Групповая самозащита: Кашин о нулевой солидарности чиновников с Улюкаевым

23 декабря 2017 Олег Кашин
1 692 0

Олег Кашин о том, почему министры и чиновники не встали на защиту экс-министра Алексея Улюкаева.

Ну а что такое чекизм спустя сто лет после Дзержинского — об этом вам расскажет, если захочет, его главная жертва в этом году, наш бывший министр экономического развития Алексей Улюкаев, старый гайдаровец, начинавший еще в журнале «Коммунист», а теперь осужденный на много лет лагерей за то, что взял корзинку у Игоря Сечина — человека тоже скорее коржаковского, чем бериевского типа. Многих смутило последнее слово Улюкаева в суде — вот этот заслуженный номенклатурщик, при молчаливом, а то и активном, деятельном соучастии которого и выстраивалась эта система, сейчас, когда жертвой системы стал он сам, заговорил на новом языке — попросил прощения и пообещал до конца дней бороться за простых людей. И многие с таким прямо неприятным злорадством ему теперь отвечают — а где ж ты раньше был и почему мы должны тебе верить. Мне кажется, это очень некрасивая реакция на человеческое несчастье, рецидив гулаговского «умри ты сегодня, а я завтра», и если мы хотим оставаться людьми, то не нужно следовать этому принципу, а лучше действительно простить. Но это касается меня, вас, то есть обычных людей. А коллеги Улюкаева по номенклатуре — они да, других принципов просто не знают, у них это «умри ты сегодня, а я завтра» навсегда в крови, в этот слой людей с другими принципами просто не берут. Год назад, когда Улюкаева только арестовали, в газетах были утечки об оперативной разработке других людей из власти — в частности, вице-премьера Дворковича и помощника президента Белоусова. Я думаю, это с самого начала было неправдой, и это была такая манипуляция, чтобы товарищи Улюкаева по правительству и не думали его защищать. И, наверное, это была даже избыточная мера предосторожности со стороны уж не знаю кого — ФСБ, Кремля, или «Роснефти», тем более что это часто одно и  то же. Как мы убедились в этом году, товарищи Улюкаева и не думали его защищать, никто не хлопнул дверью и не ушел в отставку, и место Улюкаева, как мы помним, сразу же занял молодой замминистра из соседнего ведомства, из Минфина — такие люди не рефлексируют, даже когда садятся в не остывшее кресло арестованного предшественника. В репрессивной хронике уходящего года имя Улюкаева идет через запятую с именем Кирилла Серебренникова, и посмотрите какая разница — творческая интеллигенция даже в лояльной ее части публично и непублично борется за своего товарища, выступает в его поддержку. А чиновничество об Улюкаеве уже забыло, как будто его и не было.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков дождя за неделю