«А что придумывают про себя дети 2019 года? Пытки». Олег Кашин о том, почему так легко поверить в рассказ студента об истязаниях ФСБ в библиотеке МГУ

29 ноября, 13:11 Олег Кашин
1 636

Студент философского факультета МГУ Марат Нигматулин заявил, что сотрудники ФСБ пытали его в библиотеке в Шуваловском корпусе МГУ. По его словам, ему резали руки складным ножом и били, требуя, чтобы он признался в создании террористической организации, организации терактов в Керчи, Архангельске и Благовещенске, а также в том, что он установил «тесные связи с немецкой, французской, британской и кубинской разведками». Нигматулин отметил, что написал заявление о случившемся на имя ректора МГУ Виктора Садовничего. В руководстве факультета заявили, что студент к ним не обращался. Полицейские потребовали от Нигматулина пройти проверку на полиграфе.

Олег Кашин — о том, что случилось  с российской действительностью, что сегодня многие так просто поверили рассказу о пытках в здании МГУ.

К тому моменту, когда редактор «Медиазоны» Дмитрий Ткачев заявил, что его издание не будет делать новость о пытках первокурсника философского факультета МГУ Марата Нигматулина, потому что сомневается в достоверности его рассказа, сама новость про Марата перестала быть даже спорной — по мере обрастания ее подробностями (его якобы подозревали в том, что он тайный папский нунций, и требовали признаться в работе на кубинскую разведку — все-таки и по нашим меркам такое пока слишком) уже в первые часы после появления новости стало ясно, что парень, скорее всего, просто фантазер, ну и сама история — средь бела дня, в библиотеке, где людно, перочинным ножом и книгой по голове — все очень нестандартно.

Рассказы о пытках в современной России звучат довольно часто, выработался своего рода канон — обязательный электрошокер, обязательный шуруповерт, ну и происходит все обычно в кабинетах следователей или в микроавтобусах с тонированными стеклами. Перочинных ножей наши садисты обычно не носят, ну и на людях пока стесняются, потому что ну в самом деле — вот библиотека, ты режешь студента, и тут заходит, допустим, пожилая библиотекарша — ее теперь что, застрелить придется?

Популярное у подписчиков Дождя за неделю