«Обнадеживает, что не враги». Экс-помощник президента США о российском «списке недружественных стран» и будущей встрече Путина с Байденом

7 246

Есть мнение, что большой войны в Донбассе не случилось, потому что Джо Байден снял трубку и позвонил Владимиру Путину. И только после этой беседы министр обороны России Сергей Шойгу отдал приказ разворачивать войска, скопившиеся на границе. После этого ситуация стабилизировалась. Одновременно с этим мы слышим и знаем, что сейчас обсуждается даже конкретная дата встречи глав России и США в третьей стране. Это, скорее всего, произойдет в июне, но уже после саммита НАТО, после встречи G7. Судя по всему, Байден намерен собрать итоги переговоров со всеми союзниками и с этим багажом направиться на встречу с российским лидером. Каким может быть итог этой встречи? Обсудили со специальным помощником президента США с 2013 по 2017 годы Селестой Валландер.

Здравствуйте, Селеста. 

Здравствуйте.

Спасибо за участие в эфире. Мы сейчас переживаем, скажем так, интересное время — интересное и для России, и для Соединенных Штатов. Мы все строим догадки, что же случится после встречи президентов Байдена и Путина в июне. Есть ли у вас какие-нибудь прогнозы на этот счет? Вы можете представить себе, каким может быть исход этой встречи? Изменит ли она что-нибудь в принципе?

Я думаю, нам не стоит ждать каких-то важных итогов от встречи самой по себе. Полагаю, что цель Белого дома, Белого дома Байдена, в том, чтобы запустить процесс, попытаться решить проблемы и найти области, в которых возможно сотрудничество. А также чтобы Соединенные Штаты могли дать понять российскому правительству, где они не видят возможностей для конструктивных взаимоотношений. Так что это скорее начало процесса, чем, как бы это назвали в американском политическом дискурсе «драйвер реальных результатов»: договоров, контрактов — в общем, такого рода вещей. 

Понимаете, когда Байден только пришел к власти, с самого начала у меня было ощущение, что встреча с Владимиром Путиным не состоится никогда, а если и состоится — то только в рамках каких-либо саммитов или других больших встреч и только спустя годы или как минимум месяцы. Но Байден принял решение встретиться со своим российским коллегой спустя всего 100 дней после вступления в должность. С какой целью? Зачем ему в принципе нужен этот разговор?

Полагаю, есть целый список вещей, по которым Соединенным Штатам хотелось бы добиться прогресса и прийти к договоренности с российскими властями. Одна из таких вещей — переговоры по стратегической стабильности. Сразу оговорюсь, чтобы меня поняли правильно: переговоры по стратегической стабильности — это не переговоры по контролю над вооружениями.

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде
Партнерские материалы
Россия — это Европа