«Курск», «Норд-ост», Беслан и «Зимняя вишня»: Кашин о чудовищном кастинге на право считаться общенациональной трагедией

31 марта, 00:16 Олег Кашин
1 423

Олег Кашин подводит итоги трагедии в Кемерове и сравнивает пожар с тремя общенациональными потрясениями путинского срока — «Курском», «Норд-остом» и Бесланом.

Инвестируйте в правду. Поддержите нашу работу и оформите платеж

Фото: Сергей Гавриленко / Коммерсантъ

Город Кемерово на этой неделе — столица русской беды. Такими столицами в разное время уже были Видяево, Беслан и московский район Дубровка. Со словами надо быть осторожнее, конечно — подводя промежуточные итоги путинской эпохи, я несколько раз писал, что у России в эти годы было три таких общенациональных потрясения — «Курск», «Норд-ост» и Беслан, а четвертого уже не назовешь. И это было до прошлого воскресенья, теперь есть четвертое — Кемерово, «Зимняя вишня».

В нашей передаче так принято, что я пересказываю то, что написал в течение недели, и это тот случай, когда можно отследить динамику — в тексте, который вышел в понедельник, я уверенно ставил «Зимнюю вишню» в один ряд с «Хромой лошадью» и «Булгарией», прямо оговариваясь, что это не Беслан и не «Курск». Сейчас думаю иначе, и это, между прочим, тот случай, когда, по крайней мере, можно объяснить возмутившее, наверное, всех молчание телеканалов в первый вечер трагедии. Эти моменты, как правило, теряются из позднейших воспоминаний, не попадают в них, и всем кажется, что с первой минуты была та же самая боль и тот же самый гнев. А ведь нет. Я прекрасно помню утро первого сентября 2004 года, которое я встретил в больнице у пострадавших при взрыве у метро «Рижская» — кто сейчас вообще помнит тот взрыв, а это ведь было страшно, и от эсэмэски коллеги «В Осетии какая-то Дубровка» я, прямо скажем, отмахнулся — Осетия, Кавказ, на Кавказе постоянно что-то такое происходит, а тут вот взрыв у метро в Москве, сами понимаете. Я помню, как вечером 23 октября 2002 года узнал, что мой хороший знакомый оказался в захваченном ДК, и помню первую свою мысль, что вот он вернется, допустим, завтра или послезавтра, и столько всего расскажет.  А он погиб.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю