«Пусть идут к своему губернатору». Представитель РЖД поспорил об отмене электричек с вологодским политиком из партии Навального в прямом эфире

25 декабря 2014 Павел Лобков
5 020 4

Может, электрички в засыпанной снегами Вологодской области не так важны, как компания UTair, которой сегодня вице-премьер Дворкович пообещал государственные гарантии, чтобы вытащить ее из долговой ямы, но угроза их полной отмены в области остается прежней.  

Губернатор Олег Кувшинников накануне заявил, что требования Северной железной дороги возместить убытки в размере 728 миллионов рублей не могут быть выполнены: в бюджете для этого предусмотрены всего 22 миллиона. Цены не обоснованы, дочерняя компания РЖД, по словам губернатора, отказывается заключать контракт, а суды не принимают к рассмотрению исков о понуждении монополиста выполнять соглашения достигнутые раньше.

Павел Лобков обсудил эту тему с Максимом Шнейдером, заместителем начальника департамента управления бизнес-блоком «Пассажирские перевозки» РЖД, и вологодским политиком Евгением Доможировым, одним из авторов расследования Навального.

Лобков: А почему так случилось в Вологодской области, почему вы выставили 780 миллионов за электрички за год в одной Вологодской области? Неужели это столько стоит? Губернатор говорит, что это не может столько стоить никогда в жизни.

Шнейдер: Цифра, озвученная, свыше 700 миллионов – это долг Вологодской области перед перевозчиком за 4 года. Схема на самом деле несложная. Заказчиком перевозок является регион, и по законодательству именно регион устанавливает тарифы и определяет, сколько электропоездов необходимо иметь в сутки. Перевозчик считает затраты и предъявляет. В рамках данной схемы работает вся страна много-много лет. Вопрос Вологодской области состоит в том, что за 4 года не то что 700 миллионов, ни копейки регион по своему заказу не оплатил. То есть заказал регион, и свой заказ не оплатил. Вот первоначальная суть вопроса. Конечно, здесь я хочу сказать спасибо Алексею, что акцентировал вот эту тему…

Лобков: Представитель «РЖД» говорит спасибо Алексею Навальному!

Шнейдер: За акцент на острой теме, потому что из 73 субъектов РФ, где осуществляются пригородные перевозки, в 23 нет никаких проблем, там регионы в полном объеме все возмещают. Те же самые расчеты, те же самые цифры принимаются, они экономически обоснованы, регион планирует затраты, выплачивает их и более того, в ряде регионов увеличивается количество перевозок.

Лобков: Ну 22 были же готовы заплатить, а вы их не взяли. Возьмите хоть 22, но не оставляйте зимой без электричек область. Есть же социальная ответственность крупных государственных компаний, в том числе и монополий, об этом говорил недавно Владимир Путин в своем послании.

Шнейдер: Павел, ОАО «РЖД» не является контрагентом во взаимоотношении между региональными органами власти и перевозчиком.

Лобков: Там «дочки» есть.

Шнейдер: Это «дочка». Но регион может взять любую пригородную компанию, он может создать свою.

Лобков: Но рельсы то все равно ваши и составы ваши.

Шнейдер: ОАО «РЖД» – это владелец инфраструктуры. Не все наши уважаемые зрители знают или понимают, что «РЖД» не является перевозчиком в пригородном сообщении.  2011 года правительство РФ приняло такое решение. Мы – инфраструктурная компания, мы предоставляем рельсы любому перевозчику, абсолютно любому. Если завтра появится вологодская пригородная компания, созданная исключительно региональной властью, мы с удовольствием обеспечим безопасный и качественный пропуск такого поезда. Тут история уходит на десятилетия назад, когда не было освоена привычка платить за заказ. При МПС, когда тарифы были дешевыми, когда электричка стоила 10 копеек, и это носило социальную функцию, все к этому привыкли.

Лобков: Да партбилет на стол положили бы и все.

Шнейдер: И это было перекрестное субсидирование, за это платили грузоперевозчики. Сегодня, раз правительство определило, что это сфера ответственности региона, то регион сам решает, сколько поездов назначить. Есть 22 миллиона – пригородная компания готова обеспечить объем, составляющий 22 миллиона, но это будет один или два поезда.

Лобков: Есть депрессивные области. Вы смотрим, что на самом деле на 50-х местах находится Вологодская область, она такая у нас не одна. Есть у них, допустим, 22 миллиона, есть у них железные дороги, построенные еще в сталинские времена, а, может быть, и в царские. Что делать таким областям сейчас, если вдруг так получилось? Теперь жесткая экономика, мы знаем, что теперь еще и кризис, и вот конец года и надо рассчитываться. Теперь это все должно рухнуть?

Шнейдер: Павел, механизм простой и губернаторам он известен – нужно запросить эти средства, если, по мнению губернатора, у него в региональном бюджете их не хватает, на сбалансированность бюджета в подаче в заявке на бюджет федеральный. Вы поразитесь, но львиная доля губернаторов этого не делает и никогда не делала.

Лобков: То есть виноват Олег Кувшинников, губернатор? Он вообще вам звонил, звонил Якунину? Знаете ли вы что-то об этом?

Шнейдер: ОАО «РЖД» ведет постоянную работу со всеми регионами. У нас к категории сложно разрешимых вопросов относится порядка 40 регионов, сейчас это уже чуть меньше 30, где оплата субсидий идет менее 50%, и с ними контакт постоянный. С точки зрения Вологодской области уже прошли решения УФАС, прошли решения судов, уже вмешивалась Федеральная служба по тарифам, которая подтвердила правильность расчета в «Северной компании». Вологодской области в данном случае следовало бы плотнее работать с федеральным бюджетом. Если для Вологодской области пригородные перевозки – приоритет, то губернатору решать, какую часть денег направлять на автобусные перевозки, на развитие автомобильных дорог или на железнодорожный транспорт. Решать ему, это его регион и его зона ответственности. Железнодорожники выполнят любой заказ.

Лобков: Евгений, что вы думаете на эти аргументы? Действительно ли губернатор Кувшинников виноват в том, что он неправильно сверстал отношения своего бюджета и федерального, и сейчас взваливает на федеральный центр, на «РЖД» ответственность, что не собрал деньги, не попросил?

Доможиров: Мы считаем, что ОАО «СППК» завышает цены на обслуживание за счет того, что берет в аренду подвижной состав у ОАО «РЖД» слишком дорого. 80% себестоимости они оценивают аренду именно подвижного состава. Даже зарплата персонала стоит всего лишь 10%. Если вы слышали, в свое время в вологодской области была самая дорогая штрафстоянка. И необоснованно завышенные тарифы позволили сверстать цену в 565 рублей в час. То есть собственник всегда может оправдать завышенную цену и завысить ее любым образом, если он это хочет. Поэтому и правительство, и мы считаем, что тарифы ОАО «СППК» и «РЖД» просто завышены.

Лобков: То есть, пользуясь кризисом, сейчас вы последние деньги выжимаете из регионов, будучи все-таки монополистом? Вы говорите, что вы не монополист, но не может Вологодская область купить себе вагоны, потому что вагоны тоже, кстати, производятся на предприятиях, которые, так или иначе, выигрывали тендер у «РЖД» и тому подобное. Мы прекрасно знаем, что очень немного компаний, которые допущены ко всему этому большому бизнесу. Получается, что можно держать высокие монопольные цены, навязывать их регионам. Богатые справляются, бедные – нет, и ваша компания торжественно объявляет: «Они – бедные, они не справились, пусть ходят пешком по снегу».

Шнейдер: Павел, они не только не завышенные, они заниженные. Что касается аренды, то в структуре затрат сама аренда именно железо электропоезда составляет в среднем 8%. То, что коллега называет 80%, речь идет о том, что там семь договоров, львиная доля – это зарплата, никакие это не 10, а общая структура там 30-35%, техническое обслуживание, ремонт и капитальный ремонт электропоезда. Сама аренда - 8%, причем она считается по остаточной стоимости, а не восстановительной. Это раз.

Второе – отвечая на вопрос коллеги, почему мы сдаем в аренду, почему бы не передать в уставный капитал, и тогда не надо платить аренду. Не надо будет платить только эти 8% и НДС, который есть. Но так как поезда, курсирующие в Вологодской области, приобретались…

Лобков: Между Вологдой и Череповцом, то есть столица и промышленность, их отменяют.

Шнейдер: Да, поезда свежие, например, 10 лет поезду, его покупали за 100 миллионов рублей, сейчас с учетом инфляции он стоит 200-300 миллионов рублей. Так вот переоценка, которая будет по решению законодательства, усугубит положение по бухгалтерскому учету, и на региональный бюджет будет возложена еще большая сумма потребностей. Эти расчеты проверены министерством финансов РФ, эти расчеты проверены Федеральной службой по тарифам. У нас было пять обращений губернаторов к «РЖД» - передайте подвижной состав в собственность, и мы с удовольствием это сделаем. «Северная компания» на 99% принадлежит «РЖД», мы это готовы сделать, если товарищ губернатор подтвердит, что после передачи он будет в полном объеме оплачивать.

Лобков: Евгений, вы согласны перенести свои митинги к дому правительства и требовать от губернатора того, чего у него потребовал Максим Шнейдер?

Доможиров: Во-первых, мы требуем не только от губернатора, мы требуем от президента и господина Якунина. Осталась не только Вологда – Череповец, гораздо важнее, что осталось огромное количество районов Вологодской области, вы сами, наверное, видели по карте, что она от одного края до другого почти тысячу километров. 260 тысяч человек остались без сообщения, эти люди, причем там, в основном, живут пенсионеры, строили в свое время эти железные дороги, они создавали на самом деле национальное богатство страны. И почему сейчас доходы от грузоперевозок должны доставаться ОАО «РЖД», а все расходы оставаться регионам, и все социальное обслуживание должно ложиться на плечи регионов? Вот нам это категорически непонятно, мы с этим не согласны.

Мы считаем, что президент должен принять жесткое решение о том, что в функциях «РЖД» в том числе должны содержаться и социальные задачи.

Шнейдер: Я здесь соглашусь с Евгением, что если…

Лобков: В критических районах ваша компания может пойти, уж коль она пояс Богородицы возит, благодатный огонь, мало профильных расходов у «РЖД». Может быть, существует и такой вариант, что в случае, когда народ бедствует, и зимой в приполярной области у нас 260 человек остаются без электричек, «РЖД» не будет ссылаться на решение арбитражных судов, комиссии по тарифам, а просто примет, как одна из крупных, системообразующих компаний, наконец, возьмет на себя системообразующую функцию?

Шнейдер: ОАО «РЖД» выполнит любое решение правительства. Я предлагаю быть все-таки в правовом поле. Заказчик у нас – регион. Если президентом страны будет принято иное решение о том, кто является заказчиком, о том, кто устанавливает тарифы, безусловно, все будут выполнять это решение.

Лобков: Я понял вас, Евгений. То есть всем – к Путину. Вам – к Путину, «РЖД» - тоже к Путину для того, чтобы Путин решил, что цены за грузоперевозки через Вологодскую область должны идти частью в бюджет Вологодской области, и тогда ваша область заплатит за электрички. Правильно ли я понял, переводя на язык простого человека?

Доможиров: На самом деле мы бы хотели еще одного от ОАО «РЖД» и от ОАО «СППК»: откройте четко структуру расходов, сколько реально платят другие регионы и сколько реально стоит себестоимость.

Шнейдер: Она у меня есть. Я вас приглашаю к себе в кабинет, я вас приглашаю на любую площадку, на телевидение, открытую. Я вам расскажу все то, что есть в Министерстве финансов, в Федеральной службе по тарифам и в вашей региональной местной энергетической комиссии. И если вы тет-а-тет поговорите с исполнителями РЭКа, пусть они сначала скажут вам свое мнение, а потом я готов к открытому диалогу. И маленькое замечание по прошлой фразе. ОАО «РЖД» не получает сверхдоходов от грузовых перевозок, «РЖД» получает только плату за инфраструктуру. Вагонную составляющую «РЖД» не получает. И я прошу эти понятия не путать. Мы не получаем эти деньги, мы работаем в рамках бюджета. И правительством РФ те 140 миллионов за 2014 год, которые «Северная компания» должна получить с Вологодской, должна заплатить часть этих денег в «РЖД», и у «РЖД» эти деньги в плане. И правительство обязывает нас эти деньги получить.

Лобков: Максим, вы можете пообещать, что свяжитесь с руководством вашей «дочки» и скажете им, чтобы в новогодние хотя бы каникулы электрички ходили?

Шнейдер: Павел, я скажу им: выполнять законодательство. Если губернатор даст гарантию или подпишет договор, то пригородная компания выполнит любой заказ, обусловленный договором по экономически обоснованным тарифам, точно так же, как и любой другой перевозчик.

Лобков: Будут ходить электрички после Нового года между Вологдой и Череповцом?

Шнейдер: Это вопрос к губернатору Олегу Кувшинникову, в данном случае все зависит от него. Мы окажем любое содействием и вместе с ним готовы опять идти в правительство для того, чтобы помочь ему решить его вопрос. Мы всегда открыты. Более того, «РЖД» всегда говорит: «Коллеги, те регионы, которые выполняют свои обязательства, в первую очередь претендуют на средства, в том числе нашей инвестпрограммы развития региона», потому что те города в Вологодской области, которые сейчас развиты и находятся вдоль железной дороги, во многом были развиты именно благодаря железке. И я с коллегой согласен. 

Комментарии (0)

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски

Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера