«Точно не пара недель»: помощник гендиректора ВОЗ объяснила, что мешает одобрить «Спутник V»

9 528
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

В Риме закрылся саммит G20. В нем традиционно участвовали лидеры государств, составляющих 80% мирового ВВП. Одной из главных тем стала борьба с коронавирусом, в том числе необходимость помогать бедным государствам с вакцинацией. Несмотря на то, что в странах третьего мира дефицит вакцин, российский «Спутник» до сих пор не признан Всемирной организацией здравоохранения, хотя это хорошая вакцина — с этим не спорит ни один из опрошенных на Дожде экспертов по обе стороны Атлантики. Кроме того, его регистрация там привела бы и к регистрации Pfizer, Moderna, AstraZeneca и прочих здесь, о чем прямо говорил Владимир Путин. России нужно снижать число непривитых, а миру была бы полезна российская вакцина. Выходит, все в выигрыше. Но пока добиться ответа о конкретных сроках регистрации не удается. Екатерина Котрикадзе обсудила эту тему с Марианжелой Симон, помощником гендиректора ВОЗ.

Здравствуйте. Доктор, спасибо большое, что вы с нами. Первый вопрос — мы видим, что волна коронавируса во всем мире не спадает. Несмотря на то, что во многих странах люди вакцинированы, несмотря на то что мы видим прогресс в иммунизации, все еще есть очевидные проблемы с коллективным иммунитетом в мире. На ваш взгляд ситуация меняется к лучшему? Или наоборот?

Понимаете, мы наблюдаем значительный прогресс в последние 20-21 месяц. Одно из его проявлений в том, что теперь мы лучше понимаем, как иммунитет работает с вирусом. Но мы пока не знаем всего. Например, когда в начале этой пандемии люди говорили о коллективном иммунитете, было очень много обсуждений, потому что раньше с любой другой инфекционной болезнью единственным способом, который помогал нам достичь коллективного иммунитета, была вакцинация. И прямо сейчас у нас есть безопасные и эффективные вакцины. Но они незначительно снижают передачу [вируса]. Они значительно снижают количество тяжелых случаев и смертей. И тем не менее, если человек вакцинирован, он все еще может быть переносчиком. И у него все еще может развиться ковид — хотя и с менее тяжелыми симптомами.

Так что это не тот случай, когда мы могли бы сказать, что ситуация ухудшилась, потому что у нас все-таки есть инструменты. Например, сейчас мы знаем, что социальные меры и меры общественного здравоохранения сильно помогают, например, использование масок, избегание мест массового скопления людей, проветривание помещений — все это вместе и соблюдение гигиены рук необходимо, наряду с использованием вакцин. Вместе с тем ситуацию во всем мире нельзя назвать комфортной. При том, что есть ряд стран, в которых уже вакцинировано много людей, нельзя сбрасывать со счетов государства в Африке, где вакцинация на уровне всего 6%. Так что это не комфортная ситуация. Конечно же.

Да, я слышала заявления многих политических лидеров в ходе саммита G20. И наверняка вы тоже их слышали. Были дискуссии об уровне ответственности развитых стран, которые должны, обязаны поставлять вакцины в страны третьего мира, так называемого третьего мира, в том числе, конечно же, в Африку. На ваш взгляд, до того, как начнут делать вакцины-бустеры (а их уже начали колоть, например, в США и европейских странах), нужно ли нам подумать об Африке и других государствах, которые страдают без вакцин?

Это отличный вопрос, потому что очень часто подход к этой пандемии не основан на точной науке. Знаете, например, в ВОЗ консультируются с группой внешних экспертов, которые сейчас уже рекомендовали третью дозу для инактивированных вакцин. В то же время мы говорим, мои коллеги говорят, что это то же самое, что давать второй спасательный жилет человеку, на которого уже надет один спасательный жилет. Потому что то, что мы говорим, и то, что мы повторяем и повторяем снова и снова — это то, что на самом деле вакцины предотвращают тяжелое течение болезни и смерть. Это сейчас главная цель — предотвратить преждевременные смерти людей.

Плюс ко всему, когда мы говорим о бустерах, то речь не только о вакцинах, которые уходят куда-то, вместо того, чтобы доставляться туда, где они очень нужны, но также о других вещах, сопровождающих саму вакцину. Например, очень часто люди совсем не думают о шприцах. Знаете ли вы, что в мире есть нехватка шприцев? Вот на чем нам действительно нужно сфокусироваться. ВОЗ уже запросила мораторий на бустеры, если только речь не идет о людях с ослабленной иммунной системой. И нам необходимо думать глобально, потому что эта пандемия на будет затрагивать какие-то конкретные страны по отдельности. Пока в мире есть регионы или страны с покрытием на уровне 6% и есть страны с покрытием в 70 или 80%, у нас все еще останется пространство для появления новых вариантов вируса. Это должны быть коллективные усилия. Нам нужно двигаться вперед и обеспечивать равный доступ к вакцинам во всех странах. Не только в странах с высоким доходом или в странах с доходом выше среднего. А как мы видим, сейчас 70% от использованных вакцин приходятся на 10 государств.

Окей. А что насчет антипрививочников? Например, в России, несмотря на то что у нас есть своя собственная вакцина и эта ситуация со «Спутником V» очень важна политически для российских властей, потому что это была первая в мире вакцина, которая была разработана и зарегистрирована, мы все еще видим огромное количество скептиков в стране. И процесс вакцинации идет очень медленно. И мы сейчас переживаем уже даже не знаю, какую по счету, волну — четвертую или пятую. В Москве и в других регионах локдаун. Как противостоять этой проблеме антипрививочников? У вас есть ответ?

Если у кого-то будет ответ на этот вопрос, он сможет применить его к очень многим странам, потому что проблема с движением антипрививочников не только в России. Потому что это хроническая проблема, которая возникла и с  вакцинами для детей, например, с вакциной от кори. И вы видите рост количества случаев кори, а ведь детей, страдающих этой болезнью, вообще уже не должно быть. А все из-за отсутствия научного подхода, иногда — из-за отсутствия корректной информации, которая бы доходила до людей. И я думаю, что эта пандемия характеризуется колоссальным объемом дезинформации. Разные страны по-разному справляются с противостоянием вакцинам. Но что важно — чтобы была доступна информация о безопасности вакцин. И чтобы население доверяло действию и эффективности вакцин.

Я часто слышу, как люди говорят: «Я же все равно могу подхватить ковид, даже если я вакцинируюсь. Ну и зачем мне тогда это делать?» И мы всегда подчеркиваем: «Потому что вакцины предотвращают тяжелое течение болезни и смерть. Поэтому если тебе предлагают вакцину, которая была авторизована вашим регулирующим органом, прими ее». Так что это сложный вопрос, да…

Конечно. Но еще существует мысль о том, что если бы российская вакцина «Спутник V» была зарегистрирована ВОЗ, Всемирной организацией здравоохранения, было бы гораздо проще объяснить россиянам внутри страны, что вакцина безопасна, что с ней все в порядке и что она работает. Как мы здесь понимаем, есть очень много слухов, которые циркулируют в обществе, о том, что если ВОЗ или Европейское агентство по лекарственным средствам не признают российскую вакцину, значит с ней что-то не в порядке. Это одна из причин, по которым я хотела бы узнать у вас о планах по регистрации российской вакцины в вашей организации.

Этот вопрос возникает очень часто, это очень хороший вопрос. И хорошо, что у нас есть возможность прояснить этот момент. Вы знаете, что в обычное время у ВОЗ есть программа по предварительной проверке вакцин. Но во времена пандемии, когда у вас появляется новый патоген, как SARS-CoV-2, ВОЗ применяет процедуру включения в реестр средств для использования в чрезвычайных ситуациях — и Российский фонд прямых инвестиций подал заявку на эту процедуру. Сейчас у нас есть 13 вакцин, которые ВОЗ включила в реестр средств для использования в чрезвычайных ситуациях. И еще 8 вакцин сейчас проходят оценку. В их числе — «Спутник V». Со «Спутником V» мы столкнулись с проблемами в связи с некоторыми юридическими процедурами. И я рада сообщить, что сейчас они уже решены. Так что мы заново начали… Да. Юридические процедуры были улажены. Процесс оценки ВОЗ поставила на паузу с июля этого года. Сейчас, 2 недели назад, мы подписали все, что нужно, и процесс был возобновлен.

И заявитель, и производитель снова начали предоставлять информацию в ВОЗ. Так что этот процесс был возобновлен, и мы очень надеемся, что он продолжится в быстром темпе.

Вы можете назвать какие-то конкретные даты? Потому что некоторые официальные лица в Москве говорят, что регистрация будет получена до конца ноября. Я также слышала информацию, что она будет получена до конца года. Очевидно, что вы знаете об этом лучше. Когда же это случится, конкретно?

Нет, пока мы не знаем. Было бы хорошо, если бы я знала. Очень многое зависит от скорости, с которой заявитель будет подавать информацию в ВОЗ. У нас пока нет, что называется «полного пакета» — исчерпывающая информация пока не доступна ВОЗ. Часть информации — да. И также есть потребность в том, чтобы ВОЗ провела инспекцию (и это применимо также к Европейскому агентству по лекарственным средствам) мест, где были произведены первые партии вакцины, в институте Гамалеи. Сейчас, пока мы с вами говорим, это обсуждается с российскими властями. В плане обмена информацией в ВОЗ были поданы новые данные. Так что я не могу сказать вам, будет ли это все завершено до конца ноября или до конца года, но мы делаем все от нас зависящее. Мы сотрудничаем с российскими властями, чтобы максимально ускорить все необходимые процедуры, насколько это только возможно.

Вы говорите, что это не политическое решение. Я понимаю. Но есть скептики, которые считают, что мир не хочет российскую вакцину, потому что у мира есть вопросы к России.

Нам нужны все безопасные и эффективные вакцины! Нам нужны все они на рынке.

Окей. Но исходя из вашего опыта и вашего понимания ситуации, вы считаете, мы можем назвать хотя бы приблизительный отрезок времени? Пара месяцев? Пара недель? Простите, я правда не хочу вас утомлять

Определенно, это точно не пара недель. Точно не пара недель. Но скорость будет зависеть от того, как быстро ВОЗ будет получать информацию, которой пока не хватает. И также, как я уже сказала, есть необходимость посетить некоторые объекты. Понимаете, это должно быть сделано… Это будет сделано так скоро, как позволит заявитель, предоставит ВОЗ информацию и назначит дату. Я скажу вам, что инспекции были проведены в мае-июне, и это были даты, назначенные российским заявителем, они не были назначены ВОЗ. ВОЗ пыталась провести инспекции до этого, но они сказали, что они готовы именно в этих числах. И то же самое будет в этот раз. Как только у нас будет разрешение инспектировать центр Гамалеи, мы сделаем это с максимальной скоростью.

Мы можем сравнивать эффективность разных вакцин? Может быть, у вас есть какие-нибудь цифры? Чтобы, например, сказать, что Pfizer лучше, чем AstraZeneca или Johnson&Johnson? Или наоборот?

На самом деле мы говорим, что все вакцины, которые были одобрены ВОЗ для применения в чрезвычайных ситуациях — это хорошие вакцины.

Я бы хотела задать вам последний вопрос — о перспективах человечества, не побоюсь этого слова. Вы считаете, это окончательно и официально: мы будем жить с коронавирусом всегда и он станет чем-то вроде гриппа? Многие говорят, что мы привыкаем к нему. Что мы должны привыкнуть к нему, потому что он всегда будет с нами. Вы считаете, теперь это наша реальность?

Все более распространенным становится ощущение, что это не закончится в ближайшее время. Но что нам нужно сделать сейчас — закончить острую фазу этой пандемии. Избежать ненужных смертей. И вакцинируя каждого, вы можете снизить уровень смертности а также снизить частоту появления осложнений. 

Спасибо за ваше время и ваши знания. Было большим удовольствием поговорить с вами.

Взаимно. Спасибо!

Фото: picture alliance / Geisler-Fotop / ТАСС

Чтобы посмотреть полную версию, станьте подписчиком

Вы уже подписчик? Войти


Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

  • Елена Терентьева

    Москва
    27.11.2021

    Имела возможность знакомиться со всеми материалами Дождя. Эта возможность завтра закончится, а мое материальное положение лучше не стало. Все вместе это очень грустно

    Помочь
  • Андрей Гаазе

    Санкт-Петербург
    28.11.2021

    В данный момент имеются трудности

    Помочь
Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде