Кашин и аморальная политика

«Панамагейт», Нацгвардия и демкоалиция
8 апреля 2016 Олег Кашин
22 105 12

Каждую неделю журналист Олег Кашин пишет колонки и думает о судьбах родины. Сегодня обсудили публикацию панамских документов и реакцию Владимира Путина на них, инициативу создания Нацгвардии и планы оппозиции на выборах в Госдуму.

Олег Кашин: Панамские бумаги, панамские офшоры — Дмитрий Песков связывает публикацию этих бумаг с «градусом путинофобии» на Западе, но такое объяснение годится только для тех, кто не знает, какую реакцию разоблачение панамских офшоров вызвало в Исландии или в Великобритании — к этим-то странам путинофобию не привяжешь. Это не первое публичное коррупционное обвинение в адрес ближайших друзей Путина, и Кремль реагирует на него так же, как на все предыдущие — все неправда, а если правда, то ничего незаконного, и вообще подписи Путина там нигде нет, а друзьям своим он не сторож.

Параллельно российские власти ищут заказчика публикаций, вот в этом они давно и свято уверены — что у каждой публикации есть заказчик. И вот это как раз едва ли не более интересная вещь, чем сами панамские бумаги — столкновение архаичных немолодых людей из Кремля с той реальностью, где четыреста журналистов анализирует миллион страниц архива юридической компании. Об этом я писал для издания Rus2web.
 
Олег Кашин: Хотел бы еще раз обратить внимание на место публикации этой моей колонки — речь идет о сайте Rus2web, это довольно новое издание, структурно близкое радиостанции Свобода, для которой я тоже пишу. К этому факту привлек внимание популярный прокремлевский блогер, ветеран форума Селигер Виктор Леванов — всю неделю вслед за постом Виктора какие-то нашисты в соцсетях рисовали меня купающимся в долларах от Госдепа, и я решил поговорить об этом подробнее. Сейчас блогер Виктор Леванов у нас на связи по скайпу.

Олег Кашин решил обсудить эту тему с самим автором поста Виктором Левановым
 
Олег Кашин: Еще одна важнейшая новость этой недели — создание национальной гвардии. О бывшем начальнике охраны Владимира Путина Викторе Золотове давно говорили как об особом силовике, последние года два ходили слухи о его скором назначении на место главы МВД, причем эти слухи были как раз модернизированной версией очень давнего слуха о том, что Золотов на базе внутренних войск будет создавать национальную гвардию. Об этом тоже говорили два года назад, и сейчас Путин показал нам, что слухи о его кадровой политике не имеют срока давности — нацгвардия действительно создана, и Золотов действительно ее начальник.

Сейчас о нем много пишут, и несомненная удача всех бильд-редакторов — это исторический снимок Виктора Золотова на танке рядом с Борисом Ельциным 19 августа 1991 года. К этому принято относиться как к курьезу, мало ли кто где стоял в прошлой жизни, но я настаиваю, что Золотов на танке — это закономерность, и он стоит там не по недоразумению, а по праву, по тому же праву, по которому теперь он назначен главой карательного ведомства. Именно на этом танке во власть въехала 25 лет назад та группировка, которая удерживает власть до сих пор, и дело не только в том, что Владимир Путин наследник и преемник Бориса Ельцина, хотя и в этом тоже. Не менее важно, что на том же танке, как все помнят, стоял знаменитый Александр Коржаков, человек, задолго до всякого Путина и Сечина создавший класс силовиков в его нынешнем виде, когда люди в погонах распространяют сферу своих интересов и на бизнес, и на политику.

Золотов не первопроходец, не первый в нашей истории бодигард, ставший властью — тропинку для него протоптал именно Коржаков, и, конечно, жаль, что так наивны были те тысячи людей вокруг танка 25 лет назад, потому что именно их любовь к их вождю Ельцину привела Россию в авторитаризм. Золотов на ельцинском танке — это лучшая иллюстрация тому, что существующий у нас режим старше, чем мы о нем думаем, и личностью одного Владимира Путина он не исчерпывается.

Извините, я отвлекся — любимая тема, у меня об этом была даже книга «Кубик Рубика», но мы сейчас говорим о Золотове и нацгвардии, и о них я написал колонку на Слоне, вот она.
 
 
Олег Кашин: И нацгвардия, и переподчинение федеральных архивов лично президенту, и новые довольно дикие антитеррористические законопроекты — последний раз власть так вела себя весной 1991 года, когда Михаил Горбачев противостоял Борису Ельцину и делал какие-то политические глупости, постепенно превращаясь, как тогда казалось, в настоящего диктатора. Тогда люди всерьез ждали военного переворота, диктатуры, погромов, но обернулось все, как известно, опереточным путчем ГКЧП и относительно мирным крушением Советского Союза. Уместно ли такое чувство сейчас — я не уверен, но понимаю, что многим, да и мне тоже, хочется думать именно так, а то совсем будет грустно. Вот об этом — моя такая лирическая колонка для радио Свобода.
 

Путин, отвечающий на вопрос о виолончелисте Ролдугине — это было такое завораживающее зрелище. Человек произносит длинный и бессвязный монолог о Югославии 1991 года, Госдепе, Wikileaks, о каких-то американских чиновниках, извинявшихся лично перед ним за хамство других чиновников, и в этом монологе он выходит вообще на что-то несусветное, на какие-то музыкальные инструменты, которые якобы Ролдугин закупает для России на свои уже знаменитые деньги. Вот Путин это произносит с таким довольным видом — он уверен, что его речь глубока, умна, аргументированна, ясна, и вокруг сидят люди, у которых на лице такая восторженная задумчивость — даже если они не верят в эту историю про музыкальные инструменты, все равно им это все нравится — довольный Путин, ссылки на Госдеп и Wikileaks, надпись «Правда и справедливость» на заднике сцены.

У меня когда-то была об этом колонка, в которой, комментируя аналогичное выступление Путина, я сравнивал его с Хрущевым — та же бессвязность и то же самодовольство, и тот же огромный восторженный зал, в умильных лицах которого нетрудно разглядеть будущих ниспровергателей вождя. Я сейчас не хвастаюсь, что я описал вчерашнюю сцену сильно раньше того, как она произошла — наоборот, это беда всех авторов, давно и много пишущих о российской политике. Свою, как мне тогда казалось, очень острую и смелую статью о Путине, похожем на Хрущева, я написал весной 2011 года, пять лет назад, а мог бы написать, не меняя ни слова, сегодня, и наверняка смогу через пять лет.
А совсем молодым автором, тринадцать лет назад, в 2003 году, я писал о новой таинственной спецслужбе — о Госнаркоконтроле, который тогда производил впечатление альтернативной ФСБ под руководством ближайшего друга Путина Виктора Черкесова. Я называл эту структуру новой опричниной и не был в этом оригинален, тогда многим что-то такое казалось.

Об этом уже сейчас все забыли, но это стоит помнить — и то, как Госнаркоконтроль воспринимался, когда его создавали, и то, что с ним стало потом, когда вместо опричников все увидели обыкновенных и часто коррумпированных силовиков безо всякой песьей головы на бампере. Даже сам Черкесов жаловался, что воины превратились в торговцев, да и вообще — где сейчас тот Черкесов? Растворился в мутных водах российской государственности. Уж сколько их упало в эту бездну.
Сейчас то же, что о Черкесове и его бойцах тринадцать лет назад, говорят о Золотове и его бойцах. Мне самому нравится об этом рассуждать, мы, позднесоветские дети, традиционно любим всякие страшилки, но весь опыт путинской России, а этого опыта у нас уже более чем достаточно, вообще-то учит нас, что любая новая спецслужба — это не столько кровь и кишки, сколько деньги, возможности для кормления, и всякая скандальная собственность вроде уже обнаруженной людьми Навального дачи Микояна с огромным ледником в подвале — теперь это дача Золотова, как вы понимаете.
Все мрачные новости последнего времени, мне кажется, стоит рассматривать именно с учетом всего исторического опыта путинской России, когда они пугают, а нам не страшно, потому что вместо жестокой империи у них всегда получается унылое шубохранилище, а все слухи о революции или о дворцовом перевороте заканчиваются очередной пошлой «рокировочкой» и бессмысленными кампаниями типа «импортозамещения».

Мы знаем этих людей, мы живем с ними много лет, и мы много раз могли убедиться, что охранники не умеют создавать кровавую опричнину, а депутаты не способны по-новой построить Бухенвальд и Освенцим, даже если очень захотят. Популярное в последние годы ругательство «вата», «ватники» подразумевает либо зековскую и пролетарскую одежду — собственно, ватник, либо содержимое головы плюшевых игрушек — тупая набивка вместо мозга. Но, говоря о ватном российском государстве, я бы вспомнил еще такое свойство ваты — она мягкая, вязкая, по ней невозможно ходить, в ней если и можно погибнуть, то только задохнувшись, а сама по себе она никому угрозы не несет.

Они очень стараются вести себя так, чтобы выглядеть максимально свирепыми, но что это за свирепость, если ей приходится прятать деньги в виолончель? Эти воины почему-то всегда превращаются в торговцев, у них ничего не меняется.
И самое противное — это то, что власть воинов-торговцев не исключает ни совершенно реальных войн с совершенно реальными смертями, как на Украине, ни политических арестов, как в продолжающемся Болотном деле, по которому на днях задержали еще одного человека, астраханца Максима Панфилова, ни политических убийств. Когда-нибудь история предъявит им этот счет, но российская непассионарность, на которую сейчас принято жаловаться, вот эта ватность нашего государства — она, я думаю, приведет к тому, что и счет этот будет предъявлен скучно, уныло, совсем не в виде той революции, о которой сегодня кто-то мечтает, а кто-то боится.
 

Олег Кашин: Наталья Пелевина покинула федеральный политсовет партии ПАРНАС — это стало следствием скандального эфира на НТВ, где показывали снятых скрытой камерой Пелевину и ее партийного лидера Михаила Касьянова. Я говорю «скандальный эфир», но вообще-то надо быть более точным — это не скандал, это уголовное преступление, за нарушение неприкосновенности частной жизни российский уголовный кодекс предусматривает тюремный срок, но все понимают, что НТВ-шникам ничего не будет — это не их атака на ПАРНАС, это Кремль. Так вот, Пелевина ушла из руководящих органов партии, это немного похоже на историю «Оборонсервиса», за который в итоге понесла хоть и символическую, но все же ответственность только женщина, Евгения Васильева, а мужчине министру Сердюкову ничего не было. Наверное, Касьянова и Сердюкова сравнивать не вполне корректно, но что их точно объединяет — скандалы с их участием не дают нам забыть, насколько аморальна российская политика. Об этом я писал для Слона
 
Олег Кашин: И еще один очень странный эпизод, связанный с демократической коалицией — сотрудница Алексея Навального Любовь Соболь объявила о намерении выдвигаться в Госдуму по тому же округу в Москве, по которому собирается идти сотрудница Михаила Ходорковского Мария Баронова. Тема объединения демократов на выборах в России — это что-то вроде войны Океании с Остазией, демократы у нас всегда объединяются, такая вечная тема.

О выборах в Госдуму Олег Кашин  по скайпу Любовью Соболь и Марией Бароновой.

Олег Кашин: У Эдуарда Лимонова, которого в последнее время было принято считать чуть ли не агентом Кремля, на днях вышла статья «Почему Донбасс перестал быть интересен — о том, что российская власть портит все, к чему прикасается, что на Крым она надела намордник, и что в России сегодня, цитата, «сплошная бездуховность, сплошная фанера, сплошной фейк». Люди, которые не любят Лимонова, смеются над этим текстом и припоминают ему восторженные статьи о российской власти и ее действиях, написанные в последние годы, а я наоборот, Лимонова люблю и очень рад, что он разочаровался и снова предстал перед нами старым добрым Лимоновым. Жалко, что не все нацболы, которые воевали в Донбассе, это прочитают, но, по крайней мере, прочитают выжившие. Через неделю мы снова встретимся, я Олег Кашин, это программа Кашин.гуру, всего доброго.​

Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное у подписчиков дождя за неделю