«Ужасно хочется дышать». Олег Кашин и 2018 год в пяти главных текстах

28 декабря 2018 Олег Кашин
9 255

Каждый день Олег Кашин пишет колонки и думает о судьбах родины. На этот раз, в преддверии 2019 года, он решил вспомнить свои лучшие колонки уходящего 2018. Год в пяти текстах Кашина — от дел «Сети» и «Нового величия» до отравления Скрипалей, певицы Монеточки и ЧМ-2018 по футболу.

Новости надо уметь продавать, то есть рассказывать так, чтобы читатель, по крайней мере, понимал, зачем ему об этом знать, и как это вообще может быть связано с его жизнью. Я в этом смысле — совершенно обычный читатель, и если меня что-то сначала не интересовало, то ответственность за это я всегда возлагаю на тех, кто мне об этом рассказывает — могли бы и постараться получше, в самом деле. Словосочетание «пензенские антифашисты» продается очень плохо. Нормальному человеку нет и не может быть дела до пензенских антифашистов. И Пенза — такая бесспорная тихая провинция, которая никогда не на слуху, и по поводу которой можно себе вообразить, как скучна там и нелепа любая общественно-политическая жизнь, включая уличную активность всяких неформалов — ну в самом деле, мы же понимаем, как выглядят провинциальные неформалы. И сама по себе антифа как сущность — это тоже что-то такое не очень горячее, времена уличных войн давно прошли, и с фашистами сейчас, в общем, гораздо труднее все, чем 10-15 лет назад, и антифашисты не те, поэтому когда видишь словосочетание «пензенские антифашисты», хочется, конечно, зевать.

А дальше уже включается периферийное зрение — ты зеваешь, но краем глаза видишь слово «пытки», узнаешь подробности об электрошокерах и избиениях внутри микроавтобуса с тонированными стеклами, потом уже вчитываешься, впервые видишь слово «Сеть», которое из всех слов 2018 года, кажется, дольше всех оставалось на слуху вплоть до самого конца года, когда о «Сети» заговорил уже и Путин. Судя по всему, это действительно было связано с футбольным чемпионатом, в преддверии которого эшники и госбезопасность получили какой-то карт-бланш по зачистке той социальной группы, которую государство традиционно считает потенциально экстремистской — то есть как раз вот этих левых, которых же на самом деле нет в политике, но они есть в картотеках центров «Э», и это оказывается, как мы видим, важнее.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю