«Серая зона путинского консенсуса»: почему интеллигенция не отказывается от возможностей, которые дает ей власть

30 декабря 2017 Олег Кашин
6 051

Олег Кашин поразмышлял на тему того, где пролегает граница между максимизацией возможностей и избранием консенсуса и, на другой чаше весов, коллаборационизмом с властью. Грань оказалась весьма тонкой. 

Еще одно ключевое имя этого года — Кирилл Серебренников, я всегда был одним из немногих, кто его публично и демонстративно не любил (из немногих — в смысле из условно либеральных авторов, понятно, что мракобесов, которые его не любят, тысячи), и, может быть, как раз поэтому его арест и уголовное дело кажется мне самой дикой несправедливостью — своей нелюбовью к Кириллу я дорожу и не хочу ее делить с негодяями, у которых работа такая — сочинять уголовные дела и с их помощью решать какие-то свои задачи. Для меня тема Кирилла Серебренникова в этом году была такой сквозной, и театральные критики меня ругали — чего это ты, мол, лезешь на нашу территорию. Но я не на их территорию, я на свою. Именно Серебренников всегда был тем сталкером, который опытным путем нащупывал границы допустимого во взаимодействии художника — честного и независимого — с властью, и это тема, которая важна не только для него и не только для театра, но для всей огромной социальной группы, которая называется интеллигенция. Для журналистов, конечно, тоже. И чем более спорно ведет себя власть, тем больше вопросов и к людям, принимающим ордена, и к людям, сотрудничающим с федеральными каналами, и к людям, работающим в государственных театрах. Свой программный текст на эту тему я написал еще до всего, когда Антон Желнов и Николай Картозия сняли фильм о Саше Соколове, фильм для Первого канала, и была премьера с участием Эрнста, и самые непримиримые критики власти стали ругать Желнова, Картозию, а заодно и Соколова за коллаборационизм. Об интеллигентском коллаборационизме поговорить всегда интересно, и вот моя февральская колонка для Republic.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю