Телеканал Дождь временно приостанавливает свою работу

Против кого Украина воевала на самом деле

Колонка Олега Кашина специально для зрителей Дождя
24 октября 2015 Олег Кашин
23 340
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Олег Кашин каждый день пишет колонки и думает о судьбах Родины. А эту колонку он написал специально для зрителей Дождя. 

 

Полный выпуск Кашин.Гуру

Чем хорошо быть телеведущим — можно встрять в чью-нибудь фесйбучную дискуссию и сказать в ней свое веское слово, не опасаясь, что тебя за это забанят. Двое моих товарищей очень интересно спорили вчера об итогах донецкой войны. Журналисты Сергей Смирнов и Илья Васюнин, выходцы из одной и той же московской левацко-антифашистской среды, оказались теперь по разные стороны украинского фронта. Васюнин считает, что главное, чего добивались и добились ополченцы Донбасса — это то, что в их городах нет, цитата, пылающих рун, и что в их стране украинский националист Шухевич не стал национальным героем. Васюнин говорит, что примерно за то же самое погибали в Москве его друзья-антифа, и война в Донбассе — это война за антифашистские ценности.

Смирнов возражает ему в том духе, что нет вообще такого субъекта — донецкие ополченцы, в Донбассе Украина воевала с Россией, и если уж говорить о нацизме, то к российскому государству вопросов не меньше, чем к украинскому. Это российские власти создавали БОРН, это они заигрывали и заигрывают с ультраправой средой до тех пределов, когда уже неясно, кто хвост, а кто собака.

 

Украинцы действительно верят, что воюют с Россией непрерывно с того самого дня, когда в Крыму появились так называемые вежливые люди

 

Этот спор мне кажется принципиально важным, и вот что я хочу по его поводу сказать. Первое. Украинцы действительно верят, что воюют с Россией непрерывно с того самого дня, когда в Крыму появились так называемые вежливые люди. Простая формула всегда нравится очень многим, но это не повод считать ее доказанной по умолчанию. Первые достоверные сведения о присутствии российских регулярных частей на востоке Украины относятся к августу прошлого года, об этом писал и я, и Васюнин, и много кто еще — и это был конец августа, а война началась весной.

 

Роль России в раскачивании ситуации на востоке Украины бесспорна, но она ничего бы не значила без местных

 

Что было весной — была вот эта воронка, в которую, как в кино, затягивался миллиметр за миллиметром весь Донбасс. Сначала митинги, потом захваты зданий, потом Болотов в Луганске и Стрелков в Славянске — хорошо, если вы настаиваете, давайте считать все это российской и только российской активностью, то есть и Стрелков выполнял приказ из Москвы, и Болотов, и все люди, которые захватывали здания в Донецке, Луганске и других городах. За скобками оставим, что такая картина выглядит очень шизофренично, потому что она подразумевает, что на востоке Украины с каких-то очень давних пор, с девяностых или с советских времен, были внедрены сотни российских агентов от Нелли Штепы до Рината Ахметова, которые готовили агрессию до такой степени заранее, что и Януковича они привели к власти только для того, чтобы пять лет спустя он пропустил российские танки в Донецк и Луганск. Понятно, что это неправда. Роль России в раскачивании ситуации на востоке Украины бесспорна, но она ничего бы не значила без местных — и тех хозяев региона масштаба Ахметова, которые были не против поиграть с Киевом в сепаратизм, и тех простых «шахтеров и трактористов», которым нравилась перспектива повторить судьбу Крыма, которые не считали Украину своей родиной и были готовы присягнуть России при первом удобном случае. Я уже повторял этот аргумент, мне он нравится — если бы Стрелков приехал во Львовскую область, сами местные скрутили бы его и отнесли бы в СБУ. Потому что во Львовской области живут украинцы, а в Донецкой — нет.

И вот кто живет в Донецкой области. Илья Васюнин говорит, что там живут антифашисты, и это, конечно, анекдот, потому что «пылающие руны» — в любом случае слишком сложная вещь, чтобы как-то принципиально повлиять на настроение масс. Прошлой весной общим местом было говорить, что в Донецке живут русские. И вот здесь, мне кажется, есть очень важный нюанс.

Да, наверное, русские, но ни Москва, ни назначенные ею лидеры «народных республик» не могут сказать этого вслух. Потому что и в самой России говорить о русских получается не очень, то есть на «русском марше» какой-нибудь безумец с бородой и имперкой может сказать, а официальное лицо не может. Никто и никогда не назовет многонациональную Российскую Федерацию государственностью русского народа, потому что это может оскорбить тех, кто живет в этнократических государствах внутри России — от Чечни до Бурятии. Бурятия — государство бурятов, Чечня — государство чеченцев. Русские же — просто один из двухсот народов Российской Федерации, примерно такой же, как все остальные, с той разницей, что у чеченцев и бурятов есть свои государства, а у русских нет.

 

Признавая субъектность русских в Донецке, Россия была бы вынуждена признать ее и в Москве, а это просто обрушило бы всю Российскую Федерацию

 

Путин любит называть нас разделенным народом — да, эта солженицынская формула нравится и мне, только надо учитывать, что мы не такой разделенный народ, как корейцы, у которых есть сразу два государства, нормальное и коммунистическое, а что-то вроде курдов — люди без родины. Прошлой весной все, и враги, и друзья, как-то вдруг решили, что Россия может воевать за интересы русских, но в том-то и секрет, что не может. Признавая субъектность русских в Донецке, Россия была бы вынуждена признать ее и в Москве, а это просто обрушило бы всю Российскую Федерацию. Ровно поэтому пророссийские республики Донецка и Луганска получились советскими, шахтерскими, гопническими, какими угодно, только не русскими. Ровно поэтому Илья Васюнин, которому явно симпатичны ДНР и ЛНР, вынужден придумывать какой-то антифашизм, якобы мотивирующий жителей Донбасса служить в пророссийских отрядах.

Проще всего украинцам — они как верили, что воюют с Россией, так и верят. А нам просто не во что верить, мы не умеем.

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

    Другие выпуски
    Лучшее на Дожде