Кашин.Гейт и другие события недели: след ФСБ в расследованиях Навального и провал Путина на прощании с Алексеевой

14 декабря 2018 Олег Кашин
16 359

Каждый день Олег Кашин пишет колонки и думает о судьбах родины. На этот раз он ответил на претензии со стороны общественности после его выступления о Сенцове в эфире «России-1», объяснил, почему глава Росгвардии Виктор Золотов подал в суд на Алексея Навального только сейчас, а также почему Владимиру Путину было очень важно появиться на прощании с правозащитницей Людмилой Алексеевой, но сам приезд оказался провальным.

Передача у нас сегодня получается тематическая — обе колонки, о которых пойдет речь, тоже связаны с теми спорами, с которых я сегодня начал. И самая громкая колонка — о расследовании Навального про Золотова, третий или четвертый раз я об этой истории пишу, и, наверное, уже повторяюсь, но тут повод похвастаться — с самого начала я писал, что забудьте все, что вы знаете о Золотове. Он бывший охранник Путина, и ключевое слово «бывший», потому что у охранника главный капитал — личный доступ, и когда человек с личным доступом уходит на повышение, на самом деле он вылетает в трубу, потому что лишается своего главного капитала. Ровно так было у, если кто его помнит, Черкесова, который тоже был близок к Путину и в какой-то момент, как и Золотов, конвертировал свою близость в собственную силовую структуру — Госнаркоконтроль. Вот он такой выходит на этот рынок, на котором уже пасутся ФСБ, МВД, прокуратура — ну это примерно как на рынок водки выйти или на рынок оружия, съедят. Собственно, его и съели, и в какой-то момент, как и Золотов, он взвыл вслух, я думаю, многие помнят его статью про чекистский крюк, после которой карьера Черкесова закончилась навсегда.

И вот — честно, безо всяких инсайдов, без чего-то еще, моя гипотеза заключалась в том, что и у Золотова то видеообращение, над которым все смеялись — это такой отчаянный вой очень уязвимого человека, который настолько отчаян в том числе потому, что он не ожидал, что его мечта — стать настоящим генералом армии и получить в свое распоряжение новую силовую структуру окажется проклятием. Я писал, что Росгвардия — новое, молодое и никому, кроме Золотова, не нужное ведомство, которое совсем не к радости более опытных и взрослых конкурентов вдруг оказалось на этом рынке и по всей логике должно быть уничтожено — это нужно всем, и прежде всего самому главному, самому большому, самому хищному игроку, а именно Федеральной службе безопасности. Такая у меня была гипотеза, я называл Золотова силовой оппозицией, ну и, наверное, выглядел каким-то конспирологом или алармистом.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю