ЛОБКОВ. Дмитрий Муратов, главред «Новой газеты»: «Евгений Пригожин – прекрасный повар, которому тесно в поварском колпаке»

Лобков
5 июня 2014
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков
Теги:
Интернет

Комментарии

Скрыть

Главный редактор «Новой Газеты» Дмитрий Муратов о частном политическом сыске кремлевского повара, шпионах, которых засылали в газету и их отчетах, опубликованных в блоге «Шалтай-болтай»

Лобков: Дмитрий, а тот слив, который сейчас был в блоге «Шалтай-болтай», там много содержится для вас откровений?

Муратов: Деятельность господина Пригожина Евгения Викторовича, талантливого ресторатора, организатора гигантских производств, вышла за рамки его компетенции, которые подразумевают, что он кормит Кремль, Большую 20-ку, Большую 8-ку, огромное количество военнослужащих, московских школьников. Это гигантский бизнес. Я не смотрел всю ту базу данных, которая была выложена, поскольку мы уже проехали для себя эту историю.

Мы написали про шпионов, которых к нам и к вам внедряли, и про центр троллинга в Ольгино, и про агентство такое же аналогичное в Харькове для обеспечения российской точки зрения в Харькове, в Украине, но он вышел за пределы своей компетентности. Потому что во многих документах, касающихся деятельности компании «Конкорд», был ряд мер в отношении высокопоставленных политиков первого эшелона власти. В частности люди, нанятые «Конкордом» и работающие с ведома, естественно, Пригожина, должны были писать тексты, направленные против премьер-министра Медведева.

Готовилось множество, как им кажется, смешных историй по компрометации ряда людей бизнесменов, которые, как кажется, Пригожину и «Конкорду», поддерживали Медведева, я не буду называть сейчас и фамилии, а также готовились выпускать мультфильмы многосерийные под общим названием, если я не ошибаюсь, «Дворкаша». Мы напечатали, что это будет, до того, как это вышло, потом это стало выходить, а затем это прекратилось.

Лобков: В случае с Медведевым, в частности с Дворковичем, тогда заказчиком называли другую компанию – «Апостол Медиа», возможно, другие компании, которые стояли под ником «Политреш», если я не ошибаюсь.

Муратов: Это эта компания, эта компания не «Апостол», это все делалось одной и той же компанией. Зачем это нужно очень успешному бизнесмену Пригожину, я точно сказать не могу. Это такая разносторонняя личность, которому тесно в поварском колпаке. Мне кажется, что мы впервые имеем дело с организацией частного политического сыска на деньги крупного бизнеса, которая оказывает услуги администрации по идейным соображениям. Это такая политическая информационная полиция. Мы столкнулись с этим, когда к нам был заслан шпион, даже не один, а два.

Лобков: Девушка…

Муратов: Мария Купрашевич. Мы даже не хотели называть ее имя, она молодая симпатичная девушка была здесь с нами раскрыта, рассказала нам все, что знала. Ну и мы ее с Богом отправили, чтобы она уволилась по собственному желанию, не продлили контракт. Но она тут же в Питере устроилась по поддельной трудовой книжке, ее еще у нас лежала, устроилась в МК в Санкт-Петербурге или в «Фонтанку»,  боюсь соврать.

Лобков: И продолжила свою деятельность.

Муратов: Да, и тогда нам пришлось про это написать. Вообще деятельность службы безопасности «Конкорда», я не знаю, в какой степени она контролируется самим Евгением Викторовичем Пригожиным, но эта деятельность для меня лично находится за рамками закона. Понимаете, очень сложно одной рукой Евгения Викторовича кормить саммит Большой 20 в Санкт-Петербурге и тут же наряжать в парик, пальто некого актера, который изображает Навального, который идет на встречу с Обамой в гостиницу, куда подъезжает кортеж Обамы. Или у гостиницы Обамы выстраивать придуманных фейковых персонажей из ЛГБТ-сообщества с плакатами вроде «Долой Путина, Обама - наш президент!». Это политическая провокация, честно говоря, очень низко пошибная. Нет в ней полета. Это еще как бы находится в рамках закона, но за пределами этики.

Но когда дело касалось нашего журналиста Андрея Сухотина, мы получили абсолютно неопровержимые доказательства, видеодоказательства того, что Сухотин был арестован якобы за драку и грабеж после нашего новогоднего праздника за то, что он ограбил какого-то человека и избил его. Так вот это целиком сделала служба безопасности компании «Конкорд».

Лобков: То есть получается, что это были пригожинские парни избиты?

Муратов: Свои люди побили какого-то парня и вызвали полицию, и этот побитый дал показания, но не на тех работников службы безопасности, которые вместе с ним вышли из машины и его побили, а на нашего журналиста Сухотина, который был после этого арестован. Мы не оставили это дело так. Мы подали заявление в Управление собственной безопасности МВД для того, чтобы это дело раскрыть, каким это образом по подложным данным некая компания кейтеринговая может возбуждать такие уголовные дела, полностью фальсифицируя ту ситуацию, в которой это произошло.

И на этом мы не остановились. Мы послали это видео, ссылку на него, пресс-секретарю президента России господину Пескову. И получили от него ответ, что эта деятельность не входит в компетенцию администрации президента. Ну не входит, так не входит. Мы будем добиваться того, чтобы это дело дошло до конца.

Лобков: То есть получается, что все попытки скомпрометировать Муртазина, о которых вы писали, теперь нашли подтверждение с другой стороны уже из взломов почты тех, кто это дело заказывал?

Муратов: Мы к этому времени уже вели несколько судов с людьми Пригожина. Я хочу заметить, что они же делали провокацию, помните, когда Быков якобы выступал на вечере по выдвижению какого-то кандидата от единороссов в Свердловской области. Потом начала выходить эта «Газета о газетах», причем рекламу «Газеты о газетах», которая разоблачает независимые СМИ, внедренная к нам Мария Купрашевич, она же была работником службы рекламы, опубликовала рекламу этой газеты на официальной абсолютно основе в «Новой газете». Им тоже казалось, что это смешно, но мы заработали на этом какие-то деньги.

Когда это все раскрылось, на Ирека Муртазина начали выходить люди, которых мы легко установили, как связанные с той же самой компанией «Конкорд». И, естественно, мы решили узнать, что ему нужно, и Иреку было поручено провести несколько раундов переговоров. Речь шла о том, что ему могут в Москве дать двухкомнатную квартиру, высокую заработную плату, что он переходит в некую газету, которая создается вроде как под выборы губернатора Московской области. Но главное – не с тем, чтобы он работал и выпускал газету, а с тем, чтобы он рассказал все, что он знает. Я ему даже предложил: «Ирек, рассказывай все, что знаешь, получай двухкомнатную квартиру». Но Муртазин оказался не столь циничен и эти переговоры прервал, но то, что они состоялись, это мы, естественно, в газете опубликовали. Такой политический сыск с попытками постоянных грубых вербовок.

Лобков: То есть система здесь такая – есть оппозиционный журналист, о которых многие думают, что они работают за идею, получают мало денег, когда им предлагают некую подачку, они тут же ее берут и переходят в другой лагерь. Потом все полощется по различным блогам и социальным сетям, и, тем самым, все СМИ дискредитируется, то есть в этом и есть цель.

Муратов: Конечно, да. Но эта история с провокацией за печеньку, которая была в фильме «Анатомия протеста», мы тогда написали, нам не очень поверили, но это тоже снимали люди компании «Конкорд». Это тоже была частная специальная служба, у которой намного больше возможностей, чем у официальной специальной службы.

Другое дело – почему все заканчивается провалами и разоблачениями. Мне кажется, что, несмотря на то, что подчиненные боятся Пригожина Евгения Викторовича, по нраву он человек вспыльчивый, привыкший добиваться своего, прошедший опыт не только жизни на свободе, но и вне свободы, скорый на выговоры, считающий себя в компании человеком справедливым, но очень жестким, они его обманывали. Его постоянно обманывали. Сколько я читал отчетов этих самых шпионов, всюду внедренных, они придумывают безумные истории.

Например, отчеты по шпионажу в газете «Московский комсомолец» абсолютно смехотворны – «в завтрашнем номере будет напечатан интересный материал о парковках», «у нас есть пароли к верстке МК». Они говорят, что их огромное достижение в том, что будет в завтрашнем номере. В «Дождь» заслали незадолго до скандала, который начали у вас устраивать, заслали шпиона, в отчетах которого нет вообще ничего, он все время что-то придумывает. Я читал отчеты Купрашевич по нашему поводу, это вызывает гомерический хохот.

Лобков: Как вы достали отчеты Купрашевич – свои каналы?

Муратов: Ну, Павел. Видите ли, мы тоже ведем свою растительную жизнь, и нам попадаются иногда различные места, и мы собираем наш урожай. Мы читали, конечно, это расчеты, это было смехотворно. Они преувеличивают свое значение, они считают, что влияют на судьбы политиков, они под это дело получают деньги, квартиры, премиальные – безумие. Сам способ, которым они ведут передачу информации, та же Купрашевич убегала из редакции, мы уже знали это, все это фиксировалось, с флешкой, эту флешку передавала Григорию, по-моему, который представлял службу безопасности Пригожина. Мы смотрели в окна и просто остановиться от хохота не могли, но сдерживали себя. Мне кажется, что они очень сильно Евгения Дмитриевича подставляют, забавляя участников рынка.

Лобков: Человек является поваром, он отвечает за жизнь, за безопасность, поскольку это связано с едой, не только Путина, но и его друзей, скажем так, из мировых лидеров. И при этом держать у себя в качестве доверенного лица человека, который занимается, скажем так, странной деятельностью двойной, это ведь тоже большой риск. Интересно, знает ли Путин об этой двойной игре?

Муратов: Евгений Викторович Пригожин считает, что Владимира Владимировича Путина, о чем подчеркивал в самых неоднократных интервью, солнцем, он глубоко ему доверяет, относится к нему с высочайшей степенью уважения, поэтому думаю, что с едой для президента и его окружения будет в полном порядке. Вопрос, знает ли о такой деятельности Пригожина Путин, я не знаю. У меня нет ответа на этот вопрос. Но мне кажется, это такая самодеятельность, что, может быть, и не знает.

Таким образом, скорее, оказывая услуги какому-то окружению Путина в администрации, но вряд ли на таком уровне эти услуги годятся президенту. А вот различным менеджерам, которые занимаются черным пиаром, троллингом в администрации президента, это выгодно. Это очень богатый человек, который за свои деньги может позволить себе, например, если я не ошибаюсь, я в последний раз читал, что-то вроде в районе 33,5 миллионов рублей выделялось на троллинг в Харькове и в поселке Ольгино, где оказался среди сотрудников наш работник тоже. Это большие деньги, это состоятельный человек. Он так служит России. Тут надо понимать, что он искренне считает, что он так служит России, он искренне считает независимые СМИ врагами, он хочет с ними бороться.

Лобков: Эти методы всегда использовались государственными спецслужбами. Использование подобных частных структур говорит о том, что государственные спецслужбы разъедены коррупцией и не могут выполнить элементарных задач информационного терроризма, скажем так?

Муратов: Не могу сказать, что я отлично знаю индустрию ФСБ РФ, как там все дело устроено, это достаточно закрытая организация. Но то, что и я, и наши сотрудники знают, это уже не 90-е для ФСБ, уже нет агентов под прикрытием, которые занимаются бизнесом, уже нет такого агента Макса Лазовского, который одновременно занимается бизнесом, убийствами и взрывами. Все это уже закончено. Знаменитый отдел, который занимался, по-моему, УРПО под командованием генерала Хохолькова…

Лобков: За Березовским охотился.

Муратов: Да-да. Он давным-давно не существует. Печальная история роспуска и преследования сотрудников этого отдела, которые не были связаны уставом, должностными инструкциями, уголовным кодексом, Конституцией, ничем, эта история теперь глубоко в прошлом. Ни один из сотрудников ФСБ без внятного, а лучше письменного приказа, осуществлять вещи, которые выходят за рамки Конституции, на которой их могут поймать, не пойдет. Последняя ситуация в отношении провокации сотрудников ФСБ – прямое тому доказательство.

И когда ФСБ оказалось достаточно регламентировано, то на помощь здесь в качестве аутсорсинга приходят вот такие штуки. Посмотрите, компания и служба безопасности «Конкорда» занимается шпионажем в отношении СМИ и провокациями в отношении ряда политических деятелей. Несколько пиаровских кампаний, одна из которых «Социомост», не помню, как называется, Александра Бородая, организовывает фактически войну на юго-востоке Украины, а сам руководитель пиар-службы Бородай стал премьер-министром «Донецкой республики». Агентство «Тайный советник» разрабатывало идеологически-пропагандистское обеспечение ситуации по референдуму в Крыму. Началось время, впервые, наверное, в истории мы с этим сталкиваемся, когда крупнейшие специальные операции проводят пиар-агентства и частные спецслужбы. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.