По делу о пытках заключенного задержали шестерых сотрудников ярославской колонии

Превращение Луганской области в Российскую Федерацию: почему Плотницкий бежал в Москву

Колонка Олега Кашина
24 ноября 2017 Олег Кашин
14 380 0

В ЛНР с начала недели продолжается противостояние главы самопровозглашенной республики Игоря Плотницкого с отстраненным главой МВД ЛНР Игорем Корнетом. Кремль поддержал в конфликте Корнета, как сообщил РБК со ссылкой на источники. Во вторник, 21 ноября, на улицах Луганска появились неопознанные военные и бронетехника, было отключено телевидение, а работников и студентов распустили по домам. Позже полиция ЛНР заблокировала здание прокуратуры и арестовала всех ее сотрудников, сообщала «Новая». В тот же день в Луганск вошла колонна военной техники, по словам Корнета, из ДНР и в помощь самом Корнету. Вчера, 23 ноября, Плотницкий уехал из Луганска в Россию.

Война в Донбассе — это, помимо прочего, еще и война слов, когда одни и те же события и явления в зависимости от того, кто их описывает, обозначаются совсем разными словами, то есть одна сторона никогда не станет использовать, например, слово «ополченцы», а другая — слово «террористы». Надо сказать, что украинцы в этом смысле гораздо последовательнее россиян, и если в сообщениях наших государственных информагентств самое яркое лингвистическое достижение — это формулировка «провозглашенные республики» (не путать с «самопровозглашенными»), то украинские медиа часто достигают каких-то совсем северокорейских высот в изяществе формулировок — «боевики так называемого министра МВД террористической группировки "ЛНР" Корнета захватили здание так называемого административного суда так называемой ЛНР».

Но разница между российскими и украинскими формулировками не только в их эмоциональной окраске. Украинцы, когда говорят о террористах и оккупантах, говорят именно о террористах и оккупантах, то есть у нас нет оснований не верить им, что к сепаратистам Донбасса они относятся как-то иначе. А когда российские медиа или официальные лица говорят об ополченцах или о гражданской войне, то эти формулировки подразумевают такое демонстративное подмигивание — мол, мы же с вами понимаем, о чем идет речь, но повода поймать себя за руку не дадим. Это двоемыслие очень наглядно демонстрируется сейчас, во время кризиса в Луганске — о том, что судьба Игоря Плотницкого решается в Москве, открыто говорят все луганские и московские комментаторы, и никто из них не видит противоречия в том, что речь здесь идет не о каком-нибудь российском губернаторе, а о лидере непризнанного государства, формально никак не связанного с Россией. Игорь Корнет тоже ведет себя как обычный российский региональный силовик, у нас в стране часто так бывает, что начальник регионального ГУ МВД находится в плохих отношениях с губернатором, и они оба жалуются друг  на друга в Москву, интригуют и сражаются под ковром до тех пор, пока федеральный покровитель одного не одолеет федерального покровителя другого где-нибудь в кремлевских коридорах под ковром.

Популярное у подписчиков Дождя за неделю