Телеканал Дождь временно приостанавливает свою работу

Россия и Запад. Как за 2021 год мы почти дошли до войны

7 929
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Весь этот год российские власти убеждали весь мир, что у нас особый путь и особая демократия. А также, что кругом враги, времени на раскачку нет, и нужно срочно спасать Россию. Вспомнили, каким был этот год, в итоговом выпуске «Котрикадзе иностранных дел».

Этот год в мировой политике начался 6 января. В Конгрессе США собрались законодатели для соблюдения формальной процедуры, давней традиции — им нужно объявить имя уже объявленного 46-го президента. Еще до начала президент 45-ый собирает своих сторонников у Белого Дома.

Американские суды установили, что выборы в Америке не крали, Дональд Трамп их проиграл, но весь уходящий год экс-президент будет рассуждать о подлоге. Конспирологические теории будут крепнуть и разрастаться. А пока кумир миллионов призывает наиболее радикальных из них к действиям:

«Мы пойдем к Капитолию, и мы подбодрим наших отважных сенаторов и членов Конгресса.»

Сотни фанатиков проведут в здании американского Конгресса 4 часа, разнесут там все, до чего доберутся, и в итоге будут судимы. Эта история не только поразит Америку, но и порадует высокопоставленных политиков по другую сторону Атлантики. Путину несказанно повезло со штурмом Капитолия — теперь в ответ на любые претензии он отвечает так:

«С политическими требованиями люди вошли в Конгресс США после выборов. Против 400 человек возбуждены уголовные дела, им грозит тюремное заключение до 20, а может быть, до 25 лет.»

Редкий случай: журналисты задают российскому президенту острые вопросы. Женева, 16 июня. Первые личные переговоры вечного президента России с новым президентом США готовились так долго и тщательно, что ожидания от них были грандиозными. 3,5 часа за закрытыми дверями, а по итогам — никакой совместной пресс-конференции, они общаются со средствами массовой информации по-отдельности. И уже это — намек на отсутствие результата. Кажется, тогда эти двое не нашли общий язык, никакой химии не случилось, впоследствии их беседы не будут приводить ни к чему. Байден, как ему и положено, исправно упоминает нарушения прав человека в России. Путин с легкостью отбивается. Байден говорит о Навальном, Путин Навального упорно по имени не называет.

Вернемся в начало года. 20-е января. В Вашингтоне — торжественная церемония вступления в должность главы государства. В это время сотрудники Дождя работают у Капитолийского холма, освещают, казалось бы, тему номер один. Но не для России.

Накануне инаугурации, 19 января, в YouTube опубликован фильм Навального «Дворец для Путина». За сутки он набирает сумасшедшие миллионы просмотров. А до того в небе над Москвой проводится спецоперация — самолет с главным оппозиционером на борту перенаправляют из Внуково в Шереметьево. Там его задерживают.

Алексей Навальный, отравленный Новичком (это установлено независимыми западными лабораториями), чудом выживший и решивший вернуться на родину, отправляется за решетку на 2 года и 8 месяцев — формально за то, что нарушил обязательства условно осужденного по делу Ив Роше. Проще говоря, не отмечался в органах ФСИН. То обстоятельство, что политик был при смерти и никак не мог являться куда следует, судью не впечатлило.

На Западе дело Навального признается политическим преследованием. Особенно возмущена Ангела Меркель — тогда еще канцлер Германии. Она посещала отравленного россиянина в берлинской больнице Шарите, предполагая, наверное, что этот прозрачный намек заставит Путина держаться в рамках. Не заставил. Как и тот факт, что освободить Навального требовал Европейский суд по правам человека. Российский лидер пренебрег всеми потенциальными издержками.
Зимние месяцы 2021-го в России стали периодом масштабных протестов, посадок и разочарований. Весь год в прессе и на трибунах будет звучать слово «санкции».

В феврале президент Украины Владимир Зеленский запрещает вещание телеканалов «112», «ЗИК» и NewsOne, связанных с лидером Оппозиционной платформы за жизнь Виктором Медведчуком — его еще называют кумом Путина. Так началось обострение тлевшего конфликта между Россией и Украиной. Именно в этот момент стало ясно, что молодой украинский лидер разочаровался в собственных надеждах построить отношения с Путиным с чистого листа.

Примерно в это же время одна из главных российских пропагандистов, главред RТ Маргарита Симоньян едет в Донецк для участия в форуме «Русский Донбасс». Она явно что-то знала. Уже весной начнется тревожное увеличение концентрации российских войск у границ Украины, а к концу года мир всерьез будет рассматривать перспективы широкомасштабного вторжения России в соседнее государство.

В начале февраля в Россию с визитом приезжает глава дипломатии ЕС Жозепп Боррель. В этот же день Москва демонстративно высылает из страны трех европейских дипломатов. Решение воспринято в Брюсселе как пощечина. Сергей Лавров — министр иностранных дел — расставляет все точки над i: в целом, Россия может отказаться от сотрудничества с Европейским Союзом:

«Мы не хотим изолироваться от мировой жизни, но готовы. Но надо быть готовым к этому. Хочешь мира — готовься к войне.»

Одновременно с этим в околокремлевских кругах и телеграм-каналах набирает популярность тема блокировки YouTube — нового российского телевидения, свободного от цензуры, где такие, как мы, позволяем себе все, что запрещено в эфире федеральных каналов.

То и дело в Государственной думе публично высказываются о тлетворном влиянии западного видео-хостинга. Государство шаг за шагом ограничивает базовые свободы в России. И в этом смысле нас опережает только одна европейская страна — Беларусь.

17 февраля в верховном суде страны начинается рассмотрение дела Виктора Бабарико, бывшего кандидата в президенты Беларуси. В июле его приговорят к 14-ти годам заключения. К концу года 18 лет дадут Сергею Тихановскому, еще одному политику, посмевшему претендовать на главное кресло страны. Вместе с ним чудовищные сроки получат другие граждане Беларуси и один россиянин — Дмитрий Попов. Его приговорили к 16-ти годам тюрьмы. Российский МИД не сделает ни одного сколько-нибудь острого заявления ради спасения своего гражданина.

«Наши коллеги в Минске находятся в постоянном контакте с российским гражданином и готовы и впредь оказывать ему необходимое содействие в рамках имеющейся компетенции,» — сказала Мария Захарова, официальный представитель МИД России.

Как и ради спасения Софьи Сапеги, девушки бывшего главреда телеграм канала НЕХТА Романа Протасевича. Чтобы его поймать, Лукашенко посадил в Минске целый самолет, причем европейской авиакомпании с европейскими гражданами на борту. Скандал, который поставит точку в вопросе о рукопожатности белорусского диктатора, разразится в мае. Последуют санкции. Единственный мировой лидер, который подставит ему плечо, — Владимир Путин. Гражданке России Сапеге в декабре 2021-го предъявят обвинения по семи статьям. Ей грозит не менее 5 лет тюрьмы.

Что же касается Романа Протасевича, то он стал лишь одним из многих белорусов, которых режим не просто возьмет под стражу, но и сломает, унизит, заставит на камеру просить прощения, а также — внимание — рассуждать о стальных яйцах Лукашенко.

Официально ни одна страна Запада Александра Лукашенко президентом не признает. От имени Беларуси с цивилизованным миром разговаривает Светлана Тихановская, которую считают избранным главой государства. За последний год не осталось, пожалуй, ни одного сколько-нибудь влиятельного лидера в Европе и США, с которым бы не встретилась недавняя домохозяйка. В своих выступлениях она требует ужесточить санкции против режима, давить сильнее. И признает, что процесс идет тяжело:

«Я пыталась донести, что поддержка демократии ― это не одномоментное действие, а процесс, поэтому нужно иметь терпение, настойчивость и принципиальную позицию.»

И если даже с Беларусью Западу мешают бюрократия и нерешительность, то что уж говорить о России. За прошедший год стало, казалось, окончательно понятно, что для США и ЕС нет такой красной черты, которая заставила бы их ввести серьезные санкции против российского руководства. И уже тем более нет таких обстоятельств, из-за которых они бы отказались от общения с Путиным. Он им необходим. Для решения проблем разоружения, кибер-безопасности, иранской ядерной программы, глобального потепления и так далее. Россия — страна, с которой невозможно не считаться, и так уж вышло, что здесь президентом был и, пожалуй, еще некоторое время будет оставаться Владимир Путин. С этой данностью работают западные политики. Никакое отравление Навального, задержания оппозиционеров и активистов или — из недавнего — подтвержденный немецким судом заказ на убийство человека в Берлине не становятся последней каплей.

Важно говорить не только о глобальной безопасности, но и о финансах. «Северный поток-2»: за нелегкой судьбой дорогостоящего газпромовского проекта мы следили весь год как за триллером. То его блокировали, то разрешали, в итоге прокладку завершили. Несмотря на протесты и мольбы Украины, в обход которой построен трубопровод, несмотря на недовольство американских законодателей, Белый дом решил Норд Стриму не мешать. В Вашингтоне предпочли не расстраивать немецких партнеров и не злить непредсказуемого российского самодержца.

Но ближе к концу года гибкий и всегда готовый к диалогу Запад споткнулся, кажется, о ту самую красную черту. Или, скажем, заметил ее в шаге от своих границ — украинских. Владимир Путин сказал следующее:

«Украину втягивали в опасную геополитическую игру, цель которой — превратить Украину в барьер между Европой и Россией, в плацдарм против России. Неизбежно пришло время, когда концепция „Украина — не Россия“ уже не устраивала. Потребовалась „анти-Россия“, с чем мы никогда не смиримся.»

Еще летом Путин опубликовал пространный текст, где изложил свое видение украинской истории:

«И русские, и украинцы, и белорусы — наследники Древней Руси, являвшейся крупнейшим государством Европы. Славянские и другие племена на громадном пространстве — от Ладоги, Новгорода, Пскова до Киева и Чернигова — были объединены одним языком (сейчас мы называем его древнерусским), хозяйственными связями, властью князей династии Рюриковичей. А после крещения Руси — и одной православной верой.»

Русские и украинцы — один народ. Никакого украинского народа в отдельности до конца 19-го века не было. Название «Украина» — от слова «окраина». Современная Украина — «целиком и полностью детище советской эпохи», иными словами, недогосударство. Концепция братства (а братьев трое — помимо русского и украинца, там еще и белорус), явно близка президентскому сердцу. И охотно верится, что ему действительно страшно обидно терять Украину. Контроль над ней — неизбежная часть большого крестового похода по восстановлению империи.

Статья Владимира Путина выходит в свет в июле, уже после той самой исторической встречи с Байденом в Женеве. И это кричащее подтверждение очевидной мысли: демонстрировать договороспособность по принципиальным вопросам Путин не будет. Он видит, что теряет Украину, он убежден, что ее могут все-таки принять в НАТО, и тогда враг подберется к самому порогу.

Дело здесь, вероятно, не в том, что ракеты окажутся на каком-то опасном расстоянии от России. Потому что НАТО давно расположилось по соседству — до Латвии, к примеру, рукой подать. На самом деле, проблема для Путина в том, что он теряет влияние на стратегически важной территории и шансы вернуть ее под контроль. Согласно Путину, мир делится на сферы интересов мощных игроков. Пространство бывшего Советского Союза российский президент считает своим по определению. Еще в 2007 году на Мюнхенской конференции по безопасности он сформулировал мысль о недопустимости однополярного мира, когда один центр силы — США — диктует всем остальным, как жить. За прошедшие годы Путин смог преуспеть в формировании мира многополярного: спровоцировав территориальные конфликты в Грузии и Украине, поддержав Александра Лукашенко в Беларуси и Башара Асада в Сирии. Вся путинская внешнеполитическая идеология — о борьбе с одним большим и вполне уважаемым врагом — Америкой.

И все, что делается во внешней политике, отталкивается от исходной точки: позиция Москвы должна быть антиамериканской, и к черту подробности! Да и вся внутренняя политика удобно встроилась в эту концепцию: если люди протестуют, если они недовольны, если рейтинг власти падает, то виноват Вашингтон.

За последний год в России расцвела идея о пятой колонне, финансируемой из-за рубежа. И оппозиция, и пресса, и правозащитные, просветительские, да какие угодно независимые организации — агенты ЦРУ. Так власть в России оправдывает репрессии.

9 июня Мосгорсуд объявил экстремистскими организациями региональные штабы Алексея Навального* и Фонд борьбы с коррупцией*. Все структуры Навального оказались вне закона. К завершению 2021 года страна окажется в ситуации, когда лидер оппозиции сидит (и ему шьют дополнительные сроки), а большинство его соратников находятся за пределами России. Над каждым из них висит уголовное дело.

2021-ый в России — год иностранных агентов и нежелательных организаций. Тебе повезло, если ты признан не нежелательным, а лишь иноагентом. Это значит, что ты еще не запрещен, еще можешь поработать всему вопреки. «Медуза», VTimes, The Insider, журналисты-физлица — их становилось все больше.

Двадцатое августа, в Москве с визитом канцлер Германии, встречается с Владимиром Путиным. Демонстративно именно в этот день телеканал «Дождь» объявляется СМИ-иноагентом. Так российская власть дала понять, что никаких компромиссов не будет.

К концу года Меркель уйдет на пенсию, а Путин попрощается с единственным западным лидером, с которым когда-то смог наладить личную, человеческую связь. Она говорила с ним на русском, он отвечал на немецком и дарил цветы. Да, в итоге дружбы не вышло, но к диалогу она была готова всегда. С Олафом Шольцем ни цветов, ни химии не будет. Человеческий фактор окончательно исчез из отношений России с внешним миром. По крайней мере, западным. И вместе с тем возник вопрос — кто займет место Ангелы Меркель, железной правительницы Европы? Ей удавалось совмещать силу мощного, принципиального политика с ненаигранным либерализмом и верой в ценности. Возможно, именно этим уникальным сочетанием она заслужила фантастическую популярность дома и непререкаемый авторитет в мире.

На ее роль претендует Эммануэль Макрон. Французский президент неоднократно предлагал себя в качестве посредника между Россией и Западом. Он состоит в Нормандской четверке по урегулированию в Донбассе, он высказывается за диалог с Путиным (потому что без России Европа немыслима) и то и дело радует российского коллегу неожиданными заявлениями:

«Мы сейчас наблюдаем смерть мозга НАТО. В принятии стратегических решений нет никакой координации между Соединенными Штатами и их союзниками по Альянсу», — сказал президент Франции Эммануэль Макрон в интервью журналу The Economist.

Вместе с тем Макрон пока все же слабоват, особенно на фоне Меркель. Тем более, что скоро во Франции выборы. Кремль вряд ли сделает ставку на либерала, а скорее предпочтет кого-то из французских ультраправых. В 2021 году Россию вновь неоднократно обвиняли во вмешательстве в выборы и попытках влиять на западную демократию. К этому, впрочем, привыкли все — и мы здесь, и они там. Тем более, по мнению американских, к примеру, спецслужб, попытки влиять не привели к радикальной смене настроений в Штатах.

Первый большой провал администрации Байдена. 15-го августа запрещенное и признанное террористическим движение «Талибан»* объявило о возвращении к власти. Президент Гани бежал. Бежать — любыми способами — пытались и тысячи других афганцев. Картинка из аэропорта Кабула, где люди цеплялись за шасси самолетов, вывозивших иностранцев, по-настоящему шокировала мир. Погибли тогда не только граждане страны, но и 13 американских военнослужащих.

Надо ли говорить, что у России с запрещенной в России террористической группировкой рабочие отношения. Для Москвы дипломатическое фиаско американцев в Афганистане стало приятным бонусом. Как и попытки Байдена оправдаться, от которых становилось только хуже:

«Наша миссия в Афганистане никогда не состояла в построении государства. И мы никогда не собирались строить там единую централизованную демократию.»

Это заявление применимо и к России. Ваша демократия — вы ее и стройте.

*По решению Минюста России The Insider, VTimes, «Медуза» включен в реестр СМИ, выполняющих функции «иностранного агента»

*Движение «Талибан» признано террористическим и запрещено на территории России

*ФБК признан экстремистской организацией, ее деятельность запрещена на территории России

*Деятельность штабов Навального признана экстремистской и запрещена на территории РФ 

Фото на превью: Валерий Матицын / ТАСС

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

    Другие выпуски
    Лучшее на Дожде