Гори, гори, моя еда: в топку и под каток. Почему на это больно смотреть?

6 августа 2015 Павел Лобков
15 501

Массовое надругательство над запрещенными продуктами приобрело характер фантасмагории, а сами продукты стали одушевленными страдающими жертвами. Вся страна сочувствовала дальнобойщику, который сбежал с белорусской границы и, угнав собственную фуру, спас помидоры от уничтожения. 

Под катками гнутся и мнутся тонны сыра, трактористы после казни еды впадают в психологический шок. Интерфакс передает в Смоленске началось прессование персиков, нектаринов и томатов, которым не удалось сбежать в Белоруссию. Регионы рапортуют  В Оренбурге уничтожено 20 тонн латвийского сыра, в Новосибирске   650 кг польских яблок , в солнечном Петербурге готовятся передавить 40 тонн персиков из Марокко, которое вроде никак перед русским миром не провинилось.

Зачем же всё-таки сжигают еду, Дождь обсудил с журналистом Олегом Кашиным, руководителем исполкома Российской мясной ассоциации Сергеем Юшиным и главой агрохолдинга «Корнеев Груп» Михаилом Корневым.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю