ЛОБКОВ. «Оставьте Крым в покое, не надо заниматься геополитическим блудом»

Лобков
25 февраля 2014
Поддержать программу
Поделиться
Часть 1 (16:23)
Часть 2 (17:18)
Часть 3 (06:03)
Ведущие:
Павел Лобков
Теги:
Украина

Комментарии

Скрыть

Павел Лобков и член Союза крымских татар Москвы Айдер Муждабаев о вояжах политиков в Симферополе.

Если на карте бывшего Советского союза искать болевые точки, то лучше Крыма не найти. Там слишком большая концентрация истории на квадратный метр. Пленер русской интеллигенции, осколок еще античной Греции и кошмар советской номенклатуры. Василий Аксенов издал свой роман «Остров Крым», только уехав в Америку.

Там полуостров отделился от брежневского СССР географическим путем и стал чем‑то вроде Гонконга – со сверкающими небоскребами, этакой другой Россией.

Но в реальности он ни стал ни другой Россией, ни другой Украиной, а полигоном для оттачивания геополитического искусства меняющих друг друга властей и той, и другой страны. Развязка одного политического узла неизбежно вела к тугому закручиванию следующего. Широкий хрущевский жест 1954 года с передачей полуострова Украине столкнулся с последующим возвращением изгнанных крымских татар – началась затяжная, полуподпольная война за драгоценное побережье. После присоединения при Екатерине II из Крыма всегда кого‑то выселяли: Суворов выгнал оттуда армян и греков, Берия – крымских татар, а после великой отечественной туда массово заселяли фронтовиков, вернувшихся на родину, к спаленным фашистами деревням.

Ни одному президенту Украины не удалось до конца овладеть Крымом – двоевластие было нормой на небольшом степном полуострове, на стороне русского населения невидимо сражались Екатерина, Нахимов, Потемкин, все погибшие в Крымской войне при Николае II, бело‑ и красногвардейцы в гражданскую и солдаты отечественной – во Вторую мировую.

Черноморский флот, по сути, внутренний, целиком зависящий от контролируемых Турцией проливов, стал символом противостояния – его делили, за аренду у Украины мест базирования, платили бешеные миллиарды.

Лобков: Айдер, сразу спрошу, поскольку ты сразу пришел и сказал, что есть новости.

Муждабаев: Новость состоит в том, что на завтра же назначено внеочередное заседание Верховной Рады Крыма, потому что сегодня были митинги, там несколько сотен человек под Верховной Радой требовали провести референдум о присоединении к России. А на завтра, как мне только что сообщили из Крыма, назначен большой митинг крымских татар и людей, которые сочувствуют Майдану. Там будет, по приблизительным оценкам, не менее 15 тысяч человек.

Лобков: Это напоминает мне события 1998 года, когда тоже сотрясали Крым митинги крымских татар, они требовали автономии, они требовали поселить их на те места, откуда они были изгнаны, а эти места, как правило, были заняты новопоселенцами, номенклатурой, прежде всего, украинской и российской, которые скупили в огромном количестве эти территории. То есть правильно ли я понимаю вообще диспозицию? Есть Верховная Рада Крыма, которая контролируется во многом коммунистической партией, Партией регионов, там это одно и то же, они лояльны Януковичу до сих пор…

Муждабаев: Конечно же, не лояльны. Ну, Януковича нет.

Лобков: Скажем так – они не лояльны новым украинским властям киевским.

Муждабаев: Тут тоже нельзя все в кучу валить, потому что глава правительства Крыма Могилев совершенно нелоялен вроде бы.

Лобков: Сколько властей в Крыму?

Муждабаев: Я думаю, что сейчас по-настоящему даже и сосчитать это невозможно, потому что Верховная Рада Крыма и в прежние годы, до всех этих вещей, была достаточно малосильная в плане возможности влияния на политику, на принятие решений. Это больше был такой декоративный орган, потому что все решения по Крыму, согласно тем законам, которые есть на Украине, они принимаются, по большому счету, в Киеве, и также из Киева назначается глава правительства, который является главой автономии. А Верховная Рада – это такой орган, где, в основном, болтали всегда.

Лобков: Теперь мы знаем, что в Киеве правит Верховная Рада, потому что Конституция-то парламентская стала по всей стране.

Муждабаев: Просто Верховная Рада Крыма – это не тот орган, который имеет полномочия принятия решений по Крыму.

Лобков: Хорошо, а как вообще сейчас власть там устроена, вот сейчас?

Муждабаев: Там есть правительство…

Лобков: Вы можете себе представить, как устроена сейчас власть, в эти моменты?

Муждабаев: Формально могу. Есть Анатолий Могилев, который назначен Виктором Януковичем, но он как бы усидел, он с новыми властями общается. Насколько я понимаю, его настроение – это сидеть, то есть остаться лояльным сменившейся власти. Есть депутаты Верховной Рады Крыма, наверное, не все, тут я, Павел, боюсь быть экспертом, потому что там их довольно много, они разные тоже. Но есть какая-то часть, которая говорит, что она не лояльна властям.

Лобков: Просто сегодня прошел слух, который опять же не очень подтвержден, тем не менее, Российская Госдума собирается принять закон о том, чтобы раздавать Крыму российские паспорта. Мы знаем, что за этим может последовать – это инициация референдума. Появились как по заказу несколько образований граждан, которые говорят, что в условиях безвластия – они считают это условием безвластия – давайте присягнем России, а тем более организуем референдум, присоединимся. «Мы будем бороться за автономную республику до конца», - сказал сегодня Владимир Константинов, выразив категорическое неприятие законопроектов, которые зарегистрированы в Верховной Раде Украины. Заявил это на митинге лояльном, но сам, правда, не мог с этого митинга выйти, потому что было очень много казаков, лояльных ему, они даже руг другу мешали на площади.

Муждабаев: Я вот не понимаю, что такое «бороться за Автономную Республику Крым до конца»? Она сейчас неавтономная? Она сейчас не Крым? Где тот конец, который видит господин Константинов – крупный, насколько я понимаю, бизнесмен? Понимаете, когда я все это слышу, у меня всегда возникает сомнение в искренности людей, которые говорят такие слова, как «иду до конца», «я всегда буду стоять на своем». Мы насмотрелись на стоявшего на своем Добкина в Харькове, стоявшего на своем Кернеса в Харькове, которые создавали украинский фронт антимайдановский, а сразу после съезда, извините, уехали в Россию. Правда, они уже вернулись, поняли, видимо, что там их тоже никто не ждет.

 

Лобков: Давайте поговорим с ветераном крымской политики Леонидом Грачом. Сейчас он – глава коммунистической партии Крыма, насколько я понимаю, с 1991 года. Добрый вечер. Скажите, Леонид Иванович, вы сейчас в Симферополе находитесь?

Грач: Да.

Лобков: А у вас был этот митинг? Люди вообще выходят на улицы сейчас или не выходят, что они требует? Какова ваша позиция в этом вопросе – бороться за автономию, бороться с кем, бороться с новыми властями Киева, признавать или не признавать решение Верховной Рады Киева?

Грач: Я хочу в двух словах сказать, что рождалась автономия в тяжелых муках, рождалась она в конце 1990 - в начале 1991 через референдум. Мы сами тогда находили, каким образом выйти из того сложного тупика, в который попал тогда Крым. Во-вторых, действительно буйствовал бандитизм здесь в течение многих лет, имея в виду до 1998 года. Мы нашли в себе мужество, если хотите – разум, и урегулировали взаимоотношения в этой геополитической ситуации, в которой оказалась вся бывшая советская страна, приняв Конституцию Крыма. Мы подтвердили таким образом полномочия автономии и защитили эти полномочия в Верховной Раде.

Лобков: Вот сейчас с новыми властями Киева, с Майданом, условно говоря, какие у вас отношения? Поскольку, насколько я понимаю, в течение всего периода Майдана все лидеры Крыма, всех партий единодушно говорили нам: «Мы Майдана не допустим, Майдана на крымской земле не будет». Теперь Майдан пришел к власти во всей стране. Какое отношение сейчас? Признавать или не признавать решение Верховной Рады и исполняющего обязанности президента Турчинова?

Грач: Я думаю, что решение Верховной Рады – это одно, а решение Майдана и тех группировок, которые сегодня и Верховной Раде не подчиняются, и лидерам вчерашней оппозиции, а сегодня власти, - это другое. Но самое главное, что, по сути, сегодня зловещую роль сыграла вчерашняя Партия регионов. Она завела тотальную коррупцию в стране, она начала геополитический блуд, водила от Москвы до Брюсселя и так далее, потом в Вильнюсе лбом воткнулась, она спровоцировала всю ситуацию, которая, начиная с декабря, продолжалась на Майдане и переросла …

Лобков: Я прошу прощения, мы поняли вашу мысль, виноватые понятны, с вашей точки зрения. Вот теперь решение какое? Многие высказывают мнение, что теперь нужно воспользоваться ситуацией и присоединяться к России. Что вы думаете по этому поводу?

Грач: Я вам хочу сказать, что передел территорий сегодня, в особенности Крым отторгать куда-то, присоединять – это вызвать международный геополитический, геостратегический конфликт со всеми вытекающими последствиями. Поэтому моя позиция, как человека, который связан намертво с автономией, как человека, который провел референдум в 1991 году, как человека, который принимал Конституцию Республики Крым, которую надо выполнять всем, в том числе и Киеву, моя позиция, что сегодня от Крыма зависит, будет ли дальнейший хоть какой-то, хоть пусть даже плохой мир между Киевом и Москвой или взорвется окончательно эта ситуация. Этого допустить нельзя, поэтому крымчане должны успокоиться, и крымские татары не должны провоцировать, и, конечно же, Майдана сюда не должны совать нос. Вот моя позиция.

Лобков: Скажите, раздают ли в Крыму паспорта? Сегодня целый день ходят слухи об этом.

Грач: Нет, это сплошная провокация и лучше бы, чтобы господин Слуцкий, который очень много когда-то работал на партию власти, я имею в виду Партию регионов на Украине, которая предала всех, лучше бы, чтобы он оставался у вас там, в Москве. Это первое. Второе – когда я говорил о том, чтобы не совали нос сюда майдановцы, я имею в виду не Верховную Раду Украины, в которой они, пусть даже к сожалению для меня, но представлены, я имею в виду, что сегодня уже едут с Тернополя несколько вагонов, я имею в виду представители с битами, с топорами, чтобы завтра наводить, как они заявили, жесткий порядок в Крыму.

Лобков: И последний вопрос – Янукович в Крыму?

Грач: Ой, вы бы полегче вопрос задали. Я думаю, что в Крыму его нет. Я думаю, что давным-давно он нашел выход и находится за пределами Украины.

Лобков: Спасибо, Леонид Иванович. «Крымские татары не должны провоцировать» - что это значит, Айдер? Может ли сейчас начаться война всех против всех в Крыму? Грач на это намекал, он в политике внутри глубоко.

Муждабаев: Мне кажется, что вообще-то господин Грач намекал на мир. Господин Грач практически прямым текстом, если мы его услышали, сказал, что он будет лоялен Верховной Раде Украины.

Лобков: А коммунисты там контролируют достаточно много.

Муждабаев: Здесь очень много на личностях основано, эти партии сейчас вообще непонятно, существуют они или нет, партия коммунистов, Партия регионов. Но господин Грач очень хорошее сейчас дал интервью в вашей программе, в котором дал понять, что, во-первых, крымский истеблишмент будет, конечно же, лоялен новой власти, потому что они не хотят никуда эмигрировать, потому что у них там все жизненные, коммерческие и любые другие интересы. Конечно же, ни к какой России присоединяться они не хотят, что бы они там ни говорили. Все, что там происходит с этими криками о том, что они отделят Крым, это все внутрикрымские дела, внутриукраинские. Это торг, который идет внутри. А то, что до нас доносятся эти отзвуки, знаете, взрывают петарды, а кажется, что рвутся гранаты. Мне кажется, что такая же история происходит сейчас в Крыму.

Лобков: Просто мы помним 1998 год и 1992 год, когда жгли дома.

Муждабаев: Никогда не жгли дома. Во-первых, господин Грач прекрасно знает, что никаких межнациональных столкновений в Крыму не будет. О каких провокациях можно говорить, если в самый пик противостояния, когда Меджлис татарский хотел провести митинг на Площади Ленина, центральной площади Симферополя, и на это же место заявили уже позже организации антимайдановские. Меджлис тут же увел своих сторонников с этой площади, чтобы они не соприкасались. Потому что Меджлис, как я надеюсь, и господин Грач, исходя из того, что он нам сейчас сказал, заинтересован в главном – им в Крыму всем жить, людям разной национальности, и они заинтересованы, в том, чтобы там не было никаких побоищ. Я уверен, что никаких побоищ в Крыму не будет.

Лобков: То есть фактически получается, что делегации уже не одного Слуцкого, теперь уже и Журавлев, лидер партии «Родина» собирается приехать, чтобы агитировать.

Муждабаев: Вот видите, какими словами их встречает господин Грач, один из самых пророссийских политиков в Крыму.

Лобков: Что это - личный пиар …

Муждабаев: Ну, это уже внутрироссийский личный пиар.

Лобков: Внутрироссийский, да, на Крыме.

Муждабаев: Да. То есть господин Константинов, представитель Верховной Рады Крыма, пиарится для себя там, они пиарятся для себя здесь с выездами на пленэр, где они себя показывают, делают абсолютно провокационные заявления о раздаче паспортов, которые они потом сами же дезавуируют. Почему я не боюсь кровавых столкновений? Потому что в Крыму нет напряженности между людьми, люди не готовы друг друга бить.

 

Лобков: Сегодня директор агентства экономического развития Севастополя Дмитрий Ковальчук очень эмоционально отреагировал на череду десантов из Москвы и Киева. Свой блог на сайте «Эха Москвы» он озаглавил лаконично: «Севастополь: достало!». Дмитрий Ковальчук у нас на связи по Skype. Скажите, во-первых, люди выходят на улицу, не выходят? Вот стоят эти демонстрации с флагами российскими или не стоят? Когда они ушли, чего они хотели? Чего они могут добиться?

Ковальчук: Я бы хотел вас для начала поблагодарить вас за то, что дали такую возможность в эфире ДОЖДЯ. Честно говоря, это впервые у меня такой онлайн режим. Сейчас немножко сумбурные мысли, поэтому я подготовил четыре тезиса, из которых вы точно поймете, что происходит в Севастополе. Если можно, я их быстро скажу. Сейчас очень сложная ситуация в Севастополе, очень много людей выходило, но самое интересное, что наибольшая сложность находится именно здесь, внутри. Целая плеяда чиновников, которые брали взятки, которые брали мзду, которые щемили бизнес, вместе с ними часть депутатов городского совета, которые, как выяснилось, кроме как пилить землю, больше ничего не умеют, не могут принять правильные решения в нужное время. Вот эти люди сейчас выстроились в очередь к новым, как они думают, хозяевам в Киеве. Мне кажется, они рассчитывают на какую-то индульгенцию, если они успеют вовремя выразить лояльность Киеву. Но хотел бы им передать, что народ в целом, люди, которые вышли, очень много людей, они абсолютно не готовы этих чиновников, предателей и трусов прощать.

Лобков: А появление на политической карте нового мэра пророссийского и гражданина России – значит ли это что-то в жизни Севастополя или нет?

Ковальчук: Очень хотелось бы достучаться до Киева в этом плане, потому что очень много идет информации. Проверяйте все, кто в Киеве сидит, особенно люди, которые принимают решения, проверяйте информацию. Ни одного заявления от выбранного на народном Вече мэра по поводу отсоединения, присоединения или подсоединения Севастополя не было, я думаю, что и не будет, пока не будет каких-то адекватных действий их Киева. Сейчас все, о чем идет речь, - это экономика и безопасность.

Лобков: Я не в Киеве, я в Москве.

Ковальчук: Я понимаю.

Лобков: И мне важнее, чтобы, честно говоря, во-первых, не нарушался статус Севастополя, устоявшийся уже веками.

Ковальчук: 22 года горожане не имели права выбирать себе мэра, он назначался из Киева президентом, был ответственен только ему. Какая бы власть ни была, происходило разворовывание всего, что только есть.

Лобков: А при этом мэре не будет?

Ковальчук: Сейчас, естественно, нет, потому что этот человек ни разу себя не запятнал, безупречная репутация, он никогда не был в политике, никогда не был во власти, более того, он постоянно подвергался гонениям. Из-за этих гонений в свое время вывел большую часть производства за пределы Севастополя и Киева, а вы, я надеюсь, знаете, что это одно из современнейших предприятий на всем постсоветском пространстве.

Лобков: Это Андрей Чалый, а предприятие у него электрическое, что-то электрическое они делают.

Ковальчук: Они выпускают вакуумные коммутаторы, перераспределители, энергетическое оборудование, которое не имеет аналогов в мире. К этому человеку почему обратились – потому что только в нем люди, жители города видят легитимного лидера. Мне бы очень хотелось, чтобы все понимали, что сейчас другого легитимного лидера нет.

Лобков: К вам приезжают те самые так называемые «бандеровские фашисты», люди из Тернополя, о которых говорил Леонид Грач? До Севастополя они доезжают или нет?

Ковальчук: В Севастополе такого нет. Постоянно проходит информация, постоянно отслеживаются какие-то заявления. В этой связи очень не радуют заявления определенных радикальных товарищей, что они будут отправлять сюда «поезда дружбы». Не нужно этого сейчас делать, не нужно лезть в Севастополь. Дайте нам неделю, две – и все устаканится. Сейчас речь идет о формировании дееспособного органа исполнительной власти, после этого, я надеюсь, будет создан орган, который будет контролировать действия чиновников на местах, потому что многие люди все равно останутся, они привыкли засовывать свою руку в чужой карман, но этого не должно быть. Те, у кого рыльца совсем в пуху, я бы советовал паковать чемоданы, потому что никто их не простит, как мне кажется.

Лобков: Спасибо большое за вашу откровенность. Айдер, что вы об этом думаете? Это что, действительно, какой партии, там на самом деле речь идет о распределении бизнесов на сладком берегу, да?

Муждабаев: И не только на берегу. Все эти нынешние разборки замешены на экономике в конечном итоге.

Лобков: Там вообще есть экономика?

Муждабаев: Там очень много денег, там очень много экономики.

Лобков: Там русских денег много?

Муждабаев: Там очень много российских денег, там очень много денег российских олигархов, это тоже является определенным гарантом стабильности в Крыму. И вообще Крым – это клубок увязанных друг с другом интересов.

Лобков: Это понятно.

Муждабаев: Я хотел бы сказать об этих русских людях, которые собираются в Севастополе. Я хотел бы сказать, что если то, что Дмитрий сейчас сказал, их стремление к справедливости, стремление к частной власти настолько сильное, что они выходят в таком количестве на улицу, я могу им сказать только спасибо, потому что это политически активные люди, это не экстремисты, а люди, которые мечтают иметь, как и по всей Украине, честную власть свою. Точно так же этого хотят крымские татары. И ни крымские татары, ни люди, которые собрались на площади в Севастополе, как нам становится ясно в процессе передачи, не хотят никаких столкновений. Очень важная сегодня передача, потому что она разрушает кучу мифов о Крыме. О Крыме, как расколотом по этническому признаку, озлобленных людей, которые мечтают друг друга уничтожить.

Лобков: Вы мне скажите. Я часто бывал в Крыму, но во времена обострений, поэтому у меня другое, более журналистское зрение.

Муждабаев: Но обострения были локальные. Это же не было какого-то восстания.

Лобков: Возможно ли сейчас, что крымские татары, собравшись, будут требовать некого земельного передела, поскольку и та власть слабая, и та власть слабая, почему бы этим не воспользоваться?

Муждабаев: Да нет. А какой передел? Понимаете, там просто речь идет о содействии репатриантам. Уже прошло 20 с лишним лет, люди обустроились, люди построили себе дома. Люди хотят чего теперь? Хотят газа в свои поселки, люди хотят улучшения своей жизни. Так как татарские поселки наименее обеспечены в силу понятных причин – они строились на пустынных местах – власть должна помогать людям, таким же своим гражданам, их детям, там должны быть школы, там должны быть объекты, соцкульбыты и так далее.

Лобков: А как вы считаете, будет ли требование переизбрание Верховной Рады Крыма, переформирование совета министров Крыма?

Муждабаев: Конечно.

Лобков: Так же, как сейчас происходит на всей Украине?

Муждабаев: Конечно. Павел, это логика смены власти в Украине такая же крымская. Сейчас мы просто видим из уст тех людей, которых нельзя назвать, как у нас говорят, «майданутыми», мы видим, из их уст и слышим, что они хотят перемен в позитивную сторону. Они хотят, чтобы власть была более прозрачна, их стремление практически полностью совпадает с интересами других украинцев, и Крым – это на самом деле Украина, какую бы разную политику люди ни питали, и какую фигню они бы тут ни несли.

Лобков: Да, но мы тоже ведь не на пустом месте это все разводим. Крым – это уникальный осколок всех возможных цивилизаций, включая, прошу прощения, османскую и греческую. Мы только что за кадром  говорили, что история Крыма так богата, и каждый может вытащить свой кусок, жонглировать, манипулировать в своих интересах, можно в принципе доказать, что принадлежит Италии, потому что там когда-то были генуэзские колонии и так далее, или Греции. Но, в общем и целом, как вы считаете, вот депутаты туда ездят, Кремлю это интересно сейчас, чтобы  с какими-то ультрапатриотическими или лозунгами присоединения, вот как Юрий Михайлович Лужков раньше ездил с какими-то лозунгами подобного рода, русского Крыма, туда ездили посланники – Журавлев, Слуцкий, может быть, за ними еще подтянется кто-то?

Муждабаев: Я думаю, что господа Слуцкий и Журавлев такие же посланники Кремля, как я – инопланетянин. То, что очень быстро была опровергнута информация о раздаче российских паспортов, на мой взгляд, свидетельствует о том, что кому-то указали на место, сказали, что говорите, да не заговаривайтесь, не путайте свои личные интересы и ваши умозаключения с международной политикой, в которой задействована РФ в лице ее президента и правительства. Потому что ни президенту России, ни правительству, на мой взгляд, невыгодно обострение в Крыму по разным причинам.

Лобков: Но президент демонстрировал в Севастополе русскую мощь и собой, и своим мотоциклом.

Муждабаев: Хорошо, я же не против, каждый человек свой образ холит и лелеет. У Путина это довольно брутальный образ, образ мачо и крутого парня, кем он, в общем, и является отчасти. Каждый себя показывает с той стороны, с которой хочет, но давайте оценивать объективно. Объективно дестабилизация в Крыму не нужна никому. Объективно территориальная целостность Украины гарантирована трехсторонним, может быть, четыре стороны, было НАТО еще.

Лобков: Была Англия, Америка, Россия и Украина, естественно.

Муждабаев: Четырехсторонним договором.

Лобков: 1994 года.

Муждабаев: Если какому-то депутату полоумного склада придет в голову идея призвать нарушить договор, на это немедленно отреагирует не только Украина, но и, допустим, США и так далее. Это договор с великими державами, который никогда не будет нарушен. Это надо твердо устроить всем, кто думает, что сейчас войдет воинский контингент и так далее.

Лобков: Я даже, скорее, не об этом. Я говорю о горячих головах, которые обнаружились в последнее время в большом количестве и на Западной Украине, и в Крыму, и они могут туда поехать. Вроде бы уже где-то строится КПП, чтобы не пропустить эти поезда из Тернополя, о которых говорил Леонид Грач, опять же их существование не подтверждено.

Муждабаев: Это такой же фантом.

Лобков: Это на словах с одной стороны у Яроша «Правый сектор» и с другой стороны у крымских туристов.

Муждабаев: Конечно, в Крым никто ни с какими битами не поедет. Крым – очень самодостаточная территория. И то, что мы говорили, что из ее истории можно выдернуть что-то, но вы же не будете вынимать из хорошей окрошки ингредиенты и есть их по отдельности, окрошка хороша, когда все вместе.

Лобков: Там не очень хорошая окрошка…

Муждабаев: Отличная окрошка.

Лобков: Там очень коррумпированная окрошка.

Муждабаев: Нет, извините. Коррумпированная – это просто в окрошку налили плохого вещества. А на самом деле крымчане, и русские, и украинцы, и крымские татары, и греки, и евреи, и армяне – это люди, которые любят Крым, которым там не нужна ни война, ни эти крикуны. Сегодня я видел некий ряженный в полувоенную форму чувак сказал у Верховной Рады: «Мы завтра придем и совершим тут революцию». Слушайте, о революции так не объявляется, это уже смешно. Никто никакой революции там не совершит. Человек, который это говорит, тоже прекрасно понимает, что он ряженный и ему тоже нужно засветиться в телевизоре. И вот эта фейковость во многом нынешних действий политических в Крыму как со стороны российских политиков, так со стороны кого-то, может, из Киева, в самом Крыму, нужно отделять ее от жизни. Жизнь людей другая.

Лобков: А не может пойти правительство, допустим, Украины, центральное правительство Украины на какие-то непродуманные действия? Допустим, как в свое время правительство Милошевича – взяли и отменили автономию Косово, и мы знаем, что началось. Могут взять и отменить те права, которые у Крыма сейчас есть?

Муждабаев: Я думаю, что никто в этом не заинтересован. И если это будет сделано, то первые против этого выступят, в том числе и крымские татары, потому что если сделать Крым обычной областью, да, татары хотят немножко другой автономии – автономии, где будет национальному меньшинству – крымским татарам – предоставлено их квотное представительство в органах местной власти, как это сделано…

Лобков: Мне это Косово напоминает.

Муждабаев: Нет-нет. Не напоминает вам это итальянский Тироль, где имеют представительства немцы, которые живут в это области Италии? Это абсолютно нормально. Понимаете, когда крымских татар в сточленном парламенте представляет один человек, это как, нормально при 15% населения и так далее?

Лобков: То есть мне примерно понятно, о чем будут завтрашние требования.

Муждабаев: Они будут шире гораздо. Во-первых, требования будут – это, конечно же, выборы новые в Верховную Раду Крыма, конечно же, это будет новый глава правительства, смена правительства, потому что вся власть на Украине перезагружается, и Крым не исключение. Но я исключаю только силовой вариант. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.