Чего Путин сможет добиться от Обамы. И наоборот.

И кто без Примакова и Черномырдина сможет начать переговоры с украинской элитой
Круглый стол
25 сентября 2015
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть

Обама и Путин всё-таки встретятся. Договорённость под вечер была обеими сторонами подтверждена. Что Путин хочет от Обамы? И что реально может получить? Перспектива мира, хотя бы только в Сирии, — достаточно ли этого будет для того, чтобы мир, мировые лидеры посмотрели на Путина новыми глазами? И хочет ли он сам этого? Или же буквально всё, от мюнхенской речи до Донбасса и Сирии, — это вообще информация для внутреннего пользования, для российского телезрителя, для рейтингов? Обо всём этом Мария Макеева поговорила с гостями в студии. 

Владимир Путин: Председатели, уважаемые главы государств и правительств, уважаемый Генеральный секретарь, дамы и господа. Вот уже шесть десятилетий судьбы миры неразрывно связаны с деятельностью Организации Объединенных наций, ровесницы и одного из самых ярких символов победы над нацизмом. Мы помним, что верным идеалом свободы и гуманизма сплотило тогда народы планеты в совместной борьбе. И в создании ООН была ясно выражена воля цивилизованного человечества не допустить новых разрушительных войн и возрождения варварских идеологий, проповедующих насилие, агрессию и расовое превосходство. За 60 лет ООН знала и горячие дискуссии, и острые противоречия, но именно она стала уникальной площадкой для системного диалога наций по строительству безопасного мира. Именно в этих стенах были запущены многие идеи разрядки совместного поиска и выработки основ принципиально нового, не конфронтационного мира порядка.

Уважаемая госпожа федеральный канцлер, господин Тельчик, дамы и господа, весьма признателен за приглашение на столь представительную конференцию, собравшую политиков, военных, предпринимателей, экспертов из более чем 40 стран мира. Формат конференции дает мне возможность избежать излишнего политеса и необходимости говорить округлыми, приятными, но пустыми дипломатическими штампами. Формат конференции позволяет сказать то, что я действительно думаю о проблемах международной безопасности. И если мои рассуждения покажутся нашим коллегам излишне полемически заостренными либо неточными, я прошу на меня не сердиться, это ведь только конференция.

Макеева: Едва ли ни еще более интересным вопросом, что произнесет Путин в Нью-Йорке, стало не то, что он скажет с трибуны, а то, что он скажет на встрече с Бараком Обама. Они все-таки встретятся, договоренность под вечер эта была обеими сторонами подтверждена. Что Путин хочет от Обамы? Что реально может получить? Перспективы мира, хотя бы только в Сирии? Достаточно ли этого будет для того, чтобы мировые лидеры, весь мир посмотрел на Владимира Путина новыми глазами и хочет ли он сам этого? Или же все, буквально от Мюнхенской речи до Донбасса и Сирии - это вообще информация для внутреннего употребления, для российского телезрителя, для рейтинга, в конце концов. Обо всем этом мы поговорим в течение ближайшего часа.

Прежде всего, давайте все-таки о встрече Обамы с Путиным поговорим. Почему, как вы считаете, Обама так долго от этой встречи уклонялся? Потому что такое впечатление может создаться, что это было именно так — уклонялся от перспективы этой встречи.

Александр Баунов, главный редактор Carnegie.ru: Очевидно, наказывали Россию. Задача была — показательным образом наказать российское руководство.

Макеева: Это удалось?

Баунов: Видимо, до конца нет, потому что еще совсем недавно все казалось, все выглядело так, и говорили об этом, что Обама до конца своего срока с Путиным встречаться, скорее всего, не будет. А теперь будет и, конечно, нам сейчас расскажут о дипломатической победе России.

Валерий Соловей, доктор исторических наук, профессор МГИМО: Вы знаете, к сожалению, Россия находится на западном направлении в полуизоляции. Это не полная изоляция, но это полуизоляция, в отличие от восточного направления. И один из этих элементов полуизоляции — это, конечно, я бы сказал, демонстративное нежелание западных лидеров встречаться с нашим президентом. И то, что сейчас произойдет, обратите внимание, как ожидание у нас в России, благодаря масс-медиа, растут, что должно произойти нечто судьбоносное. Я не уверен, что это будет судьбоносная встреча, я даже убежден, что она не будет судьбоносной, это, скорее всего, будет рядовая встреча на полях. Но, тем не менее, она будет важна, в том смысле, что вот это не общение на высшем уровне России и США будет, наконец, прервано, и это важно и для одной, и для другой страны, и я думаю, что это важно будет и для Ближнего Востока, и для Украины тоже.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.