Жизнь – страдание. Как православная традиция мученичества пережила царя, коммунизм и готовится пережить Путина

Лобков
16 января 2014
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков
Теги:
Медицина

Комментарии

Скрыть

Екатерина Базанова о том, как в России c детства приучают не замечать боль.

Непременно молодые и — лучше всего — героически принявшие смерть от рук врага. В России умершие под пытками герои всегда ценились больше, чем выжившие. Так было в царское время, в Советском Союзе, да и сейчас ничего не изменилось. В глазах народа подвиг, не освященный болью, — это вроде как и не подвиг вовсе, а удачное стечение обстоятельств. А в патриотизм без мук вообще никто не верит.

Две стороны одной медали: белые и красные после гражданской войны действуют в одной мученической парадигме. Так главную героиню романа «Изольда» эмигрантки Ирины Одоевцевой увезли во Францию маленькой девочкой сразу после революции. Единственное, что она помнит, как ее возили на санях вдоль Невы, и что шуба ее тети вкусно пахла морозом.

Изольде было всего лет шесть или семь, когда она на французской Ривьере сбежала от матери, и пошла пешком в порт, чтобы залезть на корабль и вернуться  на родину. Когда ее поймали и вернули домой, рыдающая девочка заявила, что ехала «пострадать за Россию». Зачем ей это нужно, Изольда, естественно, объяснить не могла.

Влюбленная в Ленина советская школьница Ольга из повести Андрея Платонова «На заре туманной юности» переживает тот же порыв чувств. Она 17-летняя рискнула жизнью, чтобы спасти даже не людей, а технику, которая была в оторвавшихся от состава вагонах. Когда раненую Ольгу вынимают из помятого паровоза и отправляют в больницу, она никак не может понять, почему же не умерла. И получился ли подвиг, если она идет на поправку. В Советском Союзе детей еще до школы начинали учить, как почетно умереть за Родину. Помните «Мальчиша-Кибалчиша» Аркадия Гайдара?

Этот маленький мальчик, кумир октябрят, умер за тайну Красной армии, которой на самом деле не существует. На смену выдуманному Мальчишу-Кибальчишу после начала войны пришли реальные герои. В ноябре 1941 года под Москвой фашисты пытали и повесили комсомолку Зою Космодемьянскую. До этого ее поймали местные жители, когда она пыталась поджечь их дома, где жили и немцы. Космодемьянская стала первой советской великомученицей. Уже в 1944 году на экраны вышел фильм о ней — житие святой от «Союздетфильма».

А тем, кто не хотел быть как Космодемьянская, должен был помочь указ Иосифа Сталина от 28 июня 1942 года. В нем каждый, отступивший без разрешения из Москвы, объявлялся паникером, трусом и предателем. Свой грех перед Родиной он должен был искупить в штрафных отрядах. Опыт с канонизацией московской комсомолки оказался настолько успешным, что его решили повторить, причем многократно. Так в пионерских комнатах появились портреты героически погибших на войне советских школьников: Зины Портновой, Лени Голикова, Вали Котика и Марата Казея.

А практически забытый ныне, но очень популярный советский герой-писатель, парализованный Николай Островский, угробивший свое здоровье во время революции и гражданской войны молодой человек, написал автобиографию будучи уже парализованным и слепым. Его Павка Корчагин из «Как закалялась сталь» хрестоматийный пример чистого, бессмысленного мученичества за коммунистическую веру. Ни одно поколение советских людей повторяло его фразу: «Жить надо так, чтобы не было мучительно больно за бессмысленно прожитые годы», не задумываясь, что сказал ее человек, фактически убивший себя ради утопии. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.