«Мы передаем дело в Нью-Йорк, после чего начнутся аресты российского имущества за рубежом». Адвокат ЮКОСа Эммануэль Гайяр о том, как Россию будут принуждать к расплате

Лобков
28 июля 2014
Поддержать программу
Поделиться
Теги:
ЮКОС, Нефть

Комментарии

Скрыть

Адвокат ЮКОСа Эммануэль Гайяр рассказал Павлу Лобкову, почему России в любом случае придется платить. Полная версия программы ЛОБКОВ

Лобков: Что сегодня говорит Минфин? Россия не ратифицировала договор о Третейском суде, более того, Европейский суд по правам человека до этого признал законными налоговые претензии России к ЮКОСу. Таким образом, получается, что решение Третейского суда противоречит двум решениям Европейского суда по правам человека, на этом основании Россия будет оспаривать. Но и без оспаривания Минфин сказал: «Платить не будем». Вот пресс-релиз, который пришел буквально 40 минут назад. Что вы по этому поводу думаете?

Гайяр: Что касается энергетической хартии, это вопрос уже был решен Гаагским судом, Третейским судом в 2009 году. Несмотря на то, что Россия подписала, но не ратифицировала Договор к Энергетической хартии, это не могло изменить ход событий, потому что на данный момент ситуация такова, что в 2009 году суд уже решил, что несмотря на то, что Россия не ратифицировала эту хартию, она все равно обязана предоставлять международным инвесторам, которые инвестировали в РФ, ту защиту, которую гарантирует эта хартия. Это первое.

Второе – иски, которые имели место в Европейском суде по правам человека, отличаются от иска мажоритарных акционеров, потому что это разные юридические лица. В Европейском суде по правам человека иски были представлены компанией ЮКОС. В Гаагском Третейском суде истцами являются мажоритарные акционеры компании ЮКОС.

Лобков: Голландская компания.

Мехтиева: Нет. В данном случае это не голландская компания, это Группа Менатеп. То, что трибунал находится в Голландии, не имеет никакого отношения к Нидерландам, как к государству. В данном случае истцы – это не голландская компания. Это Группа Менатеп, которая являлась мажоритарным акционером ЮКОСа.

Гайяр: Одновременно надо заметить, что решение по делу ЮКОСа против РФ в Европейском суде по правам человека не является негативным решением для компании ЮКОС. На самом деле Европейский суд по правам человека установил очень большое количество нарушений в делах, которые были сфабрикованы РФ против компании ЮКОС и ее акционеров. Поэтому не совсем точно утверждать, что гаагское решение противоречит решениям Европейского суда по правам человека.

Также надо заметить, что Европейский суд по правам человека не имеет такие возможности, который имеет независимый международный Третейский суд. Мы сейчас говорим о различных возможностях. Например, в нашем международном суде, в Третейском суде в Гааге суд имел возможность и время выслушать невероятное количество экспертов, свидетелей в течение этих 10 лет, пересмотреть десятки тысяч документов, доказательств, которые были предоставлены обеими сторонами. Поэтому мы сравниваем здесь две разные реальности, поэтому мы находимся на двух разных плоскостях.

Лобков: А какие правоприменительные возможности есть у Третейского суда в Гааге? Может ли в случае отказа РФ платить этот суд арестовывать активы России за рубежом?

Гайяр: На сегодняшний день мы закончили с Гаагским трибуналом, на этом эта сага заканчивается, потому что решение Гаагского суда вошло в силу. Дальше вступает в силу следующий договор, это Нью-Йоркская конвенция 1958 года об исполнении арбитражных решений, решения Третейского суда. На основании этой конвенции мы можем исполнять решения Гаагского суда на основании законодательства каждой страны, которая является частью Нью-Йоркской конвенции 1958 года. То есть мы закончили с Гаагским Третейским судом и теперь переходим на исполнительное производство на основании законодательства каждой страны.

Лобков: Значит ли это, что российская собственность с этого дня за рубежом находится под угрозой, с 1 января 2015 года, или есть какой-то срок, после которого говорят: «Все, с этого момента мы начинаем арестовывать собственность, если вы не заплатили»?

Гайяр: На самом деле не все активы РФ, которые находятся за границей, находятся под угрозой. Только те активы, которые не являются частью суверенитета РФ, как, например, посольства РФ, только те активы, которые можно квалифицировать как коммерческие активы государства, эти активы находятся под угрозой. Но надо заметить, что исполнительное производство начинается не в январе 2015 года, а уже сейчас. Потому что с тех пор, как решение было принято Третейским судом, она стало обязательным исполнительному производству, добровольное пока начинается уже сейчас. После 1 января 2015 года они могут быть арестованы на принудительной основе. Но мы сейчас говорим о коммерческих активов РФ, а это означает активы России государства как такового и государственных компаний РФ. 

Фото: mediacionarbitraje.eu/

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.