ЛОБКОВ. Дмитрий Муратов, главред «Новой газеты»: «Евгений Пригожин – прекрасный повар, которому тесно в поварском колпаке»

5 июня 2014 Павел Лобков
15 124

Главный редактор «Новой Газеты» Дмитрий Муратов о частном политическом сыске кремлевского повара, шпионах, которых засылали в газету и их отчетах, опубликованных в блоге «Шалтай-болтай»

Лобков: Дмитрий, а тот слив, который сейчас был в блоге «Шалтай-болтай», там много содержится для вас откровений?

Муратов: Деятельность господина Пригожина Евгения Викторовича, талантливого ресторатора, организатора гигантских производств, вышла за рамки его компетенции, которые подразумевают, что он кормит Кремль, Большую 20-ку, Большую 8-ку, огромное количество военнослужащих, московских школьников. Это гигантский бизнес. Я не смотрел всю ту базу данных, которая была выложена, поскольку мы уже проехали для себя эту историю.

Мы написали про шпионов, которых к нам и к вам внедряли, и про центр троллинга в Ольгино, и про агентство такое же аналогичное в Харькове для обеспечения российской точки зрения в Харькове, в Украине, но он вышел за пределы своей компетентности. Потому что во многих документах, касающихся деятельности компании «Конкорд», был ряд мер в отношении высокопоставленных политиков первого эшелона власти. В частности люди, нанятые «Конкордом» и работающие с ведома, естественно, Пригожина, должны были писать тексты, направленные против премьер-министра Медведева.

Готовилось множество, как им кажется, смешных историй по компрометации ряда людей бизнесменов, которые, как кажется, Пригожину и «Конкорду», поддерживали Медведева, я не буду называть сейчас и фамилии, а также готовились выпускать мультфильмы многосерийные под общим названием, если я не ошибаюсь, «Дворкаша». Мы напечатали, что это будет, до того, как это вышло, потом это стало выходить, а затем это прекратилось.

Лобков: В случае с Медведевым, в частности с Дворковичем, тогда заказчиком называли другую компанию – «Апостол Медиа», возможно, другие компании, которые стояли под ником «Политреш», если я не ошибаюсь.

Муратов: Это эта компания, эта компания не «Апостол», это все делалось одной и той же компанией. Зачем это нужно очень успешному бизнесмену Пригожину, я точно сказать не могу. Это такая разносторонняя личность, которому тесно в поварском колпаке. Мне кажется, что мы впервые имеем дело с организацией частного политического сыска на деньги крупного бизнеса, которая оказывает услуги администрации по идейным соображениям. Это такая политическая информационная полиция. Мы столкнулись с этим, когда к нам был заслан шпион, даже не один, а два.

Лобков: Девушка…

Муратов: Мария Купрашевич. Мы даже не хотели называть ее имя, она молодая симпатичная девушка была здесь с нами раскрыта, рассказала нам все, что знала. Ну и мы ее с Богом отправили, чтобы она уволилась по собственному желанию, не продлили контракт. Но она тут же в Питере устроилась по поддельной трудовой книжке, ее еще у нас лежала, устроилась в МК в Санкт-Петербурге или в «Фонтанку»,  боюсь соврать.

Лобков: И продолжила свою деятельность.

Муратов: Да, и тогда нам пришлось про это написать. Вообще деятельность службы безопасности «Конкорда», я не знаю, в какой степени она контролируется самим Евгением Викторовичем Пригожиным, но эта деятельность для меня лично находится за рамками закона. Понимаете, очень сложно одной рукой Евгения Викторовича кормить саммит Большой 20 в Санкт-Петербурге и тут же наряжать в парик, пальто некого актера, который изображает Навального, который идет на встречу с Обамой в гостиницу, куда подъезжает кортеж Обамы. Или у гостиницы Обамы выстраивать придуманных фейковых персонажей из ЛГБТ-сообщества с плакатами вроде «Долой Путина, Обама - наш президент!». Это политическая провокация, честно говоря, очень низко пошибная. Нет в ней полета. Это еще как бы находится в рамках закона, но за пределами этики.

Но когда дело касалось нашего журналиста Андрея Сухотина, мы получили абсолютно неопровержимые доказательства, видеодоказательства того, что Сухотин был арестован якобы за драку и грабеж после нашего новогоднего праздника за то, что он ограбил какого-то человека и избил его. Так вот это целиком сделала служба безопасности компании «Конкорд».

Лобков: То есть получается, что это были пригожинские парни избиты?

Муратов: Свои люди побили какого-то парня и вызвали полицию, и этот побитый дал показания, но не на тех работников службы безопасности, которые вместе с ним вышли из машины и его побили, а на нашего журналиста Сухотина, который был после этого арестован. Мы не оставили это дело так. Мы подали заявление в Управление собственной безопасности МВД для того, чтобы это дело раскрыть, каким это образом по подложным данным некая компания кейтеринговая может возбуждать такие уголовные дела, полностью фальсифицируя ту ситуацию, в которой это произошло.

И на этом мы не остановились. Мы послали это видео, ссылку на него, пресс-секретарю президента России господину Пескову. И получили от него ответ, что эта деятельность не входит в компетенцию администрации президента. Ну не входит, так не входит. Мы будем добиваться того, чтобы это дело дошло до конца.

Лобков: То есть получается, что все попытки скомпрометировать Муртазина, о которых вы писали, теперь нашли подтверждение с другой стороны уже из взломов почты тех, кто это дело заказывал?

Муратов: Мы к этому времени уже вели несколько судов с людьми Пригожина. Я хочу заметить, что они же делали провокацию, помните, когда Быков якобы выступал на вечере по выдвижению какого-то кандидата от единороссов в Свердловской области. Потом начала выходить эта «Газета о газетах», причем рекламу «Газеты о газетах», которая разоблачает независимые СМИ, внедренная к нам Мария Купрашевич, она же была работником службы рекламы, опубликовала рекламу этой газеты на официальной абсолютно основе в «Новой газете». Им тоже казалось, что это смешно, но мы заработали на этом какие-то деньги.

Когда это все раскрылось, на Ирека Муртазина начали выходить люди, которых мы легко установили, как связанные с той же самой компанией «Конкорд». И, естественно, мы решили узнать, что ему нужно, и Иреку было поручено провести несколько раундов переговоров. Речь шла о том, что ему могут в Москве дать двухкомнатную квартиру, высокую заработную плату, что он переходит в некую газету, которая создается вроде как под выборы губернатора Московской области. Но главное – не с тем, чтобы он работал и выпускал газету, а с тем, чтобы он рассказал все, что он знает. Я ему даже предложил: «Ирек, рассказывай все, что знаешь, получай двухкомнатную квартиру». Но Муртазин оказался не столь циничен и эти переговоры прервал, но то, что они состоялись, это мы, естественно, в газете опубликовали. Такой политический сыск с попытками постоянных грубых вербовок.

Лобков: То есть система здесь такая – есть оппозиционный журналист, о которых многие думают, что они работают за идею, получают мало денег, когда им предлагают некую подачку, они тут же ее берут и переходят в другой лагерь. Потом все полощется по различным блогам и социальным сетям, и, тем самым, все СМИ