Телеканал Дождь временно приостанавливает свою работу

Обострение еще впереди. Почему Путин не остановится на ЛНР и ДНР?

22 февраля, 20:24 Екатерина Котрикадзе
10 987
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Россия признала независимость Донецкой народной республики и Луганской народной республики. Что это значит по факту? Нет, на карте мира не появляются новые государства. Они появляются в российской интерпретации карты мира. И нет, 22 февраля утром мы не проснулись в новой реальности, просто список территориальных образований со статусом «все сложно» пополнился.

В российской интерпретации карты мира уже присутствовали независимые республики Абхазия и Южная Осетия. Там же был Крым в составе Российской Федерации. Теперь ДНР и ЛНР. В течение 20 лет, что Владимир Путин у власти, кремлевское представление о границах с пугающей отчетливостью отступало от представлений остальных членов ООН. Легко вообразить, что завтра Москва признает Приднестровье или Нагорный Карабах, ведь это так просто! Принять решение, собрать Совет безопасности, выслушать статистов, кого-то из них довести до полуобморочного состояния, чтоб боялись сильнее и подписать. То есть последовательность именно такая: сначала решение, потом постановочная часть. 

Глава СВР Сергей Нарышкин заявил, что поддерживает вхождение ДНР и ЛНР в состав РФ, на что президент ему ответил, что речь идет не об этом, а о признании независимости этих республик. Нарышкин отметил, что солидарен с этим предложением.  

Эпизод с Нарышкиным очень показательный — ведь ясно, что выступления на Совете безопасности не транслировались в прямом эфире — это запись. Момент, когда Путин отчитывает Нарышкина, а тот запинается — сознательно не вырезали. Почему? Потому что все эти люди — от Нарышкина до Матвиенко, а впоследствии и вся Государственная дума и весь Совет Федерации — все они должны, во-первых, дрожать от страха, а, во-вторых, нести свою долю ответственности. Не одному же Путину. Ведь перекраивать по своему усмотрению границы он, конечно, привык, однако риск в этом есть, события все еще могут развиваться по непредвиденному сценарию, а потому президент обязывает всех деятелей, облеченных властью любого уровня, оставить в этом сомнительном предприятии свой след. Некоторые из деятелей, давно пошедших ва-банк и потерявших лицо, услужливо впадают в патриотический экстаз. 

«Бандеровский режим — это выкормыши американских спецслужб, это воспитанники натовской наглости. И мы должны сделать все, чтобы помочь украинскому народу скинуть это ярмо, которое полностью парализовало все демократические институты и не дает развиваться братской республике», — в частности, сказал глава КПРФ Геннадий Зюганов. 

Но вот что нужно понимать — признание ДНР и ЛНР — это не конец истории. Этот шаг не возвращает Путину Украину, а наоборот, отдаляет ее на максимально возможное расстояние. И одновременно этот шаг невозможно считать достаточно сильным ответом Кремля на отказ США и НАТО по пресловутым гарантиям безопасности. 

Стоит вспомнить, как развивался кризис. С конца прошлого года мы наблюдаем концентрацию российских войск у границ Украины. Вместе с тем на большой итоговой пресс-конференции президент Путин заявляет об угрозе, исходящей от Украины и НАТО, о ракетах, которые могут в считанные минуты долететь до российской территории в случае размещения вооружений альянса в соседнем государстве. Он в ярости и обвиняет Запад в том, что Россию «надули», когда пообещали нерасширение НАТО на Восток. Тут же российский лидер требует «не забалтывать вопрос» и дать Москве гарантии безопасности. А иначе? Иначе — читается угроза: может быть война. Параллельно алармистские и местами оскорбительные заявления делали представители российского МИДа, российской Думы и прочих госорганов. Ультиматум в виде двух документов был направлен в НАТО и США. Москва просила, чтобы западный военный блок объявил политику закрытых дверей и отказал Киеву в членстве, а также чтобы альянс вернулся к статус-кво 1997 года — это бы предполагало вывод инфраструктуры НАТО из Восточной Европы. Требования априори невыполнимые. В Брюсселе и Вашингтоне некоторое время подумали и отказали России. Никаких полутонов, никаких намеков на гибкость, только отказ. В такой ситуации с учетом всех сказанных слов, всех угроз и оскорблений, Путину нужно было отреагировать ярко и убедительно. Он тянул довольно долго, примерно месяц, одновременно нагнетая ситуацию на границе. В Москву как на работу прибывали европейские лидеры, дипломаты проводили дискуссии и встречи — похоже, за закрытыми дверями велся мучительный торг — торговали Украиной. 

«Исторический и стратегически важный диалог, который мы наладили за последние несколько лет, безусловно, поможет нам в деле, ради которого мы встречаемся сегодня в Москве», — заявил французский президент Эммануэль Макрон на встрече с Владимиром Путиным.

«Для правительства Германии очевидно, что любая дальнейшая военная агрессия против Украины приведет к серьезным политическим, экономическим и геостратегическим последствиям», — отметил канцлер Германии Олаф Шольц. 

Одну из самых обнадеживающих попыток спасти Европу от войны сделал французский лидер — именно с ним, за неимением Ангелы Меркель, Путин считает уместным вести доверительную беседу. Эммануэль Макрон, у которого на носу президентские выборы, пять часов проводит с Путиным, после чего намекает на некий возможный план действий. Затем Макрон едет в Киев. В Киеве побывает и Олаф Шольц, новый канцлер Германии, и другие западные лидеры. Ясно, что на Зеленского оказывается чудовищное давление. Поскольку НАТО и США не готовы терять лицо и прямо объявлять ту самую политику закрытых дверей, поскольку они не готовы сдаваться и демонстрировать слабость, то, судя по всему, просят Украину принести себя в жертву. Зеленский, видимо, сопротивляется и даже находит хитрый выход: мол, вопрос о вступлении Украины в НАТО нужно будет решить на всенародном референдуме.

«Такие вопросы должен решать только народ, а потом уже вносить в Конституцию», — заявил Зеленский. То есть ответ Зеленского Западу таков: если хотите, чтобы Украина отказалась от НАТО, объясните это сорока миллионам граждан страны. Отношения с партнерами у президента Украины портятся. Показательный пример — несмотря на публичный совет от Байдена не ехать в Германию на конференцию по безопасности, он прибывает в Мюнхен и выступает с эмоциональной речью:

Украина хочет мира. Европа — хочет мира.  Россия — не хочет нападать. Но кто из нас врет?

Нервы у президента явно на пределе. Каждый день его стране предсказывают все новые даты вторжения. Войск у границ все больше. Наконец, Олимпиада завершается и в Донбассе начинается обострение. Беспорядочная стрельба, летают мины, с двух сторон поступают взаимоисключающие сообщения, достоверность некоторых видео невозможно проверить. Что точно известно, так это то, что лидеры так называемых ДНР и ЛНР объявляют эвакуацию населения 18 февраля, а записаны эти обращения 16 февраля. Есть ощущение, что планы Кремля менялись вместе с заявлениями западных политиков и публикациями в западной прессе. Многие эксперты не сомневаются: план вторжения, план большой войны точно был — он корректировался. В итоге Путин пришел к признанию ДНР и ЛНР:

В этой связи считаю необходимым принять уже давно назревшее решение — незамедлительно признать независимость и суверенитет Донецкой Народной Республики и Луганской Народной Республики.

Речь, предварявшая объявление о признании, длилась час. И снова он «зашел издалека». Как и в своей статье, опубликованной летом прошлого года, президент прибегает к истории Украины. По Путину, эта страна создана большевиками, Донбасс буквально втиснут в ее состав. Российский лидер называет соседнее государство «Украиной имени Ленина» — прямо как московский метрополитен. И это, конечно, очередной плевок. Еще из речи: после распада СССР Украина решила строить государственность, отрицая все, что нас объединяет; русофобия и неонацизм расцветали; дальше был госпереворот; спустя восемь лет в стране кризис и нищета. Наконец, именно Киев готовится к войне, считает Путин. Кроме того, западные столицы, которые, разумеется, управляют Украиной, а сама она безвольная кукла в руках Вашингтона, отмечает он и добавляет, что НАТО приближается, в Донбассе — геноцид, если прольется кровь, то ответственность будет лежать на Зеленском. Это очень сжатый пересказ. Но вот вопрос: что же дальше? Ясно, что широкомасштабных, невиданных санкций пока не будет. Если российские войска остаются в пределах ДНР-ЛНР, то Запад не посчитает это вторжением, а ограничится точечными санкциями и решительным осуждением. 

«Владимир Путин фактически объявил, что Россия признает самопровозглашенные Донецкую и Луганскую республики. Это прямое нарушение международного права, это вопиющее нарушение суверенитета и целостности Украины», — заявил премьер-министр Великобритании Борис Джонсон.

Генсек НАТО отметил, что признание независимости ДНР и ЛНР «подрывает усилия по урегулированию конфликта в Украине и нарушает Минские договоренности». 

Постпред США при ООН Линда Томас-Гринфилд подчеркнула, что Путин «разорвал вклочья Минские соглашения» и нарушил устав ООН. 

Но разве Путин остановится? Вряд ли. Сложно представить, что в Кремле посчитают признание сепаратистских республик достаточно убедительным ответом Западу. Ведь по большому счету единственный смысл путинского хода — это легализация ввода российских войск в Донбасс. Чтобы Джозеф Байден у себя в овальном кабинете затрепетал и пошел на уступки, необходим аргумент помощнее. Иначе зачем была вся эта эпопея с подводом десятков тысяч солдат и техники к границам Украины, зачем учения в Беларуси, ультиматум с гарантиями безопасности и шантаж? Это же грандиозное предприятие, которое не может завершиться просто каким-то подписанием бумажек совместно с донецкими сепаратистами. Ведь Владимир Путин решил, что именно сейчас настал лучший момент для того, чтобы вернуть Украину. Стечение ряда факторов: он, кажется, искренне верит в угрозу скорого размещения натовских вооружений в Украине. Вместе с тем он видит, что Запад слаб: без Меркель, с Байденом и взлетевшими до небес ценами на газ. Наконец, он рассчитывает на поддержку со стороны Китая. Обстоятельства могут измениться завтра, поэтому Путин действует сегодня. И поэтому, как ни страшно это произносить, обострение еще впереди. 

В действиях российского президента есть зеркальность, повторение того, что мы видели 14 лет назад. Посмотрите, как сходятся обстоятельства. Пугающе сходятся. 2008 год, Грузия и 2022 год, Украина. Исходная точка: раздражающий режим, бросающий вызов и вступивший (по Путину) в сговор с американцами. В Грузии — Саакашвили, в Украине — Зеленский. В обоих случаях режимы эти пришли к власти в результате цветных революций, которые, как известно, для Кремля равносильны катастрофе. И в 2008, и в 2022 году в Пекине проходят Олимпийские игры. Из Южной Осетии, как и из Донбасса заранее и театрально вывозятся беженцы: женщины и дети. Звучит страшное слово «геноцид». Как в Грузии тогда, так и в Украине сейчас Путин создает анклавы, черные дыры в международной правовой системе, точки постоянного напряжения. И в обоих случаях мы видим зацикленность: на Саакашвили, о котором Путин не забывает до сих пор; на Украине, Майдане, Зеленском. И насаждает сепаратизм при том, что прекрасно знает о проблемах с сепаратизмом внутри России. Все очень похоже. В 2008 году российские войска вышли далеко за пределы Южной Осетии и чудом не дошли до Тбилиси.      

Фото: Алексей Дружинин / пресс-служба президента РФ / ТАСС

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

    Другие выпуски
    Лучшее на Дожде