Телеканал Дождь временно приостанавливает свою работу

«Надеюсь, что дело завершится в ее пользу»: экс-глава РУСАДА — о допинг-скандале Валиевой

15 февраля, 20:29 Екатерина Котрикадзе
2 495
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Гость нового выпуска программы «Котрикадзе иностранных дел» — Юрий Ганус, бывший глава Российского антидопингового агентства (РУСАДА). Обсудили решение Спортивного арбитражного суда о том, что российская фигуристка Камила Валиева может продолжать участие в Олимпийских играх, несмотря на обнаружение допинга в ее пробе, сданной еще до начала соревнований — можно ли назвать это победой сборной Российского олимпийского комитета и как ситуация может развиваться в дальнейшем?

Спасибо вам большое, что нашли время и возможность выйти к нам в эфир. Я бы хотела попросить вас прокомментировать решение, принятое судом относительно того, что Камила Валиева может продолжать участие в Олимпийских играх. Можно ли говорить о том, что это победа российской стороны в этом конфликте?

Вы знаете, прежде всего необходимо говорить, что это, наверно, победа для Камилы, потому что прежде всего этот кризис, мы видим, какое влияние он оказывает, теоретически влияние на спортсменку мог оказать, тем более в ее возрасте. Поэтому в этом отношении это для нее.

Что касается теперь в целом для нашей страны, да, плюс это, я думаю, победа для нашей сборной по фигурному катанию, потому что действительно необходимо объективно относиться ко всем обстоятельствам и совершенно очевидно, что информация о положительной пробе пришла уже в период после соревнований, потому что если бы она была ранее, я думаю, команда бы приняла решение и не включила бы в состав команды по фигурному катанию, соответственно, спортсмена, у которого есть такой спорный результат. В этом отношении было бы несправедливо в этих условиях лишать команду золотой медали.

Теперь что касается общего, конечно, откровенно говоря, ужасно, что возникла подобная ситуация, да, подобная критическая ситуация. Она возникла, вышла на Олимпийских играх в ситуации, когда наша сборная идет в определенном статусе и когда существует такой долгий, длительный шлейф. И в этом отношении, конечно, эта реакция, которая идет, соответственно, даже не только реакция публичная, да, различных антидопинговых деятелей, но и дело в том, что есть же реакция МОК, есть реакция ВАДА. ВАДА не удовлетворено этим решением, мы знаем, МОК тоже пытался оспорить это решение, так же как и международная федерация.

Потому что здесь очень важно понять: есть логика антидопинговых норм всемирного антидопингового кодекса. Формально была зафиксирована, да, запрещенная субстанция. Согласно этой логике, в общем-то, должно было быть отстранение, но… Почему но и почему, наверно, я выскажу парадоксальное свое мнение, но я действительно согласен с этим, есть дух и буква закона, да. Давайте все-таки подумаем и представим себе, во-первых, чуть-чуть назад отойдем, когда были соревнования 25 декабря 2021 года. До соревнований и после соревнований, естественно, это у нас наша ведущая фигуристка, пробы брались, они были отрицательными.

И в этом отношении, понимаете, когда мы попытаемся смоделировать логику и понять мотивацию команды Камилы Валиевой, это было бы совсем, во-первых, непонятно и нелогично, понимая то, что у нее точно будут отбирать, потому что она все время в призах на тех или иных соревнованиях. Это лидер, да, и она все время занимает ведущие места. Таким образом, она тестируется. В этой связи принимать какие-то запрещенные субстанции было бы совсем практически предсказуемо критично, да, потому что у нее отобрали бы пробу и она, соответственно, была бы зафиксирована.

Поэтому в этом деле гораздо больше вопросов, чем ответов. И самое главное еще ― нельзя ни в коем случае сейчас, я слышал, что сейчас на главного тренера, на других лиц из ее команды пытаются оказать давление и тут же сразу обвинить. Мне кажется, это очень простая логика. Более того, все-таки Камила ― это защищенное лицо, да, в соответствии с нормами всемирного антидопингового кодекса и стандартом. В этой связи, понимаете, совершенно очевидно, что фокус переходит на команду, на главного тренера и на других лиц, если говорить об этом.

Поэтому для того, чтобы не идти по пути той логики, которая могла бы быть, да, я могу предположить, допустим, недоброжелателей, нужно, конечно, разобраться. И то, что РУСАДА объявило о расследовании, ВАДА объявило о расследовании, я считаю, это правильные шаги. И то, что решение принято, которое не разрушает будущее как минимум в виде участия ее в Олимпийских играх, ― это замечательно. Хотя я представляю, под каким давлением и гнетом она сейчас находится на соревнованиях.

Это, конечно, самое главное вообще во всей этой истории ― судьба самой Камилы.

Конечно.

И очень за нее, конечно, тревожно. Одновременно хочется понять, каковы перспективы и лично Валиевой, и всей российской команды. Мы понимаем, что рассмотрение дела в спортивном арбитраже продолжается, что это рассмотрение может затянуться еще на некоторое время. Как вы думаете, исходя из каких-то этих предварительных данных, исходя из предварительных решений, все-таки есть ли шансы у Камилы Валиевой, что дело завершится в ее пользу и в пользу команды?

Я надеюсь, что оно завершится в пользу Камилы, да, это первое. И тем более здесь действительно, понимаете, даже оценивая реакцию, которая есть, и российскую, и международную, кто бы как критично ни относится, но все очень снисходительны и все с пониманием относятся к спортсменке. Слушайте, да в пятнадцать лет она даже не знает названия этого препарата, я уверен. Она думает о другом. Это вообще-то девчонка, маленькая девочка. При всем том, что она выглядит убедительно на соревнованиях, это совершенно не значит, что она является каким-то циником в спорте, это еще не тот возраст, да. Тем более при, действительно, периоде становления именно психики спортсменки и всего остального. Поэтому, конечно, она сейчас думает о другом. И в отношении я искренне надеюсь, что это ни в коем случае не должно отразиться на ее будущем.

Что касается всех остальных, в отношении которых ведется расследование, вот здесь очень много вопросов, потому что все зависит от того, что будет доказано. Но что касается самого расследования, расследование это будет очень непростое, потому что очень сложная форма доказывания и очень сложные вообще объекты, предметы доказывания. Это вообще такая очень сложная категория, и с учетом тех ограничений, которые существуют, теми методами, которые есть у РУСАДА и у ВАДА, это сделать будет крайне сложно. Но все равно надо разбираться и работать. Продлится это, я думаю, достаточно продолжительное время.

Есть ли в этом процессе, в этом скандале политический подтекст, по-вашему?

Вы знаете, политический подтекст идет следом. Политический подтекст идет за решением CAS, таким лояльным решением CAS, которое отражает опять-таки, как мне кажется, дух закона, хотелось бы этого. Но еще раз: при этом он противоречит логике, да, фактически препарат был обнаружен, почему все говорят и поднимают волну, не все, я имею в виду, очень многие говорят, и ВАДА, и другие, в том числе субъекты международной деятельности.

Поэтому в этом отношении, понимаете, политика будет сейчас, когда будут говорить о том, что это решение несправедливое. Тем более что я читал уже и заявление Олимпийского комитета США, потому что здесь… Плюс я слышал о том, что Тайгер Трэвис также высказался. Но, понимаете, было бы крайне несправедливо, я хочу сказать, если бы спортсменка, молодая спортсменка в таком юном возрасте действительно была бы отстранена от соревнований и фактически не использовала этот шанс действительно для развития себя прежде всего как спортсменки. Я говорю не о карьере именно, потому что сейчас идет становление ее, она еще не думает о таких категориях.

Как могло это вещество попасть в кровь Валиевой? Ведь понятно, что она не могла это сама принять. Вы говорите, что тренера и прочих членов команды рано обвинять в чем бы то ни было. Тогда каким образом это могло произойти вообще?

Вы знаете, здесь сложно говорить, да, потому что здесь могут быть разные… Во-первых, еще раз, понимаете, сослагательное наклонение в этом отношении я бы не стал применять, если бы, да. Здесь много факторов, факторов, о которых говорят и другие спортсмены, что тут и конкуренция может оказывать свое влияние, это может быть в том числе применение разрешенных препаратов, у которых может быть след, да. Может быть масса всего остального, я не знаю, я не хотел бы сейчас об этом говорить. На эти вопросы даст ответы именно расследование, которое будет проходить.

Но что касается, понимаете, вот такой политики, просто самое главное ― сделать правильные выводы, чтобы подобные ситуации больше не возникали.

Юрий Александрович, сейчас возобновились эти споры. Вы упоминали неоднократно уже в нашей с вами беседе, что она совсем ребенок. Возобновились споры о том, можно ли и нужно ли допускать в столь нежном юном возрасте спортсменов к Олимпийским играм. Как вы думаете, может быть, имеет смысл повысить этот возрастной ценз?

Вы знаете, пусть этим занимаются профессионалы. У нас их достаточно много. Я не вижу в этом отношении никаких ограничений. Слушайте, извините, тут по различным гендерным сейчас, наоборот, убираются ограничения. Тем более, понимаете, это установленная практика, нормы, которые были раньше, и в этом отношении молодые спортсменки участвовали в таком возрасте не только от нашей страны. Может быть, здесь особенности вида спорта, да, это нормально.

Надо просто контролировать, понимаете, еще очень важно, я всегда говорил, когда работал, очень важно, чтобы команды прежде всего не допускали, то есть чтобы брали еду и воду из доверенных рук. И в этом отношении профессиональные команды возят с собой даже поваров. Понятно, для этого должны быть условия, но, во всяком случае, контроль этот должен быть обязательно. В этом отношении, естественно, чтобы не допускать даже вероятности того, что действительно либо еда, либо питье будут загрязнены.

Международный Олимпийский комитет уже принял решение о том, что награждения российской команды по фигурному катанию не будет в рамках этих Олимпийских игр, поскольку до завершения игр, очевидно, не будет решения суда. Одновременно с этим было заявлено, что в женском одиночном катании тоже будет отменено награждение победителей, если Камила Валиева возьмет любую медаль.

Я бы хотела у вас спросить, Юрий Александрович, вы прекрасно осведомлены о том гигантском скандале, который произошел несколько лет назад в связи с допингом, вы знаете, что Россия выступает не под российским флагом и это, в общем, для многих большая проблема, это обидно, это тяжело принять, естественно, и болельщикам, и спортсменам. Как вы думаете, все-таки у России сейчас какая репутация с точки зрения допинга? Приняли уже как факт, что подмочена эта самая репутация, или уже очистилась?

Вы знаете, на самом деле очень сложная ситуация. Безусловно, здесь необходимо системно с этим работать. Но для того чтобы фактически выравнивать, повышать капитал доверия, да, и чтобы это доверие росло, причем давайте мы уберем опять-таки различные инсинуации с политикой, хотя, безусловно, политики стоят дальше, но как бы там ни было, не нужно давать никаких оснований для сомнений и тем более для сомнений в своих действиях.

А кто должен за это отвечать? Последний у меня вопрос.

Кто должен отвечать? Во-первых, конечно, для начала необходимо, чтобы РУСАДА была истинно независимой организацией, потому что РУСАДА является ядром антидопинговой системы.

А это не так?

Я не знаю сейчас, так или нет, но я могу сказать, что Вероника Логинова, которая пришла в качестве руководителя, имеет опыт работы, естественно, она знает все, мы взаимодействовали с ней, когда она очень плотно работала именно с замминистра, у нас были достаточно позитивные подвижки. В этой связи, понимаете, здесь очень важно понимать, что независимость РУСАДА фактически «независимость ― доверие». Потому что что значит независимость? Не независимость от страны, не независимость от ее интересов, потому что национальные интересы, целью РУСАДА была защита национальных интересов, защита чистого спорта и честных соревнований, понимаете? В этом отношении, естественно, в этой связи допускаются к соревнованиям чистые спортсмены, для всех равные возможности.

Но вопрос заключается в том, чтобы независимость была при принятии решений в кризисных ситуациях, чтобы никакое третье лицо не оказывало. Это первое. Так вот, независимость РУСАДА. И второе, конечно, ― это, собственно говоря, последовательная позиция в борьбе с допингом, заявления и действия, связанные с тем, чтобы действительно наладить порядок. Об этом говорят, более того, видно, что были сделаны заявления на всех уровнях о том, что необходимо выходить из кризиса. Сейчас очень важно, чтобы заявления и слова подтверждались делами.

Большое вам спасибо за ответ и за ваше время.

Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

    Другие выпуски
    Лучшее на Дожде