«Это копия копии копии». Почему все статуи царей, которые ставят при Путине, так похожи друг на друга

Лобков. Вечернее шоу
21 ноября 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Комментарии доступны только покупателям статьи и подписчикам.
Оформить подписку

У стен Кремля президент сегодня открыл памятник Александру Первому. Новое изваяние обсудили со скульптором Георгием Франгуляном. 

От «дня александровых прекрасного начала» до «властитель слабый и лукавый, плешивый щеголь враг труда нечаянно овеян славой над нами царствовал тогда» – это пушкинские оценки его правления, между которыми 24 года правления западника, потом победителя Наполеона и завоевателя Грузии и Финляндии, недораскрепостителя крестьян и автора концепции военных поселений. С каким периодом правления Александра сейчас сравнивает себя Путин?

Недавно в Белграде президент открыл памятник Николаю Второму. Патриарх Кирилл сказал тогда: «Он принес в жертву свою корону, свое царство и свою жизнь, чтобы спасти Сербию и спасти Европу».

Еще был памятник сильному Столыпину у белого дома на площади свободной России, тут понятны и дата, конец президенства Медведева при сильном премьере Путине, и тренд на стабильность, которая превыше всего, и затертая, столыпинская фраза про то, кому нужны потрясения, а кому – великая Россия.

В ряду монархического новодела путинской эпохи первым был Александр Второй. Союз правых сил, фактически правящие либералы начала первого срока Путина, считали его своим и желали это дело увековечить, причем непременно в Кремле, где до 1918 года Александру второму был посвящена целая композиция. Граф Игнатьев вспоминал отзывы критиков: «Что это за безумный план царя засунуть в кегельбан». 

В Александровском саду, где сейчас стоит его дядя, должна была возвыситься шестиметровая фигура царя освободителя, но эпоха СПС и восхищения Александром вторым быстро прошла после дела ЮКОСа, памятник стал несоразмерен, и федеральная служба охраны прогнала его прочь от кремля. Из-за переноса места установки фигуре пришлось трижды менять голову, в конце концов, Александр Второй теперь что-то вроде садовой скульптуры у Храма Христа Спасителя.

 И вот  очередь самого противоречивого из Александров. Потому что с третьим все понятно, кто заходил во двор Мраморного дворца в Петербурге, тот видел.

«Стоит комод,

На комоде бегемот,

На бегемоте обормот,

На обормоте шапка,

На шапке крест,

Кто угадает,

Того под арест».

Фото: Пресс-служба Мэра и Правительства Москвы

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.