«Пусть сидят все»: ждет ли Пескова судьба Улюкаева

Колонка Олега Кашина
22 декабря 2017 Олег Кашин
18 679 0

Коррупция — это отвратительно, и когда мы читаем о дорогой парижской квартире бывшей жены путинского пресс-секретаря Пескова, как тут не возмутиться? Гнев и ярость — естественная реакция на богатство российских госслужащих и их родственников.

Все эти конструкции с бывшими женами, конечно, никого не обманывают, мы и так все понимаем. Бедных людей в российской номенклатуре нет, и их официальные зарплаты, их декларации о доходах значат примерно столько же, сколько и вся их публичная риторика. Эти люди никогда не говорят то, что думают, и эти люди никогда не живут по тем средствам, по которым они должны жить. За каждой скромной чиновничьей зарплатой при ближайшем рассмотрении обнаруживается огромная квартира в Париже, или яхта, или сверхдорогие часы — ну, понятно.


И понятно, что за коррупцию нужно наказывать, нужно сажать, и нужно, чтобы земля горела под ногами. Берет губернатор в руки деньги, а рядом появляются оперативники с ультрафиолетовой лампой, и деньги светятся синим светом, не отвертеться. Или приходит министр к главе госкомпании за колбасой, берет корзинку, и тоже возникают оперативники с понятыми и хватают взяточника. Или директор государственного театра заключает договор с собственной студией — думает, что его никто не поймает, но его обязательно поймают.

Кого-то здесь может смутить избирательность правоприменения. Когда хватают одного министра из двадцати или трех губернаторов из восьмидесяти, или одного директора театра из сотни, это странно. И поскольку мы понимаем, что все они друг от друга не отличаются, давайте посадим их всех. Не одного министра, а двадцать, не одного губернатора, а восемьдесят, не одного режиссера, а сто. Пусть знают, что незаконно обогащаться нельзя, нельзя брать в руки деньги и ездить за колбасой, нельзя заключать договоры с собственной студией. А что, можно, что ли? Действительно ведь нельзя. И что с ними делать? Сажать, конечно.

Популярное у подписчиков Дождя за неделю