Сотрудничать с режимом или ломать систему? «Казус Федермессер» обсуждают Шендерович и Кашин, Баунов и Эггерт, Галлямов и Рогов

16 мая, 20:43 Анна Немзер
29 992

В сентябре 2019 года состоятся выборы в Мосгордуму. Вокруг 43-го избирательного округа происходит конфликт: там одновременно выдвигаются учредитель благотворительного фонда помощи хосписам «Вера» Нюта Федермессер и юрист Фонда борьбы с коррупцией Любовь Соболь. По этому поводу разгорелась серьезная дискуссия, которая длится уже несколько дней. В специальном эфире Дождя мы собрали участников этой дискуссии с разных сторон баррикад.

Добрый вечер, дорогие друзья. Это «Прямая линия» на телеканале Дождь, специальный выпуск. Меня зовут Анна Немзер. Специальный выпуск потому, что у нас не будет одного гостя в студии, у нас будет много гостей, которые будут подключаться по скайпу. В сентябре 2019 года должны состояться выборы в Мосгордуму, и вокруг 43 избирательного округа происходит некоторый конфликт, потому что туда собираются выдвинуться учредитель Фонда помощи хосписам «Вера» Анна Федермессер и юрист Фонда борьбы с коррупцией Любовь Соболь.

И тот конфликт, который между ними происходит, и который вокруг них обсуждается, это не просто конфликт двух конкурентов, это гораздо более серьезное, на мой взгляд, противостояние. Это противостояние людей, которые готовы сотрудничать с властью и менять ситуацию в стране таким образом, и людей, которые с ними резко не согласны и считают эту стратегию ошибочной. Я бы сказала, что это можно назвать конфликтом «лоялистов» и несогласных, конфликтом коллаборантов и революционеров, только я хочу сразу оговориться, что я ни в то, ни в другое понятие не вкладываю ни положительного, ни отрицательного смысла, и давайте договоримся, что это просто обозначения двух разных стратегий в этой ситуации.

Дискуссия по этому поводу разгорелась очень серьезная, она длится уже несколько дней. И мы решили собрать мнения участников этой дискуссии, с самых разных сторон баррикад, и посвятить им специальный выпуск этой «Прямой линии». Мы будем давать и цитаты, которые привлекли наше внимание, и просить гостей прокомментировать их позицию чуть более подробно и развернуто. Я хотела бы сейчас, чтобы к нас подключился по скайпу политолог Константин Эггерт, и с него мы начнем. Сначала дайте нам, пожалуйста, цитату из того, что Константин писал по этому поводу в своем фейсбуке.

Эггерт: «Идти в Мосгордуму против оппозиционного кандидата, кстати, тоже молодой женщины, занимающейся разоблачением коррупции — не политика, что ли?На прямой вопрос об этом либо хамство и лицемерие про узкую прослойку, как в этом тексте (будто сама Анна Константиновна от станка к нам прибыла), либо вовсе молчание, как в ответ на письмо Алексея Навального. И молчание-то как раз и показывает: отговорки про аполитичность — сродни грубому, но меткому анекдоту про слепого в бане. Именно поэтому и молчат, что всё понимают!»

И сейчас Константин Эггерт с нами на связи. Константин, здравствуйте. Вы меня слышите?

Эггерт: Здравствуйте, Аня. За политолога отдельное спасибо. Я просто журналист, давайте так считать.

Хорошо, давайте так считать. Скажите, пожалуйста, вот вы написали такой текст. Скажите, пожалуйста, вам же могут на это сказать, что в принципе Навальный здесь тоже мог бы уступить, что в принципе действительно происходит очень понятная ситуация, оппозицию как всегда раскалывают, и пока мы будем спорить у себя в фейсбуке, кто должен идти в Мосгордуму, Федермессер или Соболь, весь их потенциальный электорат расколется надвое, и большинство голосов достанется кандидату от «Единой России». Как бы вы ответили на такое возможное возражение?

Эггерт: Во-первых, я думаю, что в отношении оппозиционных власти кандидатов стоит, наверное, говорить не об Анне Константиновне Федермессер и Любови Соболь, а Соболь и Сергее Митрохине. Я знаю многих жителей Хамовников, 43 округ как раз это, которые хотели бы видеть именно Митрохина в числе кандидатов, потому что с их точки зрения, он много знает о происходящем в районе, поэтому здесь ситуация намного еще сложнее. Но я не думаю, что госпожа Федермессер является оппозиционным кандидатом. Собственно, она так себя тоже не позиционирует. И мне кажется, вот эта история с ней, при всем том, что, может быть, где-то я употребил очень резкие выражения, тем не менее, по сути, это история про то, как то, что было, может быть, нужным и вдохновляющим вчера, сегодня выглядит немножко странно.

Давайте вернемся на, сколько там, 7-9 лет назад, в 2010-2011 год мысленно, когда такие люди, как Елизавета Глинка, как целый ряд других представителей НПО, людей, занимавшихся социальными проблемами, которыми не хотели или не могли заниматься власти, стали героями общества. И общество наше, по крайней мере в его таком активном политическом варианте, оно все время жаждет вот этих, как я их называю, «светских святых», которые должны каким-то образом всех вдохновить. Такой, знаете, коллективный поиск коллективного Вацлава Гавела. Но дело в том, что вот эти «гавелы», Вацлав Гавел, он либо есть, либо его невозможно создать.

И с тех пор мы много узнали о том, какие позиции занимают эти люди. Да, действительно, большая их часть делает вид, что они аполитичны. На самом деле, конечно, нет, у этих людей достаточно образования и жизненного опыта, прямо скажу, чтобы понять, очень часто они действительно играют в политику, но в такой неполитической обертке. И скажем, если можно было еще сказать, что вступление в Общероссийский народный фронт, в который несколько месяцев назад вступила госпожа Федермессер, это только для продвижения дела хосписов, то, простите, участие в выборах в Мосгордуму — это чистой воды политика, это конкурентная политика.

И с этого момента, боюсь, не принимаются вот эти все отговорки очень многих наших видных общественных деятелей «ах, я такой/такая аполитичная/аполитичный, я ничего не понимаю в политике, я не касаюсь этого, я касаюсь только…», я не знаю, там своей больницы, своей галереи, своего приюта для бездомных животных, «и только ради этого я живу». Да, возможно, вы живете ради этого, но ваши действия совершаются в определенном контексте. И в данной ситуации этот контекст совершенно ясен — это подвинуть как минимум одного, а скорее всего даже получается, что и двух потенциально неудобных власти кандидатов. Это прежде всего Соболь, но как я теперь понимаю, и Митрохин тоже, которого тоже, видимо, власти видеть не хотят.

И поэтому я бы сказал, что совершенно честно было бы сказать «Я иду с определенной политической программой на эти выборы», потому что статус московского городского депутата — это, простите, политическая должность. Ну как можно, если завтра будет решаться вопрос в Мосгордуме, например, о городском законодательстве о митингах, городском законодательстве о наблюдении за выборами, мало ли еще сколько будет политических вопросов, придется голосовать, и это будут политические решения, невозможно будет рассказывать только о хосписе или только о благотворительной деятельности в сфере образования или чем-то еще, если будут еще такие же люди избраны в Московскую городскую думу. Это конкурентная политика. С этого момента, если вы в ней участвуете, вас приходится судить по политическим меркам, простите. И если вы ничего не понимаете в политике, вам придется в ней разобраться и занять какую-то сторону. Вот и все, что я бы хотел на эту тему сказать.

И одновременно могу сказать следующее, насколько я понимаю, партия «Единая Россия», ее бренд, сейчас не очень популярны в России вообще, в Москве уж точно. Поэтому идти под брендом «Единая Россия» никому не хочется, это, в общем, заранее проигрышная ситуация, я не уверен, что даже какие-то очень серьезные инструменты административного ресурса смогут помочь человеку, который напишет у себя на предвыборном плакате «Я из «Единой России». Поэтому подбираются нейтральные кандидаты, готовые сотрудничать с властью ради какой-то цели. Ну вот, собственно, я думаю, что Анна Константиновна довольно ясно дала понять, что она к этому готова, я говорю об ее интервью «Коммерсанту», на которое я и среагировал, и таковым образом ее и нужно воспринимать.

Спасибо огромное. Константин Эггерт, журналист, был у нас сегодня на связи. Действительно там был сюжет с тем, что Алексей Навальный написал открытое письмо Анне Федермессер, подробно объясняя, почему, с его точки зрения, не стоит ей баллотироваться, и как это будет выглядеть. Ответа никакого не было, но сегодня появилось интервью Анны Федермессер, которое она дала Зое Световой для «Новой газеты», некоторые ответы там есть. Кого-то они удовлетворят, кого-то не удовлетворят. Я бы попросила вывести на экран слайд с цитатой из этого интервью.

Федермессер: «Я выбираю помогать тем, кому хуже, кто слабее, тем, кто имеет право очень на многое, но совершенно не имеет никаких инструментов для того, чтобы это свое право реализовать. И Дума для них может стать таким инструментом. И я хочу заниматься этим, а не борьбой».

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Россия это Европа