева: Просто где вероятность того, что в итоге нам не расширят платную парковку просто до МКАДа и въезд туда станет платным, все как бы очень хорошо?

Шкуматов: Я расскажу такие слухи, у меня нет подтверждения, но ходят слухи, что департамент транспорта готовит схему для жителей Москвы, когда парковка во дворах станет платной. Дело даже не в границах МКАДа на улично-дорожной сети, а основная цель Максима Станиславовича – сделать парковку во дворах платной. Если вы хотите, чтобы у вас машина стояла во дворе под окнами – платите.

Макеева: А как насчет того, что придомовая территория принадлежит не Максиму Станиславовичу, а жителям дома?  

Шкуматов: Если ТСЖ, пусть ТСЖ сам решает. А если это дом не ТСЖ, то в этом случае за нас решит Максим Станиславович.

Макеева: Мы обратились к Максиму Ликсутову с запросом, приглашением прийти на программу и ответить на эти дополнительные, каждый день возникающие все новые вопросы, после встречи с Петром Шкуматовым их все больше.

Шкуматов: Это слухи.

Макеева: Я понимаю, но он их может развеять или подтвердить. Есть такой омский блогер Евгений Вдовин, он ратует за платные парковки у себя в городе, он вообще популяризатор этой идеи. Он как раз вчера опубликовал любопытный пост на эту тему. Он отмечает, конечно же, что положительных сторон у платной парковки больше: улучшение эстетического вида города, дополнительная физическая нагрузка, люди будут больше ходить пешком, улучшение экологической ситуации, экономия средств, автомобилисты будут меньше платить за эксплуатационные расходы на автомобиль, а город меньше будет платить за ремонт дорог. Прокомментируете?

Шкуматов: На самом деле, это иезуитская логика. Автомобиль используется не только для того, чтобы перевозить, извиняюсь, меня из точки А в точку Б. Автомобиль – это средство перевозки грузов, вы наверняка замечали, что в Москве трафик не заканчивается после утреннего часа пик и не прекращается после вечернего часа пик. Это огромное количество бизнесов, огромное количество компаний, которые занимаются предоставлением услуг, это люди, которые возят стремянку, гвозди, бензопилы в машинах, потому что они работают. Когда этим людям говорят: «Ребята, бросайте автомобиль и пересаживайтесь на метро», это вызывает у них только усмешку. Таких рабочих машин в городе больше 60%. То есть это машины, которые постоянно передвигаются в городе, делают они это не для того, чтобы развлекать тех людей, которые за рулем или сидят в качестве пассажиров. То есть большая часть автотранспорта, автопарка не имеет отношения к «кредитным фокусам», как любят говорить сторонники платных парковок, а имеет отношение к экономике в целом. Если сейчас вдруг у нас автомобильное движение загасить, то я думаю, что наш ВВП в обоих смыслах этого слова просто упадет, причем, на большие величины.

Макеева: Мне никогда с планами реализации платных парковок в городе не встречался план, что будут делать в итоге, чтобы как-то компенсировать автомобилистам полученные неудобства. То есть, например, постройка паркингов многоуровневых, чтобы они не по горизонтали занимали место, а по вертикали. Может быть, как-то говорилось об этом когда-нибудь?

Шкуматов: Нет. Отношения московских властей к автомобилистам сейчас такое, что нас, автомобилистов, больше, чем они посчитали, чем вынесет Боливар, нас 600 тысяч. Дороги новые строить они не хотят, жилищное строительство прекращать они не хотят. Соответственно, что остается делать? Правдами и неправдами заставить нас отказаться от автомобиля и пересесть с народом в окрещенные скотовозы. Попробуйте зайти в метрополитен, особенно Таганско-Краснопресненская линия этому показатель.

Макеева: Я живу на другой ветке, в метро я бываю. Вопрос - как это реализовать, если людям нужно переделать мозги так, чтобы они полюбили общественный транспорт опять как встарь при советской власти? На это явно больше трех лет уйдет.

Шкуматов: Конечно. Основная задача Собянина и Ликсутова – не создавать удобства для нас, а создавать максимум неудобств, не строить парковки, а наоборот, их уничтожать, не развивать дорожную сеть, а наоборот, делать ее максимально неудобной для личного автомобиля. Цель – чтобы эти 600 тысяч человек, точнее это миллион человек, 600 тысяч автомобилей, вот этот миллион человек задолбался вконец и сказал: «Я продаю свой автомобиль и пересаживаюсь на автобус, пересаживаюсь на троллейбус или пересаживаюсь в метрополитен». Но я боюсь, что это слишком оптимистичная задача, оптимистичные ожидания.

Макеева: А 600 тысяч лишних – это с учетом того транспорта, который приезжает, там бомбилы из других городов, регионов, стран.

Шкуматов: Это с учетом.

Макеева: То есть с ними ничего делать не предполагается, только с теми, кто живет здесь?

Шкуматов: Конечно, с теми, кто живет здесь, легко побороться, потому что мы здесь, нас можно взять за кое-что и потрясти. А люди, которые сюда приезжают из Дагестана, откуда угодно, попробуй до них дотянись, ищи их в горах, заставь платить штрафы. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.