Идеология позднего Путина. Что такое «здоровый консерватизм» и почему Москва неизменно поддерживает режимы с подмоченной репутацией

4 894
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Владимир Путин и его чиновники переживают очевидный кризис. Рейтинги падают, а из опроса «Левада-Центра»* следует, что уровень доверия россиян к президенту снизился до 53%, и это минимум с октября 2012 года. Приходится проводить совсем уж ручные выборы, избавляться от каждого сколько-нибудь яркого представителя оппозиции, атаковать все те классы российского общества, где может циркулировать свободная мысль: прежде всего академические и студенческие круги, вузы. На этом фоне, естественно, обостряется воображаемая война российского президента с Америкой. Именно США в Кремле считают силой достаточно мощной, чтобы наделить ее почетным статусом главного врага и противостоять ей по всем фронтам, уворачиваясь от коварных атак.

Напоминает неуловимого Джо, которого, к несчастью для него, никто не ловит. Но ничего лучше противостояния с США наши власти не придумали. Вся государственная идеология строится на нем. Населению доступным языком разъясняется: во-первых, американцы — поработители, возомнившие себя хозяевами мира, лезут в чужие дела и насаждают свою демократию. Во-вторых, они сплошь извращенцы, потерявшие берега, запретившие святое слово «мама» и не менее святое, как выясняется, слово «пол». Российские официальные лица все чаще рассуждают об истинных ценностях. Какие они? Если верить Владимиру Путину, то между нами и вездесущими американцами — пропасть. Вот фрагмент из его недавнего выступления на Валдайском форуме:


«Кто-то в западных странах уверен, что агрессивное вымарывание целых страниц собственной истории, „обратная дискриминация“ большинства в интересах меньшинств или требование отказаться от привычного понимания таких базовых вещей, как мама, папа, семья или даже различие полов, — это, по их мнению, и есть вехи движения к общественному обновлению. Знаете, еще раз хочу подчеркнуть, это их право, мы не лезем туда. Мы просим только в наш дом особенно не лезть».


Не надо лезть в наш дом, где огромному числу людей все еще приходится скрывать собственную гомосексуальность. В нашем доме, где царствуют духовность и традиции, безнаказанно существуют кадыровские порядки, девочек заставляют выходить замуж и рожать вопреки их воле, а геев пытают и убивают. В нашем доме — средневековье. Не суйтесь к нам.

Тему извращений на Западе в Москве оседлали не сегодня. Еще министр Сергей Лавров этим летом не моргнув глазом написал в колонке для «Коммерсанта», что «в школах ряда западных стран детей в рамках учебных программ убеждают, что Иисус Христос был бисексуалом». Мы подробно это высказывание разбирали, поэтому не буду сейчас уходить в детали, а просто скажу: министр ошибается. Его информация не соответствует действительности. Кроме того, — боюсь шокировать Марию Захарову, — но даже при широком обсуждении темы гендерного разнообразия и вопреки появлению первого удостоверения личности с буквой Х вместо традиционных М и Ж, люди в Америке продолжают заключать браки, любить друг друга, рожать детей и жить в гораздо более комфортных условиях, чем большинство граждан России.

Это вовсе не означает, что жители США пребывают в райской гармонии. Общество там расколото, демократы и республиканцы продолжают отчаянный спор о принципиальных вопросах — праве на аборт, ношении оружия. Или расизме. Владимир Путин демонстрирует прекрасное знание материала:

«Я напомню, специально попросил коллег вчера подобрать эту цитату Мартина Лютера Кинга. Он сказал, как вы помните: „Я мечтаю о том, что придет день, когда мои четыре ребенка будут жить в стране, где о них будут судить не по цвету их кожи, а в соответствии с их личностными качествами“, — вот истинная ценность.»

Несомненно. Проблема обратной дискриминации, впрочем, гораздо сложнее, чем может показаться на первый взгляд. Но речь не об этом. Речь о нас, о наших ценностях. В чем же они? — задаюсь я вопросом вновь. А в том, что они не такие, как у американцев. Государство у нас исходит из простейшего принципа: если у них А, то у нас Б. Если у них темнокожая Русалочка, то у нас депутат Госдумы Мария Бутина. Если у них небинарные персоны, то у нас оскорбление чувств верующих и 10 месяцев реального срока за фото на фоне храма Василия Блаженного. Чем больше упоения в борьбе российской власти с американским империализмом, тем тяжелее удары ее кулака по собственным гражданам. Чем больше разрешено там, тем меньше позволено здесь.

Идеология здорового консерватизма — не только в полицейском преследовании всяческих отступлений от серой «нормальности». Она еще и в поддержке тех режимов, которые, как и Путин, не любят американцев. В чем заключается внешняя политика России? В последовательном доказывании пагубности политики США. Вот цитата из свежей публикации Марии Захаровой в ее телеграм-канале:

«… сама Америка переживает сильнейший внутриполитический и социальный правочеловеческий кризис. Рост количества убийств — высочайший за столетие, как утверждают эксперты, и, согласно подсчетам, самый крупный со времени начала ведения статистики. Не с этими показателями подступаться к морализаторству в мировых масштабах. Начинать американским партнерам надо с себя».

Официальный представитель российского МИДа негодует: американские политики то и дело заявляют о первостепенной важности прав человека, а у самих, мол, бревно в глазу и ружье в каждом доме. Об огнестрельном оружии и второй поправке в США не дискутирует разве что ленивый, и это действительно огромная проблема. Только позволяет ли ее наличие Марии Захаровой и другим лицам российской власти игнорировать нарушение прав человека в нашей стране? И как насчет других стран?

«… Сенат утвердил санкции против Китая из-за якобы нарушений прав уйгуров, а Минфин США ввел рестрикции против Белоруссии „из-за нарушений прав человека“», — сказала Мария Захарова все в том же телеграм-канале.

Якобы нарушение прав уйгуров. Якобы. В китайских лагерях, где перевоспитывают мусульман уйгуров, насилуют и пытают людей. И это факт. «Нарушение прав человека в Беларуси» Захарова берет в кавычки. И это уже совсем никак не объяснишь.

В спецприемнике на Окрестина в августе 2020 года кричали от боли участники протестов. Их в Москве называют пешками западных кураторов. Напомню, что в Беларуси нет больше ни прессы, ни блогеров, ни политиков. Зато есть политзаключенные и раздавленные люди, приносящие извинения на камеру за слишком смелые комментарии в фейсбуке.

В Кремле и МИДе России их не замечают, в дружеских беседах и путешествиях без галстуков с Лукашенко не упоминают, во время официальных выступлений берут в кавычки. Ведь союзный диктатор так же, как и его старший брат, все беды валит на Вашингтон. И пусть это выглядит как бред опасного маразматика — для Кремля сойдет.

Сойдет и венесуэльский диктатор Мадуро, по приказу которого были убиты десятки протестующих, еще тысячи оказались в тюрьме. Кто еще среди друзей Путина? Да все, у кого есть с Соединенными Штатами разногласия той или иной степени тяжести. Тут и сирийский Асад, и венгерский Орбан, и чешский Земан. Заигрывает Москва и с турецким президентом Эрдоганом. Хоть он и в НАТО, но зато авторитарен вполне. Неоднозначно у нас и с талибами, которых мы сами же и признали террористами, но поскольку с ними воюют Штаты, то министр Лавров принимает их в Москве и жмет руки.

Государственная машина функционирует — да еще как! В нашей стране механизм отлажен. Если кто-то извне и пытается сбить с избранного пути консервативный Путинизм путем внедрения пятой колонны, врагов государства, журналистов, геев и прочих революционеров, то компетентные органы их оперативно нейтрализуют. Таким образом достигается искомая стабильность.

Вечная тема врага у ворот актуализируется формальной, но достаточной для пропаганды активностью главы Пентагона на постсоветском пространстве. Даешь бой НАТО, подползающему все ближе. Так проще смотреть на мир и строить заграждения: как от заокеанских партнеров, так и от собственных, внутренних либералов. Вообще консерватизм по Путину — это на самом деле изоляционизм. Глобализация в его представлении не работает, а работают границы. Идея о свободном человеке в свободном мире ему претит, ведь свободные люди обладают возможностью выбора своих представителей во власти. У России — свой путь.

*По решению Минюста России «Левада-центр» включен в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента

Фото: Евгений Паулин / ТАСС

Чтобы посмотреть полную версию, станьте подписчиком

Вы уже подписчик? Войти


Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

  • Svetlana Bondarenko

    Vilnius
    30.11.2021

    Являюсь многолетним подписчиком Дождя, но сейчас финансовое положение не позволяет подписаться.

    Помочь
  • Maksim Kolomoyskiy

    Нижний Новгород
    28.11.2021

    Уже пару недель как остался без работы, да еде и закончилась предыдущая подписка. Надеюсь и верю что все наладится, во всех направлениях. Говорить правду легко!

    Помочь
Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде