Телеканал Дождь временно приостанавливает свою работу

«Становится больше военных»: украинский военный аналитик Арестович оценил в 150 тысяч группировку России около Украины

15 февраля, 20:20 Екатерина Котрикадзе
1 965
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Несмотря на дипломатические усилия Запада по деэскалации ситуации вокруг Украины, напряжение в связи с возможной войной только усиливается. Поговорили с экс-спикером украинской делегации в Трехсторонней контактной группе Алексеем Арестовичем, насколько вероятно масштабное вторжение.

Спасибо, Алексей, что присоединились к нашему эфиру. И, конечно, первый и самый животрепещущий вопрос: ждете ли вы войны, вторжения ― масштабного, естественно, оговорюсь сразу, потому что все мы понимаем, да, что война идет восемь лет. Ждете ли вы масштабного вторжения России?

На самом деле, по моей оценке того, что происходит, несмотря на все панические переводы западных посольств, сообщения в прессе, назначения дат, я думаю, ситуация еще не определилась. Что позволяет так думать? Во-первых, мы не видим последних приготовлений, которые необходимы в чисто военном смысле, чтобы произвести нападение. Во-вторых, еще ряд дипломатических встреч намечен, которые явно не способствуют началу боевых действий. Одни из ключевых ― это встреча в Турции с президентом Эрдоганом и возможная встреча президента Путина с Зеленским, которая предварительности анонсировалась в качестве модальности, возможности.

Вы говорите, что инфраструктура не готова, а я читала в западной прессе, что там уже развернули военные госпитали и что это как бы тот самый последний штрих, который был необходим для того, чтобы начать вторжение.

В военном смысле последние штрихи совсем другие.

Расскажите, каких штрихов вы ожидаете.

Это не скажет гражданским людям абсолютно ничего. Например, боеприпасы на грунте. Что это скажет гражданским людям? И так далее. Потому что, например, у самоходной и просто артиллерии есть ввозимые комплекты, а есть, когда боеприпасы складываются на грунт, это там долго стоять не могут, это вопрос двух-трех дней, суток, иначе ящики начнут отсыревать со всеми вытекающими последствиями. Когда боеприпасы на грунт сложили, тогда это означает, что вот-вот.

И многие другие мелкие признаки подобного рода, я пример привел. Пока мы их не видим. Западные партнеры судят, видимо, исходя скорее из общих начертаний группировки. Она действительно почти готова. И когда я говорю «последние приготовления», надо понимать, что это вопрос двух-трех суток. В принципе, российская группировка уже может в течение двух-трех суток переходить в наступление, если им это понадобится. Но опять же политическая канва на сопровождении всего этого пока показывает, что мы еще находимся в переговорном процессе. В интересах Владимира Владимировича пробросить предложение Эрдогана, слишком много связывает Турцию и Россию.

Скажите, можете ли вы подтвердить, известно ли вам, что происходит с российской стороны границы? Правда ли можно говорить о дополнительной концентрации войск, техники и так далее, и так далее? Можно ли подтвердить сейчас, что вооруженных сил России становится больше?

Да, становится больше, в основном за счет Росгвардии. В рамках учений «Заслон–2022» приехало очень много, во второй эшелон приехало очень много подразделений Росгвардии, в том числе из Кавказа, в том числе из Чечни и так далее, и так далее. И здесь, да, усиление второго эшелона. Мы понимаем, что Росгвардия в атаку не пойдет, ее основная задача в случае полномасштабного вторжения ― усмирение покоренных территорий, пока армия пошла вперед.

Это да, это происходит. В том числе белорусская группировка там усиливается в некоторой степени по отдельным признакам. Накопление происходит, ничего, что бы указывало на разрядку в военном смысле, мы пока не видим, наоборот, и в Крыму группировка усиливается.

О каком масштабе, может быть, в числах мы можем говорить? Присутствия России у границ.

Разные данные. Я бы отталкивался от 150 тысяч в целом. Это, я подчеркиваю, чисто российских кадровых войск, если не считать 1-й и 2-й армейские корпуса 8-й армии, которые по недоразумению называют народными милициями ДНР и ЛНР, это, считайте, плюс 35 тысяч. То есть тогда речь будет идти про под двести.

В Москве говорят о том, что проблема исходит от Киева, что это украинская сторона наращивает свои вооруженные силы у границ, прежде всего у тех самых ДНР и ЛНР, да, самопровозглашенных народных республик. Владимир Путин об этом говорил совсем недавно в ходе беседы с Эмманюэлем Макроном, он сказал: «Да, наши есть, но есть и украинцы. А кто сказал, что кто-то из нас первым начал?». Что-то в этом духе.

Можете ли вы описать, как действует украинская сторона в военном смысле? К чему готовиться? Провоцирует ли украинская сторона российскую и сколько украинских военнослужащих сейчас сконцентрировано у Донбасса?

Могу сказать следующее: первое ― мы не собираемся нападать на Донбасс, потому что даже если бы мы собирались, нападать в ситуации, когда 150 тысяч российского войска стоит вокруг наших границ ― это очень сомнительная идея. Даже если бы мы очень хотели напасть на Донбасс и освободить его военным путем, этого нет.

Второй момент: я не назову вам численность группировки, но могу вам сказать, что она не изменилась. Мы не концентрируем войска на востоке хотя бы по той простой причине, что если удар будет нанесен, российский, например, из Крыма и под Харьковом, то все войска, которые там окажутся, попадут под окружение или под угрозу окружения. Смысла концентрировать там большое количество войск, большее, чем необходимо для удержания фронта, нет никакого. Это в военном смысле бессмысленная и очень опасная вещь, хотя бы из этих соображений.

И третье ― могу вам сказать, что мы готовимся, у нас проходят сейчас стратегические командно-штабные учения «Метель–2022», в рамках которых происходят определенные телодвижения, которые подготавливают вооруженные силы Украины и всю систему обороны к возможному полномасштабному нападению.

С какой стороны вы ждете нападения, Алексей, все-таки? Потому что Беларусь вы же тоже рассматриваете? Или нет?

Конечно, однозначно рассматриваем, там около 30 тысяч российских военных сейчас, самолеты, авиационная группировка, вертолеты, армейская авиация и так далее. Артиллерийская группировка, все там создано.

Теоретически по начертаниям группировок видно, что белорусская группировка угрожает, которая может пойти сразу через белорусскую границу на Киев и Житомир, отсекая Киев. Достаточно серьезные силы сконцентрированы на черниговском направлении, далее идет харьковское, там очень сильная концентрация. Со стороны ДНР и ЛНР 150-я дивизия 8-й армии, они там в постоянной боевой готовности находятся. Ее танки застряли на полигоне под Шахтами, вы видели, да? При попытке маневра, смешное видео такое.

И очень серьезные силы сконцентрированы в Крыму, достаточно серьезные, больше, чем когда бы то ни было. Плюс сейчас в море находится корабельная группировка объединенных российских флотов: Черноморский флот и другие флоты, включая приличное количество больших десантных кораблей.

Российская сторона утверждает, что это Украина провоцирует. Опять же я не могу не задать вам эти вопросы, потому что хочется разобраться все-таки, насколько верны заявления, например, той же Марии Захаровой, которая говорит: «А почему Украине можно в Черном море размещать, например, британский эсминец, а нам, мол, нельзя у себя в Черном море размещать свои корабли?». Можете разъяснить, как украинская сторона себя ведет в этом направлении?

Украинская сторона послала запрос по линии ОБСЕ с просьбой российской стороны изложить логику и присутствие вооруженных сил Российской Федерации на наших границах и в Черном море. 48 часов истекли, прямой запрос не подействовал, теперь Украина будет апеллировать ко всей Организации сотрудничества и безопасности в Европе, потому что ее протоколы это предполагают. Мало кто знает из наших, наверно, широких зрителей, гражданских, что есть протокол, который запрещает концентрировать группировки на отдельных направлениях больше 8,5 тысяч человек. Стороны должны уведомлять друг друга. Так вот, российская сторона сейчас это нарушает.

Алексей, скажите, пожалуйста, что вы думаете по поводу заявления Соединенных Штатов о том, что Россия готовит фейковые видео для того, чтобы найти повод, продемонстрировать повод для нападения на Украину? Насколько это убедительно выглядит для вас? Потому что для меня это выглядело довольно странно с учетом того, что видео нам никто не показывал. Предполагается, что его еще нет, кажется.

Здесь можно вспомнить буддистскую пословицу: «Озвученный демон слабеет наполовину». Дело в том, что американцы прямо говорят, в оговорках официальных или полуофициальных лиц они озвучивают эти планы, которые они считают совершенно реальными, для того, чтобы сбить их, сбить с толку, заставить действовать иначе. Выигрывают по темпам, срывая планы врага, тот вынужден их менять, совещаться, прикидывать, может, вообще не надо делать, и так далее, и так далее.

С постановочными видео мы уже имели дело, могу вам привести случай в 2015 году, когда украинская ДРГ якобы ездила по Донецку и обстреливала из миномета мирных жителей, а потом, когда их взяли военнослужащие так называемой ДНР, так называемые военнослужащие так называемой ДНР, выяснилось, что это люди с московскими паспортами и московской пропиской, которых быстро забрала ФСБ, всю эту ДРГ. Поэтому мы с этим уже имели дело. Опять же Глайвиц у всех на слуху как имя нарицательное, такое архетипическое. И здесь мы не исключаем, как-то же надо оправдать агрессию как минимум для внутренней российской аудитории.

Я могу описать, как будет. Будет три дня паники и ужаса со всех сторон и множество противоречивой информации, потом выяснится, что армия завязла в тяжелых боях, что первоначальный успех, который рисовался, не прошел и вся эта стремительная кампания превратилась в затяжные и очень тяжелые бои в населенных пунктах с попытками обклада и обхода со всех сторон, что авиация и ракеты не справляются, что их сбивают регулярно в товарных количествах. И тогда начнется переговорная фаза, либо российская сторона должна будет пойти на мобилизацию уже в самой России, что резко изменит внутриполитический климат в самой России. Как бы не было новой Болотной и так далее, и так далее. То есть авантюра со всех сторон.

Фото: Zuma\TASS

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

    Другие выпуски
    Лучшее на Дожде