Вы ничего не знали о дальнобойщиках.

Кто они на самом деле
Круглый стол
10 декабря 2015
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть

Главный протест последнего времени — против введения платы за проезд по федеральным трассам через систему «Платон» —Когершын Сагиева обсудила с политологом Дмитрием Орешкиным и двумя дальнобойщиками, которые приехали в Москву из Санкт Петербурга и Оренбурга, Андреем Бажутиным и Алексеем Губанцовым, а также дальнобойщиком из Тюмени Владимиром Ардашовым и из Липецка — Иваном Наумовым.

Сагиева: Начнем с последних новостей. Сегодня вице-премьер Аркадий Дворкович заявил, что система «Платон» является справедливой, а введение моратория на нее не обсуждается. В «Росавтодоре» сегодня также рассказали, что «Платон» приведет к повышению цен, но лишь на несколько копеек. Это ответ дальнобойщикам, которые грозили подорожанием продуктов из-за увеличения расходов на перевозки. На текущий момент дальнобойщики организовали штаб в Подмосковье, выбрали пресс-секретаря. Ранее по всей стране прошли акции протеста. Первый вопрос нашим героям: расскажите, вы когда в Москву приехали? Сколько дней вы йже здесь находитесь?

Бажутин: Сегодня, получается, пятый день.

Сагиева: И вы тоже пятый день?

Губанцев: Да, я с субботы нахожусь здесь, пятый день.

Орешкин: Вы в машинах живете?

Бажутин: Мы — да.

Сагиева: Что планируете делать дальше?

Бажутин: Как вам сказать, что планируем. Мы пока планируем собрать автомобили сюда по возможности с ближайших регионов, потому что нам сразу этого сделать не дали. Те колонны, которые с регионов выходили, их разбивали машинами ДПС, останавливали, препятствия чинили. Те, кто смогли, те доехали, в частности, на парковку эту к «Меге» заехало всего порядка 18 машин. Больше машин туда не пустили. Но у нас машины стоят на стоянках вокруг, просто пока собираем машинки. Пока.

Губанцев: Ну и как мы уже заявляли, в данный момент идет сплоченность всего коллектива, создаваться будут в регионах сообщества водителей, перевозчиков, на местах уже.

Сагиева: А заявления Дворковича вас не смутили? О том, что «Платон», в общем-то, не собираются отменять.

Бажутин: Насколько мне известно, соотношение крупных перевозчиков и нас, частников, это 25 к 75. То есть 75 — это нас. Мы сейчас в нынешней экономической ситуации работать в принципе не можем — не целесообразно. И большинство стоит. Поэтому с кем собирается возить грузы — я не знаю, пока трудно мне понять. Сколько мы знаем перевозчиков в стране, они практически все стоят. Эти заявления, которые делают, что 700 тысяч машин зарегистрировалось в «Платоне», безусловно, эта цифра может быть. Но дело в том, что еще многие машины, которые из регионов не выпускали, которые ехали к нам, они вынуждены зарегистрироваться в «Платоне» только для того, чтобы доехать до Москвы. Работать они не собираются.

Сагиева: И сколько по времени они собираются не работать? Может быть, есть какой-то лимит? Вот мы протестуем месяц или мы протестуем неделю?

Губанцев: Мы собираемся идти до победы, пока не будет отмены «Платона» либо какого-то компромисса. Скажем, если компромисс и будет какой-то, тем не менее, мы все равно продолжим бороться и будем идти до полной отмены данного постановления.

Орешкин: Скажите, пожалуйста, в прессе все говорят, что там 200 машин, 250 машин. А на самом деле? Я так понял, что около полумиллиона таких больших машин.

Бажутин: Вы имеете в виду всего?

Орешкин: Всего и сколько вовлечено в процесс протеста.

Бажутин: Всего по России, насколько мне известно, около 2 млн. машин. Но надо учитывать, в это же входят крупные предприятия, которые работают, какое-то количество, и есть еще спецтранспорт, который в принципе не работает по «Платону». Я так думаю, что где-то 1 млн. 300 — это частники. В протесте очень трудно посчитать, сколько участвует, потому что колонны разбивали, они разрозненны, стоят вокруг Москвы. Много машин, маленькими партиями, чуть побольше. Посчитать сложно, но это достаточное количество машин. Трудно сказать.

Губанцев: Многие машины, которые протестуют, стоят у себя дома, на стоянках, не выезжают на работу.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.