Николай Волынко, профсоюз горняков Донбасса: «Шахтеры продолжают работать, администрацию захватили гопники, иждивенцы и путинские туристы»

Лобков
9 апреля 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Павел Лобков в своем авторском шоу поговорил с председателем профсоюза горняков Донбасса о происходящем у них.

Лобков: Что в этом случае думают те, с кем всегда идентифицировали Донбасс? У нас на прямой связи председатель профсоюза горняков Донбасса Николай Волынко. Добрый день. Скажите, ваши люди, шахтеры, люди тяжелого труда с какой стороны сейчас находятся? Они участвуют в событиях вокруг администрации? И если участвуют, то с какой стороны?

Волынко: Шахтеры работают, просто работают. Они не участвуют в этом бедламе, они не поддерживают сепаратистов. Три профсоюза у нас в угольной отрасли, и они приняли решение, что шахты должны работать и соблюдать спокойствие, власти сами разберутся. А по поводу сепаратистов, которые захватили Обладминистрацию, я вам хочу сказать открыто: все это происходит при полном попустительстве местных властей. Полное попустительство и поддержка. Нам этот бардак не нужен.

Лобков: А кто является хозяином шахты, на которой вы работаете?

Волынко: Я сейчас на шахте не работаю. Я председатель независимого профсоюза горняков Донбасса, который объединяет 12 тыс. членов. Наши организации находятся в Луганской, Донецкой областях. И я часто бываю на шахтах, разговариваю с людьми и объясняю им, что сепаратизм нам не нужен, что шахт в Ростовской области нет, было 64, осталось 3, которые принадлежат Ринату Леонидовичу.

Лобков: Ахметову?

Волынко: Да. Шахт нет. И ближайшая шахта, если будет, если сепаратисты победят, в Воркуте. А у нас, слава Богу, работают порядка 200 тыс. шахтеров, и если эти шахты будут закрыты, куда этих людей девать? Вы хотите знать правду? Говорят, что в России будет хорошо, потому что пенсия будет большой. То есть поддерживают  халявщики, которые хотят больших пенсий, ничего не сделав, не заработав этих пенсий. Это ляжет на плечи жителей России, потому что если сепаратисты победят, у вас, у России, будет такая головная боль, что Крым – это будет цветочки.

Лобков: Если шахтеров там нет, рабочих нет, кто те люди, которые выдвигают народных губернаторов, провозглашают Донецкую Республику?

Волынко: Там замечены гопники с Красноармейска, Горловки, российские туристы.  Я общался с некоторыми. Говор сразу выдает. Наш украинский и русский – есть разница большая.

Лобков: Вы имеете в виду туристы в погонах?

Волынко: Нет. Туристы в гражданском, которые приезжают из близлежащих районов России.

Лобков: Это партийные или это инструкторы из спецслужб, как вы поняли? Что они говорят? Они говорят, что нужно войска вводить?

Волынко: Это, в основном, деклассированные, которые обездоленные, которые за любую денежку готовы и мать родную убивать, и идти драться. И если бы у нас местная власть работала,  то этого бы бардака не было. Подавляющее большинство населения хочет спокойствия. А народ у нас говорит «хватит». Хотите жить в России? Чемодан, вокзал, Россия! Мы будем строить новую Украину. Местная власть боится люстрации. Боится. А мы хотим жить. Народ стоял на Майдане. На Майдане стояли налогоплательщики, и много наших членов профсоюза были на Майдане. Мы защищали себя, свои семьи и хотим жить в нормальном государстве.

Лобков:  Могут ли возникнуть условия, когда профсоюзы, которые пока молчат и не выходят на улицы, могут принять участие уже в уличных событиях? Или до этого не дойдет?

Волынко: Я все буду делать для того, чтобы на шахтах было спокойствие, чтобы не было этих беспорядков, которых очень хотелось нашим соседям. Я этого не хочу. Если российские матери хотят, чтобы было кровопролитие, наши не хотят. И я призываю всех все сделать, чтобы это прекратилось.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.