Жизнь – страдание. Как православная традиция мученичества пережила царя, коммунизм и готовится пережить Путина

16 января 2014 Павел Лобков
1 953 2

Екатерина Базанова о том, как в России c детства приучают не замечать боль.

Непременно молодые и — лучше всего — героически принявшие смерть от рук врага. В России умершие под пытками герои всегда ценились больше, чем выжившие. Так было в царское время, в Советском Союзе, да и сейчас ничего не изменилось. В глазах народа подвиг, не освященный болью, — это вроде как и не подвиг вовсе, а удачное стечение обстоятельств. А в патриотизм без мук вообще никто не верит.

Две стороны одной медали: белые и красные после гражданской войны действуют в одной мученической парадигме. Так главную героиню романа «Изольда» эмигрантки Ирины Одоевцевой увезли во Францию маленькой девочкой сразу после революции. Единственное, что она помнит, как ее возили на санях вдоль Невы, и что шуба ее тети вкусно пахла морозом.

Изольде было всего лет шесть или семь, когда она на французской Ривьере сбежала от матери, и пошла пешком в порт, чтобы залезть на корабль и вернуться  на родину. Когда ее поймали и вернули домой, рыдающая девочка заявила, что ехала «пострадать за Россию». Зачем ей это нужно, Изольда, естественно, объяснить не могла.

Влюбленная в Ленина советская школьница Ольга из повести Андрея Платонова «На заре туманной юности» переживает тот же порыв чувств. Она 17-летняя рискнула жизнью, чтобы спасти даже не людей, а технику, которая была в оторвавшихся от состава вагонах. Когда раненую Ольгу вынимают из помятого паровоза и отправляют в больницу, она никак не может понять, почему же не умерла. И получился ли подвиг, если она идет на поправку. В Советском Союзе детей еще до школы начинали учить, как почетно умереть за Родину. Помните «Мальчиша-Кибалчиша» Аркадия Гайдара?

Этот маленький мальчик, кумир октябрят, умер за тайну Красной армии, которой на самом деле не существует. На смену выдуманному Мальчишу-Кибальчишу после начала войны пришли реальные герои. В ноябре 1941 года под Москвой фашисты пытали и повесили комсомолку Зою Космодемьянскую. До этого ее поймали местные жители, когда она пыталась поджечь их дома, где жили и немцы. Космодемьянская стала первой советской великомученицей. Уже в 1944 году на экраны вышел фильм о ней — житие святой от «Союздетфильма».

А тем, кто не хотел быть как Космодемьянская, должен был помочь указ Иосифа Сталина от 28 июня 1942 года. В нем каждый, отступивший без разрешения из Москвы, объявлялся паникером, трусом и предателем. Свой грех перед Родиной он должен был искупить в штрафных отрядах. Опыт с канонизацией московской комсомолки оказался настолько успешным, что его решили повторить, причем многократно. Так в пионерских комнатах появились портреты героически погибших на войне советских школьников: Зины Портновой, Лени Голикова, Вали Котика и Марата Казея.

А практически забытый ныне, но очень популярный советский герой-писатель, парализованный Николай Островский, угробивший свое здоровье во время революции и гражданской войны молодой человек, написал автобиографию будучи уже парализованным и слепым. Его Павка Корчагин из «Как закалялась сталь» хрестоматийный пример чистого, бессмысленного мученичества за коммунистическую веру. Ни одно поколение советских людей повторяло его фразу: «Жить надо так, чтобы не было мучительно больно за бессмысленно прожитые годы», не задумываясь, что сказал ее человек, фактически убивший себя ради утопии. 

Купить подписку
Показать комментарии (2)
Другие выпуски
Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера