«Давайте просто признаем, что в России цензура». Екатерина Котрикадзе об оправдании чиновниками закона об иноагентах «западным опытом»

24 августа, 19:16 Екатерина Котрикадзе
513
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Телеканал Дождь признан российскими властями иноагентом. Теперь мы не можем выйти в эфир без несуразной, абсурдной плашки. Не можем опубликовать новость на сайте или в соцсетях без набора слов капслоком. Мы соблюдаем требования российского законодательства, несмотря на то, что всем тут понятно: наш статус — равно как и статус Медузы*, Важных историй*, The Insider* и прочих — не лежит в правовой плоскости. Это политика. Независимые журналисты в России обнаружили себя в ситуации, когда даже самое скрупулезное соблюдение правил, установленных властью, может привести либо к появлению новых правил, либо — по мере надобности — к нарушению имеющихся предприимчивыми чиновниками. Опротестовать несправедливость можно и должно, но речь о российском суде. А значит, преувеличивать наши шансы я не буду.

Зато могу с уверенностью сказать, что Дождь работает и продолжит работать. С клеймом «иностранный агент» можно выжить — особенно в стране, где оно уже никого не удивляет, все привыкли. Думаю, те, кто пытается нас запретить, сильно недооценивают журналистов Дождя. А еще больше они недооценивают аудиторию Дождя. Спасибо вам за поддержку, подписку и донаты — так победим. Занятно, что о присвоении статуса нас никто не предупредил, нам не писали писем, не звонили. О своем иноагентстве мы узнали из сообщений ТАСС и Интерфакса. Из высокопоставленных государственных деятелей с нами не разговаривает никто, кроме Марии Захаровой, официального представителя МИД. У нее своя аргументация, на наш взгляд, ложная. Но за сам факт готовности отвечать на вопросы и продолжать с нами работать надо отдать ей должное.

Давайте все-таки разбираться. Статус иностранного агента означает, что мы работаем в интересах иностранного правительства. Это к вопросу о зеркальности. В США действительно признан иноагентом телеканал RТ. Но позвольте! Телеканал RТ и правда (сюрприз) работает на иностранное правительство. Когда вы говорите о зеркальности, то в пример нужно приводить не государственный RТ, а, скажем, частный Фокс ньюз, американский телеканал, который — да, систематически критикует свою же собственную власть. Это, знаете, разрешено в демократическом обществе. Так работает свобода слова. Никому в здравом уме в Америке не придет в голову наделять Фокс статусом иноагента, как бы кого в Белом доме или на Капитолийском холме он ни бесил.

Еще раз: телеканал Дождь зарегистрирован в России, это российское СМИ, у нас прозрачная система работы, нашу финансовую отчетность можно найти на сайте. Так давайте же прекратим эти попытки оправдываться Америкой. Это, наконец, становится утомительным. Давайте просто признаем, что в России — цензура, что информационное поле тотально зачищается, что сегодня у нас в стране журналистов признают иностранными агентами, а завтра назовут врагами народа (некоторые сотрудники федеральных каналов уже называют, спасибо). От нас пытаются избавиться, и с каждым шагом будет всё жестче. Благодаря слабой реакции западных демократий, страшно озабоченных нарушением прав человека в России, Владимир Путин не видит никаких ограничений для пресловутого закручивания гаек. Кажется, что он даже троллит своих западных партнеров. Так уж совпало, что телеканал Дождь объявили иноагентом в тот самый день, когда в Москве с прощальным визитом находилась Ангела Меркель.

Фактор присутствия самой могущественной женщины мира в российской столице не помешал Кремлю, а возможно даже подтолкнул к решительным действиям против свободы слова. Здесь убедились, что никакие атаки Путина против своих же собственных граждан не заставят мировое сообщество реагировать за рамками вечной, набившей оскомину озабоченности. Уважаемые европейские и американские партнеры начинают по-настоящему нервничать в единственном случае: когда возникает реальная угроза широкомасштабных боевых действий. Только перспектива войны в Украине несколько месяцев назад вынудила Джозефа Байдена снять трубку и позвонить Владимиру Путину, назначить ему встречу в Женеве и сесть за стол переговоров с человеком, которого считает убийцей.

Известно, что главным предметом истинной заинтересованности американской стороны во время этой встречи были хакеры, угрожающие безопасности США, и вопрос разоружения. В Вашингтоне опасаются, что непредсказуемый Путин, обладатель ядерного арсенала, на кого-то нападет, и вот это — определяющий фактор американской (да и европейской) политики по России.

Не раздражать, не доводить до критического обострения, не рисковать — вот как мыслят в Вашингтоне, Брюсселе, Берлине, Париже. Попрание основополагающих прав и свобод человека внутри далекого, категорически недружественного, но при этом геополитически важного государства — недостаточный повод. Этот принцип с безусловной очевидностью проявился в момент афганского кризиса. Президент Байден, оправившись от бесконечных потоков критики за несуразный, плохо спланированный вывод войск и трагические последствия этого вывода для мирного населения, высказался со всей искренностью:

«Нашей миссией в Афганистане никогда не было построение нации. Мы никогда не ставили цель создать единую, централизованную демократию».

Ваша демократия — вам ее и строить. Нас заботит только исходящая от вас потенциальная угроза, а также безопасность граждан США. Это абсолютно применимо и к России. Выходит, надежды на то, что Америка будет всерьез отстаивать все хорошее против всего плохого, рассыпаются у нас на глазах. А все духоподъемные выступления действующего главы американского государства, посвященные решающей схватке демократии с авторитаризмом, оказываются фигурой речи.

Нет, Джо Байден, без всяких сомнений, верит в эти самые права и свободы человека. Но бороться за них он готов только у себя дома. Не знаю, осознает ли это Алексей Навальный, опубликовавший в годовщину своего отравления колонку в трех авторитетных европейских газетах — британской The Guardian, французской Le Monde и немецкой Frankfurter Allgemeine Zeitung. Это призыв к Западу: боритесь с коррупцией в глобальном масштабе. Определите особую категорию стран, поощряющих коррупцию. И против них принимайте единые меры. Вводите санкции против олигархов, так или иначе связанных с политиками-коррупционерами. Публикуйте все контракты своих, западных политиков с контрагентами из коррумпированных авторитарных государств.

Еще во время реабилитации в Германии после покушения главный российский оппозиционер принял участие в заседании комитета Европарламента по иностранным делам. Тогда, помимо прочего, он предложил отказать в легитимности следующему созыву Государственной думы, если на выборы не пустят оппозицию.

На выборы, как мы видим, оппозицию не пустили. Но в свежем тексте для европейских изданий мысль о непризнании российского парламента отсутствует. Полагаю, оттого что Алексей Навальный избавился от иллюзий. Невыполнимого от осторожного Запада он не просит. Впрочем, вряд ли стоит считать выполнимым и то, что Навальный просит. Судя по заявлениям Ангелы Меркель, особой активности Европейского Союза по российскому направлению ждать не приходится.

*По решению Минюста России «Важные истории», «Медуза», Дождь и The Insider внесены в реестр СМИ, выполняющих функции иностранного агента

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти


Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

  • Марципан Егоров

    Саратов
    04.02.2021

    Нет денег на подписку, а хочется посмотреть интересных людей !!!

    Помочь
  • Владимир

    04.01.2021

    Нет возможности оплатить

    Помочь
Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде