Кашин и фактор страха: игра Кремля на ожидании войны, главная цель атаки на Telegram, и немэрские невыборы в сентябре

13 апреля, 21:26 Олег Кашин
14 412 0

Каждый день Олег Кашин пишет колонки и думает о судьбах родины. На этой неделе главными темами стали — блокировка Telegram в России, ожидание новой войны в Сирии и прямого противостояния России и США, будущие выборы мэра, в которых собрались участвовать и Илья Яшин, и Дмитрий Гудков, а также неудавшийся бойкот Госдумы и Слуцкого.

Инвестируйте в правду. Поддержите нашу работу и оформите платеж

[ИГ — запрещенная в России террористическая организация]

На прошлой неделе у нас не было нашей передачи, я был во Франции, а там, наверное, худший интернет в Европе, поэтому в порядке компенсации поделюсь таким странным дорожным впечатлением — я вообще тот еще специалист по французской истории, но когда в каком-нибудь городе вижу уличную табличку с именем Гамбетта — улица Гамбетта, или площадь, — всегда понимающе киваю, как будто встретил старого знакомого, потому что этому мужчине, конечно, повезло быть французским премьер-министром и вообще влиятельным политиком именно в те годы, когда у нас в России литература переживала свой золотой век, и имя Леона Мишеля Гамбетта встречается и у Достоевского, и у Лескова, а у Чехова есть отличный рассказ, как начальник ехал в трамвае и смотрел, как его очень тихий и скромный подчиненный на переднем сиденье громко и яростно рассуждает о международной политике, то и дело вспоминая опять же Гамбетта, и в какой-то момент начальник не выдержал, рассмеялся, оратор его заметил и моментально превратился в прежнего тихого подчиненного.

Это вообще очень интересный феномен — западные лидеры в нашей жизни. Чучело Керзона на советских демонстрациях в двадцатые годы, послевоенные куплеты об Эйзенхауэре, дошедшие до нас, по крайней мере, вместе с популярным фильмом, народная любовь советских людей к Джону Кеннеди, Никсон в песнях Высоцкого, и потом восьмидесятые, когда Тэтчер и Рейган за несколько лет из Бабы Яги и Кощея, которыми они были в олимпийском мультфильме, превратились в народных героев, о которых даже сейчас у нас вспоминают скорее с нежностью.

Нам выпало быть современниками Трампа и читателями его твиттера, и все его драматичные пробуждения, о которых он сообщает в любимом и мною тоже жанре 280 знаков — это теперь фактор и большой политики, и массового сознания, массовой культуры, потому что когда американский президент помещен в одну ленту с разными другими микроблогерами — нашими знакомыми, или какими-то людьми из медиа или из шоу-бизнеса, трудно, конечно, отделить, скажем, одного деда от другого — ближайшим русским аналогом Трампа в твиттере, наверное, стоит назвать Эдуарда Лимонова, пишущего в соцсети в том же стиле и вообще типажно похожего на американского президента.

Комментарии (0)
Другие выпуски