«Самый популярный политик»: как в Беларуси изменилось отношение к Путину и России

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

С начала больших протестов в Беларуси прошел без малого год. И пусть власть там пока не сменилась, последствия действий Александра Лукашенко привели, вероятно, к необратимым переменам. В эфире Дождя директор по исследованиям Центра новых идей и эксперт Британского Королевского института международных отношений Chatham House Рыгор Астапеня, основываясь на социологических исследованиях, рассказал о том, как белорусское общество относится к российскому руководству, что думает о политической обстановке в своей стране и грядущей конституционной реформе, и какой он — ядерный электорат Лукашенко? 

Первый вопрос: каково отношение белорусов к России и российскому руководству? Меняется ли оно в последнее время?

Я думаю, что определенно отношение к России в Беларуси изменилось. В принципе, скепсис в отношении России достаточно заметен в белорусском обществе. Но при этом, с другой стороны, тут нужно понимать, что на самом деле протест не был и не есть антироссийский, да, то есть, в принципе, белорусы не поменяли отношения к россиянам как к народу, они не поменяли отношения к России как к самому ближнему для себя государству.

Конечно, мы делали замеры того, как белорусы сейчас относятся к России, к руководству России, то есть это достаточно большой спектр вопросов. Например, 40% у нас говорят о том, что их отношение к руководству России изменилось за последнее время, ухудшилось даже, не изменилось, а ухудшилось из-за того, что российское руководство поддержало Александра Лукашенко. Также мы видим, что, в принципе, 73% говорит о том, что Россия является единственной опорой Александра Лукашенко. То есть мы видим, что, в принципе, сдвиг этот есть.

А кем является Владимир Путин для белорусов?

Он является, наверно, самым популярным политиком в Беларуси, это, в принципе, достаточно интересный кейс, учитывая роль, которую Владимир Путин отыгрывает в белорусском протестном кризисе. Но, в принципе, мы видим, что он является популярным человеком, к нему белорусы в своем большинстве относятся хорошо, но при этом мы видим, что к нему отношение ухудшается. Это опять же связано с тем, что он поддерживает, в ограниченном, конечно, размере, может быть, не так, как Александр Лукашенко хотел, но все же поддерживает действующую власть в Беларуси.

О рейтинге Александра Лукашенко хотелось бы поговорить. В январе 2021 года вы провели опрос, который выявил, что так называемый ядерный, основной электорат этого человека составляет 18% граждан, то есть убежденных избирателей меньше четверти. А как сейчас?

В принципе, мы видим за последние десять месяцев, что на самом деле ничего не изменяется. То есть во многом у демократически настроенных граждан Беларуси было чувство, что все эти действия, все эти ужасные действия, которые делает система Александра Лукашенко за последние десять месяцев, будут разворачивать электорат Лукашенко от Лукашенко. Мы увидели, что на самом деле он не разворачивает. В принципе, эта поддержка, которая сейчас есть в белорусском обществе у Лукашенко, довольно стабильна.

Очевидно, что быть более популярным человеком, чем Лукашенко, достаточно просто, если честно. У Александра Лукашенко, не знаю, 25%, 27%, 30%. То есть, в принципе, если брать какие-то там, учитывать возможную социологическую погрешность, у Александра Лукашенко где-то между одной пятой и одной третью поддержки в белорусском обществе.

Сейчас очень тяжело говорить, когда мы, знаете, находимся не перед выборами, где-то в такой прострации, да, в каком-то тупике, говорить о том, что кто-то является очень популярным лидером, наверно, было бы неправильно. Но сейчас Виктор Бабарико ― это, наверно, тот человек, который выиграл бы у Александра Лукашенко два к одному или три к одному на президентских выборах, то есть это человек, который имел бы достаточно большую поддержку. В принципе, если объединить его поддержку, если объединить поддержку Светланы Тихановской и Павла Латушко, то, в принципе, мы получаем, что достаточно и так, что люди, которые настроены скептически к действующей власти в Беларуси, ― это большинство. То есть если будет какой-то человек, который будет представлять это большинство, он столько и наберет, достаточно много.

Скажите, а как общество реагирует на раскаяние Протасевича и Кудина?

Я думаю, что, в принципе, вот эти видео влияют, мотивируют тех сторонников Александра Лукашенко, то есть они через какую-то свою правоту, силу, что они все могут и так далее, и тому подобное. С другой стороны, это демотивирует сторонников протеста, это демотивирует демократический электорат, потому что они видят, что пока что протест не выигрывает. Он, может быть, еще и не проиграл окончательно, но пока что не выигрывает. Соответственно, эти видео плохо видят на то, как люди думают.

В принципе, мы видим сейчас в Беларуси изменение какое-то дискурса. Если мы год назад все были герои, теперь мы все жертвы, и это очень сильно через СМИ государственные, да и, в принципе, и негосударственные тоже каким-то образом ретранслируют этот подход, что приводит к ситуации, когда протест демотивирован.

Что изменят в отношениях между обществом и властью грядущие поправки в конституцию, на ваш взгляд? И изменят ли что-либо?

Белорусы в принципе игнорируют эту тему, потому что они понимают, что процесс принятия новой конституции абсолютно непрозрачен, что он не приведет к значительным изменениям в политической системе, потому что какой смысл в новой конституции, если даже старая не исполняется? Поэтому этот вопрос, который стоит у многих перед глазами, да, в головах, и поэтому сейчас не видно никакого общественного обсуждения.

То есть в принципе даже не совсем понятно, каким образом будет происходить этот референдум, потому что, с одной стороны, есть общественное нежелание обсуждать вопрос конституции, не совсем понятно, как может теперь сейчас выглядеть модель фальсификации выборов, потому что все же сделать ровно то же, что делалось раньше, будет достаточно сложно, потому что все-таки выросло и общественное сознание, и есть понимание того, что это очень серьезное преступление, и в принципе система же дала сбой какой-то определенный в августе прошлого года, когда не вывешивались протоколы, когда было много видео о том, кто кого принуждал к фальсификациям на выборах. Поэтому сейчас все находятся в такой апатии и в этом смысле они не понимают, а зачем вообще эта конституция?

Фото: kremlin.ru

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти


Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

  • Сергей Боборыкин, 43 года

    Хайфа
    16.07.2020

    Очень люблю ваш канал.Но возможности оплатить подписку нет. Пожалуйста подарите🙏🙏🙏

    Помочь
  • Альберт Халфин, 39 лет

    Набережные Челны
    24.08.2021

    Нет возможности оплатить, но хотелось бы иметь возможность получать информацию от независимых СМИ

    Помочь
Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде