Жертве слово не давали. Как реакция на расстрел в Забайкалье смыла гламур с российской армии

Колонка Олега Кашина
7 ноября, 17:30 Олег Кашин
12 321

В новой колонке Олег Кашин рассуждает о реакции Министерства обороны на расстрел солдатом-срочником сослуживцев в военной части в Забайкалье. Реплики, доносящиеся из ведомства в ответ на сообщения о том, что Шамсутдинову угрожали изнасилованием, перечеркивают все плоды пиар-стратегии, запущенной в министерстве после того, как его возглавил гений маркетинга Сергей Шойгу, полагает Кашин.

Называть Сергея Шойгу выдающимся пиарщиком давно стало общим местом. Его имя уже вписано в историю отечественного маркетинга, Шойгу создал два лучших саморекламных агентства в постсоветской истории — легендарное МЧС и министерство обороны в его нынешнем виде, когда впервые со времен Ворошилова имидж ведомства превратился в самостоятельную боевую задачу, ежедневно с успехом решаемую огромным штатом специалистов. Одежда «Армия России», парки «Патриот», «Гонка героев», танки на фестивале «Нашествие», нарядный ситуационный центр, в котором, бывает, даже старенький маршал Язов сидит, одетый в моднейшее минобороновское поло, военный храм со ступенями из переплавленных танков, поезд с сирийскими трофеями — этот список не прочтешь до середины, он бесконечен. Пиаровские умения нынешнего военного министерства никто не поставит под сомнение, они бесспорны. И тем более странно наблюдать, как эта карета вдруг превращается в тыкву, когда в ответ на опубликованные «Базой» показания солдата Шамсутдинова наше гламурное министерство обороны начинает вести себя еще нелепее и глупее, чем это было во времена министра Язова, у которого как раз с пиаром было все очень плохо.

Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Партнерские материалы
Россия — это Европа