Телеканал Дождь временно приостанавливает свою работу

«Сценарий похож на югославский»: военный эксперт рассказал о вероятной схеме нападения России на Украину и роли Беларуси

1 февраля, 20:13 Екатерина Котрикадзе
14 369
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Российские военные начали прибывать в Беларусь. Москва и Минск завершают подготовку к масштабным военным учениям «Союзная решимость—2022». Маневры будут проходить на пяти полигонах и четырех аэродромах Беларуси. Что это: случайное совпадение, или Беларусь может стать плацдармом для нападения на Украину — этим вопросом задаются сейчас многие политики на Западе и на всякий случай требуют от Лукашенко воздержаться от участия в атаке (если таковая действительно рассматривается в Кремле). Но Александру Лукашенко эти требования, равно как и угрозы, нипочем. Обсудили эту ситуацию с независимым военным обозревателем Александром Алесиным.

Я вас приветствую, Александр! Спасибо вам большое, что нашли время. Как вы оцениваете эти учения? Вы наверняка слышали заявления Государственного департамента США, который не исключает, что именно с территории Беларуси будет нанесен удар по Украине. Хотелось бы услышать вашу позицию.

Прежде всего начну с природно-климатических условий. Все дело в том, что юг Беларуси ― это в основном лесисто-болотистая местность, исключительно громадные пространства болот, мы когда-то в восьмидесятых годах там играли учения и утопили танк в декабре, то есть болота эти не замерзают.

Ого!

С глубины двух метров доставали его тремя тягачами. Потому что они большие, эти болота, растет на болотах низкий лесок, и атаковать там большими массами танков совершенно невозможно. То есть обороняющиеся там имеют громадные преимущества, они могут незначительными силами остановить большие волны нападающих.

Кроме того, давайте разберемся в группировке. Для того чтобы напасть на Украину, которая сейчас имеет 240–250 тысяч военнослужащих, а на востоке где-то 128 тысяч, нужно иметь силы, которые превосходят обороняющихся хотя бы раза в три, то есть где-то 360 тысяч для атаки на Восточную Украину. В Российской Федерации, по данным российских же источников, в сухопутных войсках 281 тысяча человек. Значит, сухопутных сил Российской Федерации для атаки не хватит, надо будет привлечь летчиков, подводников, космонавтов и так далее. Кроме того, все оголит российскую границу, и с Кавказа, и с Центральной Азии, и от границ Японии и так далее. То есть вещь совершенно невероятная. А Беларусь что может дать? Беларусь может дать тысяч десять живой силы.

А почему так мало? Я слушала выступление президента Лукашенко, который заявил, что у Беларуси сильная армия и что она будет защищать, во-первых, саму Беларусь, во-вторых, союзное государство, Российскую Федерацию. И он как-то говорил очень уверенно, что у Беларуси мощная армия.

Армия действительно мощная, но ввиду того, что у нас с финансами, так сказать, есть существенные трудности, сейчас у нас развернута только часть армии, только часть, если взять штыки, то примерно 40–45 тысяч человек, военнослужащих и еще 20 тысяч служащих, которые обслуживают этих военных. Но если мы возьмем северо-запад, то там Прибалтика, оголять этот фланг совершенно нельзя, там у нас северо-западное оперативно-тактическое командование. Если взять запад, то там западное оперативно-тактическое командование против Польши. Сколько мы можем выделить? Больше десяти тысяч не можем. Но если будет объявлена мобилизация, мобилизация на случай агрессии, то Беларусь может выставить, по данным нашего генштаба, 450 тысяч человек, если призовем всех резервистов.

Со времен Советского Союза на территории Беларуси было складировано громадное количество военных ресурсов. Они принадлежали группе советских войск в Германии и северной группе войск, то есть на миллион человек военного имущества. Конечно, часть этого продана, часть вышла из строя и утилизирована, но под 500 тысяч человек в случае объявления мобилизации Беларусь может поставить под ружье. Но сейчас, в условиях строжайшей экономии ресурсов, мы держим в боеготовности 45 тысяч штыков.

Александр, вы сказали, что та местность, с которой можно было бы со стороны Беларуси атаковать Украину, болотистая, в общем, не представляется возможной какая-либо военная активность. Но одновременно с этим ведь как-то можно иначе, например, повести себя. Когда американская разведка, например, предполагает, что участие Беларуси возможно, что Беларусь может стать этим плацдармом, неужели они не знают про болота? Что они имеют в виду? Вообще насколько реалистичным вам кажется, что в какой-то иной форме Лукашенко примет участие в этой авантюре, если таковая будет?

Меня то же самое в американском посольстве спрашивали, что для меня было очень странно, что они не знают, что там такая неподходящая для широкомасштабного наступления местность. Я полагаю, что Беларусь примет, конечно, участие, но как? Путем предоставления аэродромов подскока для российской авиации, которая действительно может с севера атаковать объекты на территории Беларуси. Кроме того, Беларусь может предоставить инфраструктуру для того, чтобы ввести сюда оперативно-тактические комплексы «Искандер-М» и уже с территории Беларуси вести обстрел каких-то важных объектов на территории Украины. Может, разведгруппы какие, диверсионные и специальные подразделения, но в этой местности широкие массы танков применить невозможно, тем более что Украина получила большое количество противотанковых комплексов Javelin, еще от англичан получили комплексы. То есть я думаю, что этот вариант надо отмести, так как он связан с высоким риском потерь и неудач в наступлении.

Вообще я считаю, что опасения насчет того, что и Россия может атаковать Украину, несколько преувеличены, потому что Украина подготовила очень хорошую оборону. Если Россия ударит в лоб, то она понесет очень большие потери, очень большие.

А как вы думаете, хорошо, не в лоб, допустим? А как, если не в лоб?

Есть такой вариант, и российские генералы, которые не служат, такой вариант называют, что нанести удар там, где Украина наиболее слаба. У Украины отсутствует система противоракетной обороны, очень слабая система противовоздушной обороны и практически отсутствует истребительная авиация. Есть взять Су-27 и МиГ-29 образца 1980–1985 годов, то они не только морально устарели многие, но и физически, капитальный ремонт их не проводился. Поэтому, конечно, Россия в этих видах вооружений имеет колоссальные преимущества, прежде всего в ракетном вооружении. Эксперты говорят: удар с Черного моря, с надводных и подводных кораблей крылатыми ракетами «Калибр». Здесь Украина будет совершенно беспомощна.

Очень большое преимущество в ракетах класса «воздух-земля», базирующихся на стратегических бомбардировщиках Ту-160 и Ту-95. То есть это ракеты Х-55, которые имеют дальность порядка 3,5 тысяч километров, они могут совершенно безнаказанно разрушать гражданскую и военную инфраструктуру, органы управления, склады, арсеналы, железнодорожные станции и так далее, то есть все то, что Украина должна будет использовать для обороны, для перегруппировки войск и так далее.

О каком масштабе вторжения мы сейчас говорим? В той форме, упомянутой вами.

Российские же источники говорят, что ракетный удар может быть в несколько волн, несколькими волнами. В первой волне 170 ракет, дальше по мере готовности, наверно, примерно столько же или еще больше, и до тех пор, учитывая, что у России имеется арсенал в несколько тысяч ракет разного класса, до принуждения Украины сдаться на условиях, которые ей продиктуют, так сказать.

Сценарий примерно похож на югославский в 1999 году, когда Соединенные Штаты Америки и союзники при помощи ракет «Томагавк» с подводных лодок и ракет с бомбардировщиков В-52 вынудили Югославию сдаться на условиях Соединенных Штатов.

Так, а Беларусь в этой схеме участвует незначительной поддержкой людьми, да, и, возможно, плацдармом?

Инфраструктурой. Аэродромы, возможно, маршруты патрулирования для мобильных ракетных комплексов и всякая инфраструктура, необходимая для их нахождения.

Вы упомянули американское посольство, которое задавало вам вопросы. Насколько я могу судить, не только американские дипломаты с вами консультируются. Расскажите об этом.

Французское посольство также. Всем тем, что вы спрашивали.

А как это проходит? Расскажите.

Японское посольство, финское, шведское и другие посольства. Их очень интересует этот вопрос. Я отвечаю все время, что большой сухопутной войны не будет, потому что это невыгодно России с точки зрения прежде всего внутренней политики, потому что если пойдут гробы, то в любом случае авторитет власти, во всяком случае, не вырастет, это ясно.

Скажите мне, а как вообще?.. Вы же находитесь в Беларуси сейчас.

Да.

А как вы встречаетесь с представителями западных посольств безнаказанно вообще?

Все дело в том, что я ведь консультирую не только представителей западных посольств. Есть у нас потребность и у власти услышать некую иную точку зрения, некую иную, может быть…

То есть вы консультируете и представителей белорусской власти.

Да, да, потому что когда все время под тобой находятся твои эксперты, они тебе не скажут противоположную точку зрения.

Это похвально, что их интересует реальность.

Нет, там вполне реально. Если взять специалистов, экспертов, исполнителей, то там очень образованные, грамотные люди, которые расчет ведут, исключительно исходя из действующей ситуации. Их надо отделять от пропагандистов, которых сейчас засилье на телевидении. Но люди, которые решают военные вопросы, находятся на почве реальности.

И они не хотят войны?

Конечно, нет. Что Беларусь выиграет? Мы в этой войне потеряем остатки тех вооруженных сил, которые у нас есть. Нам необходимо сейчас в условиях экономической сложной ситуации сохранить то, что мы имеем, постепенно преумножать это дело, быстро мы не сможем. На Российскую Федерацию надеяться не можем почему? Потому что Россия поможет, но тоже за деньги. Смотрите, такой пример: зенитно-ракетный комплекс С-400 Турции был продан по цене 700 миллионов долларов за один комплекс, а военный бюджет Беларуси в прошлом году был 780 миллионов долларов. То есть мы даже только один за весь наш бюджет сможем купить зенитно-ракетный комплекс С-400.

Между Россией и Беларусью заключена геополитическая сделка. Сделка эта означает, что Беларусь будет защищать геополитические интересы России на Западе, а Россия будет предоставлять ей экономические льготы и преференции. То есть это передовой бастион в обмен на российские газ, нефть, ресурсы, дешевые кредиты и так далее. Поэтому если действительно возникнет такая необходимость, Лукашенко просто вынужден будет. У России слишком много рычагов воздействия на него, понимаете? После того как Запад загнал его под Москву практически, не признав его президентом, введя экономические санкции, не поставляя высокие технологии и товары, скоро и калий нельзя будет возить через балтийские порты.

Да, наверно, все-таки Лукашенко сам себя загнал в то место, в котором он сейчас находится. Но ладно, опять же это не тема нашей дискуссии.

Начал, конечно, он.

И продолжил, боюсь.

Крен на восток оказался для него слишком рискованным.

Большое вам спасибо!

Фото: Наталия Федосенко / ТАСС

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

    Другие выпуски
    Лучшее на Дожде