«Путин уже показал, что может сделать с соседними странами». Министр обороны Литвы — об Украине в НАТО и угрозе из Москвы

Украина просит скорейшей интеграции с НАТО. Зеленский заявляет, что только членство в самом мощном военном блоке планеты защитит Киев от угрозы, исходящей от Москвы. Владимир Путин относится к подобным перспективам вполне серьезно, хотя еще в 2008 году лидеры НАТО обещали Украине и Грузии, что примут их в свои ряды. На дворе — июнь 2021 года. Процесс не сдвинулся с места ни на шаг. Как раз накануне на саммите Альянса в Брюсселе было одобрено итоговое коммюнике. В документе Киев и Тбилиси упоминаются, но речь идет только о подтверждении принятых 13 лет назад решений. «Украина станет членом Альянса, план действий по членству будет неотъемлемой частью этого процесса». Никаких сроков, разумеется, в документе не указано. Подобному подходу традиционно противостоят страны Восточной Европы. Обсудили эту тему с Арвидасом Анушаускасом, министром обороны Литвы.

Добрый день!

Добрый день!

Благодарю вас, что нашли время и вышли с нами на связь. Смотрите, я вижу ваше заявление пятничное, вы говорите, что Литва готова взять на себя лидерство по укреплению военного сотрудничества между Европейским союзом и Украиной. Но это военное сотрудничество, насколько я понимаю, не предполагает предоставления плана действий по членству Киеву. Объясните, пожалуйста, на каком этапе сейчас это сближение между Украиной и Североатлантическим альянсом?

Я должен сказать, что сближение реально существует, но НАТО, члены НАТО должны совместно согласовать, например, как и каким образом дать Украине, как говорится, дорожную карту для вступления в НАТО. У стран НАТО существуют разные мнения, и нечего скрывать, Литва всегда подчеркивала, что Украина должна быть членом НАТО, но существуют разные мнения.

Мы на этом этапе поддерживаем миссию не натовскую, а Европейского союза по предоставлению украинской армии каких-то средств для обучения украинской армии и так далее, то есть это иного рода, но также политическое, как мы у себя говорим, мы всегда политически об Украине говорим как о важном сегменте системы безопасности в Европе.

Президент Путин дал интервью американскому журналисту. Там он, в частности, говорит, что такое сближение, приближение, даже так, приближение НАТО к границам России ― это грандиозная угроза. Это повторяют представители Российской Федерации то и дело, это обычная последовательная позиция Российской Федерации. Как вы считаете, насколько эта угроза действительно сильна и серьезна? Угроза, которую Североатлантический альянс представляет для Российской Федерации. Ведь вы, собственно, вообще страны Балтии, члены НАТО, находитесь на границе с Российской Федерацией.

Я должен напомнить, это та же риторика, как и во время вступления в НАТО стран Балтии и Польши, такая же риторика, никак не изменяется, что НАТО, оборонительный союз, представляет угрозу. Во-первых, и мы стали членами НАТО для того, чтобы усилить безопасность этого региона. То есть вступление, само собой, в НАТО не то что не представляет угрозы, я думаю, как раз расширяет границы действий реальной демократии и в наших странах, и, я думаю, делает влияние в этом аспекте с соседними странами, но никак не представляет какой-нибудь, я не знаю, вооруженной угрозы и тому подобного, ведь когда мы вступали в НАТО, это было в 2004 году, о нас тоже говорили, что Россия и страны НАТО будут иметь общую границу. Мы знаем, что всегда одна страна НАТО имела общую границу, то есть Норвегия. Никак безопасность России от этого не пострадала.

Я думаю, что такие страны, как Литва, Латвия, Эстония, которые в своей истории имели, скажем так, особый опыт общения с тоталитарными режимами, наши страны особенно беспокоятся о своей безопасности.

Владимир Путин в недавнем интервью говорил о том, что вступление Украины в НАТО ― это гигантская проблема, потому что, мол, за семь-десять минут долетит ракета из Украины до России. А вы когда-нибудь считали, сколько минут нужно для того, чтобы из Литвы до России долетела ракета?

Знаете, у нас нет ракет, которые бы из Литвы долетали до России. Но у России есть «Искандеры», которые могут достичь любой точки Литвы, кстати, и Польши, и Латвии, Эстонии, в считанные минуты. То есть потенциал наступательных вооружениях, например, в Калининградской области зашкаливает. В России создаются новые соединения, новые части в западном направлении. В Литве же, как и в Латвии, и в Эстонии, такого процесса не происходит. То есть все наши усилия направлены на обеспечение обороны наших стран, то есть у нас наступательного потенциала, такого, какой создается в России, просто нет.

Какова угроза и насколько она серьезна? Вы говорите об «Искандерах», насколько серьезна, по вашим ощущениям, ощущениям министра обороны, какова угроза, исходящая от Москвы на данном этапе?

Я должен сказать, что угрозу обычно создают не страны, а те люди, которые управляют этими странами. Я должен сказать, что агрессивная политика путинского режима ― вот это составляет основную угрозу. И то, что мы видим, что происходит у наших соседей, как идет интеграция белорусских и российских вооруженных сил, мы в этом видим и потенциальную угрозу для нашей страны.

Расскажите поподробнее по поводу Беларуси. Какова потенциальная угроза со стороны Беларуси с учетом того, что этой страной управляет диктатор, будем называть вещи своими именами, абсолютно не подконтрольный никому, человек, который, кажется, уже перешагнул некую точку невозврата, красную черту, назовите как хотите, и возврата к каким-то приличным отношениям с ним нет?

Мы видим, например, именно в последние недели режим Лукашенко использует гибридные такие методы, то есть, например, государственные службы организуют поток мигрантов в Литву. В этом мы видим не только то, что режим практически опустил на дно все международные обязательства и договоры с Литвой, то есть он ни в коем случае их не выполняет, мы имеем договоры о границе, но они не выполняются.

Интеграция военная, которая очень динамичная, продолжается, например, создаются на границах Литвы такие мнимые учебные центры белорусских и российских вооруженных сил. Мы видим, под эгидой этих центров будет постоянная база именно российских вооруженных сил.

Одновременно с этим в сентябре на территории России и Беларуси состоятся военные учения.

Да.

Это вас беспокоит?

Вы знаете, эти учения происходят раз в четыре года. Но именно концепция учений, сценарий учений, что это обучаются ведению наступательных действий на соседние государства, то, что эти учения все-таки по своей сущности далеки от прозрачности такого рода мероприятий, например, редко приглашаются представители других государств, таких именно соседних государств, членов НАТО. Мы на свои учения, например, которые были и закончились практически недавно, приглашали, действительно, как наблюдатели участвовали и представители Беларуси и России.

Сейчас, насколько я понимаю, российская сторона пригласила представителей НАТО к участию в дискуссии. Это не учения, а дискуссия, организованная Министерством обороны. Представители альянса, руководители отказались. Это сигнал какой-то, нужно ли это расценивать как потерю контакта окончательную или нет?

Вы знаете, с Литвой российская сторона оборвала контакты по своей инициативе в свое время, не Литва, а именно российское руководство оборвало все контакты: и политические, и все другие контакты. То есть это был сознательный выбор, я думаю, что это означает и эскалацию положения.

То есть российская сторона должна не приглашениями на какие-то дискуссии показать, что что-то меняется, отходит от агрессивной внешней политики, но именно своими действиями.

Каких действий вы ждете от Москвы? Давайте представим, господин министр, что было бы, с вашей точки зрения, хорошим сигналом со стороны Москвы, со стороны Владимира Путина Литве сейчас?

Знаете, я люблю фантастику, но фантазировать не стану. Я думаю, что Путин своей политикой уже показал, что он может сделать с соседними государствами.

Возвращаемся к вопросу об интеграции Украины в НАТО. Вообще могут ли, давайте честно попробуем оценить, трезво оценить перспективы, могут ли принять Украину в Североатлантический альянс с учетом наличия территориальных проблем, с учетом аннексии Крыма, с учетом конфликта в Донбассе? Вообще многим кажется это совершенно невозможным и бесперспективным, а вам?

Знаете, действительно, разные страны, разные конфликты. Мы знаем, например, что Греция и Турция тоже имеют конфликтную территорию между собой, но они являются членами НАТО. То есть это не обязательно может сдерживать членство. Но и сама страна, и члены, все члены НАТО должны все-таки готовиться к этому, то есть это может быть длительный процесс. Для нас он длился десять лет, для Украины, наверно, может длиться еще дольше.

Фото: пресс-служба Кремля

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти


Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде