«Я не думал, что в судебной системе остался здравый смысл». Религиовед Фаликов о неожиданной победе «Тангейзера» над «неофитами из РПЦ»

Лобков. Вечернее шоу
11 марта 2015
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков
Теги:
Театр, РПЦ

Комментарии

Скрыть

В новосибирской постановке оперы «Тангейзер» не нашли признаков оскорбления христианских символов. Мировой суд Центрального района Новосибирска прекратил производство в  отношении режиссера Тимофея Кулябина и директора театра Бориса Мездрича в связи с отсутствием состава правонарушения. 

Напомним, что после заявления митрополита Новосибирского и Бердского Тихона в феврале было возбуждено административное дело против театральных экспериментаторов, скрестивших немецкую легенду с  историей о ранних годах Христа, известной по апокрифам. Помещение Иисуса между ног Венеры грозило режиссеру наказанием  от штрафа в сотни тысяч рублей или даже обязательными работами.

Почему суд принял доводы экспертов? Этот вопрос Павел Лобков задал религиоведу Борису Фаликову из Новосибирска.

Лобков: Борис Зиновьевич, скажите, пожалуйста, было ли для вас сюрпризом, что суд принял ваши доводы, и каковы они были? Ведь на самом деле, действительно, для человека верующего подобная постановка может показаться кощунственной, и бесовскими дрыганьями все это можно назвать.

Фаликов: Для меня решение суда и по первому, и по второму делу оказалось сюрпризом. Я не рассчитывал, что остались какие-то рудименты здравого смысла в нашей судебной системе. Что касается второго вашего вопроса, то, на мой взгляд, для по-настоящему верующего человека никакого оскорбления в постановке «Тангейзера» Кулябиным не было, потому что по-настоящему верующий человек верит в высшую реальность и не верит с такой же силой в реальность художественного вымысла. Для него онтологична реальность божественного. К вымыслу он относится соответствующим образом. И если эти две реальности путаются, то это говорит о неглубокой религиозной вере, характерной для неофитов. В общем-то, эти неофиты и протестовали против «Тангейзера», так что с религиозной грамотностью у них все чрезвычайно плохо.

Лобков: Но архиепископ Бердский и Новосибирский, под его властью находятся церкви в огромном сибирском регионе, значит ли это, что он и те, кто формулировал иск, в том числе и люди из Московской патриархии, которые его поддерживали, что это все неофит?

Фаликов: Вы знаете, может быть, они не являются неофитами, но они использовали эту энергию новообращенных, ревнителей православия и их исключительное невежество. Что касается иерархов, что касается митрополита, то здесь речь идет не столько о невежестве, хотя я не стал бы исключать этого тоже, а, скорее, о политических играх, попытках показать, кто здесь главный, заявить о политической значимости самого митрополита здесь. Это то, что американцы называют power games — силовые игры. С привлечением совершенно невежественной паствы. На мой взгляд, пастыри должны эту паству просвещать.

Лобков: У нас в стране не прецедентное право, но может ли этот прецедент, решение мирового суда в Новосибирске стать неким краеугольным камнем? Потому что мы знаем, что церковь сейчас стала очень активно привлекать, в том числе, и судебные власти, и правоохранительные органы для борьбы с тем, что она считает искажением Священного писания и оскорблением религиозных символов. Будет ли это неким барьером между церковью и государством, который прописан в Конституции?

Фаликов: Боюсь, что нет. Я настроен достаточно пессимистически. Да, действительно мы чудом одержали победу. Но мне кажется, что это, скорее, передышка. Вряд ли это станет у нас прецедентом. Тем паче, как вы правильно сказали, в отличие от преданий, у нас право не прецедентное. За этими нападками на искусство и современную культуру последуют еще нападки. Статья, по которой все это было совершено, она очень неопределенная, и под нее можно подверстать все, что угодно, любую обиду. К сожалению, мне кажется, что это будет повторяться.

Понимаете, этот конфликт отражает гораздо более широкий конфликт, который мы наблюдаем в нашем обществе. В нашем обществе происходит поляризация большинства и меньшинства, это искусственно раздувается. И покуда в стране такой политический климат — до тех пор то же самое будет продолжаться и в отношениях между религией и культурой. Это часть, это фрагмент гораздо более широкой картины. Поэтому у меня достаточно пессимистические ожидания в этом отношении.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.