«Государство рубит сук, на котором сидит»: Светлана Ганнушкина — о том, почему власть в России боится мигрантов и этим вредит сама себе

27 сентября, 23:12 Анна Немзер
4 493
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Героиня нового выпуска программы «Кто здесь власть» — председатель Комитета «Гражданское содействие»* и член правления «Международного Мемориала»* Светлана Ганнушкина. Поговорили с ней о том, как помочь беженцам. Россия формально зовет к себе беженцев, потом не дает им легализоваться, получает на свою голову сотни тысяч людей без жилья и работы, а потом приходит в ужас — почему так? Как государство может действовать во вред себе и что с этим делать? И что такое «указ был, а указания не было»?

* По решению Минюста комитет «Гражданское содействие», Сахаровский центр, правозащитный центр «Мемориал» и «Международный Мемориал» внесены в реестр НКО, выполняющих функцию иностранного агента

Представьте себе, что вы вышли из дома по делам. А, я знаю, вы на рабочее собеседование пошли. По дороге вас остановила полиция, проверила регистрацию. Регистрации нет, ни до какого собеседования вы не дошли. Или, например, полиция вас не остановила в этот раз, обошлось. Вы пришли на собеседование, поговорили, у вас спросили регистрацию, регистрации нет, работы нема. Денег тоже нет. Или, например, к врачу вы хотите обратиться. Регистрации нет, полиса медицинского страхования нет, медицинской помощи тоже нема. Ребенка в школу записать ― через «Госуслуги», там спрашивают регистрацию, школы нема.

Но я могу пострашнее рассказать. Вот, допустим, когда вас задержала полиция, они вам говорят: «Вы вещи здесь оставьте, пойдемте пальцы катать». Снимать отпечатки пальцев. В принципе, не имеют права, но кого это волновало? Вы вещи оставили, пошли с ними, возвращаетесь, а у вас в сумке наркотики. Это реальная история вполне.

Хорошо, если страшно это представлять, давайте я вам так скажу: просто представьте себе, что вам бывалые люди говорят, знающие уже ситуацию: «Чувак, ну ты чего как маленький? Кто же вещи оставляет? Не оставляют вещи, там подбросят что-нибудь. И карманы на штанах и куртке ты лучше зашей, безопаснее будет». Вот так вы и ходите по городу с зашитыми карманами, довольно унизительно.

И я не знаю, откуда вы, может, из Афганистана, где сейчас талибы пришли к власти, или вы из Донбасса, где стреляют и идет война, или вы, например, из Чечни, вы гей, вам там грозит убийство. Но вы бежали от этой жизни в надежде на жизнь более безопасную, а ждет вас вот это с высокой вероятностью.

О том, как помочь беженцам, как избежать этого унижения, как отстаивать их права, мы сегодня поговорим со Светланой Ганнушкиной, главой комитета «Гражданское содействие», который, вы удивитесь, признан в России иностранным агентом. Меня зовут Аня Немзер, это программа «Кто здесь власть». Но сначала профайл. Комитет «Гражданское содействие», как это работает.

Это было в то время, когда была пандемия, когда наше государство, которое всегда готово с радостью похвалиться, если оно делает что-то хорошее для людей, наш президент выпустил несколько прекрасных указов по поводу того, что должны продлеваться все документы на время пандемии, того, что нельзя выдворять людей, выдворять некуда и надо помещать в центры временного содержания иностранных граждан, что, конечно, тоже на пользу обществу, потому что эти центры могут стать разносчиками инфекции. Это все было очень разумно.

Однако органы МВД составляли протоколы нарушителям, отправляли в суд, и судья принимал решение о выдворении. И когда вот так вот в кулуарах мы спросили судью, как же так, ведь есть указ…

Поперек президента, получается.

Поперек президента. И вот судья отвечает искренне и просто, он говорит: «Указ-то есть, указания-то мне не было».

Ой как хорошо, а. Это замечательно.

И мне кажется, эту фразу «Указ есть, а указания не было» можно сделать эпиграфом к нашей судебной системе.

Светлана Алексеевна, давайте начнем так. У нас есть, я знаю, 61-я статья Конституции, которая вроде бы обещает право на убежище, вроде бы так написано. И я знаю, что всегда есть такая ситуация, например, мне люди, занимающиеся проблемой бездомных, говорят, что, по их статистике, есть такое-то количество бездомных в Москве, в Петербурге, не знаю, и есть государство, которое говорит: «Да нету, рассосались, было тридцать тысяч, стало три. И вообще нету».

Мы их не видим.

Да, мы их не видим. Что с мигрантами, что с беженцами? У вас есть цифры, вы их не раз называли, но я считаю, что есть какие-то вещи, которые, в общем, можно повторить.

У нас государство любит выражаться так. Они говорят: «В поле нашего зрения находится столько-то». Знаете, у каждого свое поле зрения, как известно.

Под фонарем, да-да.

Его можно искусственно очень ограничить.

Если говорить о реальных цифрах, у нас, конечно, по крайней мере, около двухсот тысяч людей, которые могли бы получить убежище, имеют все основания обращаться за убежищем и получить его. А реальные цифры ― вот они, реальные цифры, это наш ежегодный доклад, доклад за прошлый год. Но это цифры не наши, это цифры Росстата, сколько, по представлению нашего государства, людей, имеющих статус беженца, официально им предоставленный, и это все. Это 455 человек. 455 человек имеют статус беженца.

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

  • Зиновий Яворский

    Вюрцбург
    08.10.2021

    Дорогие друзья! Буду благодарен тем, кто подарит мне подписку на телевидение, которое создаётся и распространяется иностранным средством массовой информации. С наилучшими пожеланиями Зиновий.

    Помочь
  • Tarasov Alexandr

    Люберцы
    20.06.2020

    Сократили. Денег нет!!!

    Помочь
Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде