Кашин и зайчутки: президенту никто не нужен, волоколамский урок для будущей власти, и что не так с бойкотом Слуцкого

23 марта, 20:40 Олег Кашин
22 240

Каждый день Олег Кашин пишет колонки и думает о судьбах родины. На первой неделе после перевыборов Путина главными темами стали массовые протесты в Волоколамске, бойкот Госдумы и депутата Слуцкого, а также травля Макаревича. А еще Олег Кашин обсудил с журналистом Аленой Долецкой тему харассмента, ситуацию со Слуцким и бойкотом Госдумы.

Инвестируйте в правду. Поддержите нашу работу и оформите платеж

Протестная, а я бы даже сказал — культурная столица России на этой неделе — конечно, город Волоколамск, где на наших глазах вдруг, по крайней мере, на день сложилась такая новая для нас политическая культура, когда общество оказывается готово дать власти по лицу в прямом смысле слова, когда символом протеста делается маленькая девочка в розовом, показывающая жестом, что она хотела бы сделать с властью. Слово «экстремизм» неприличное, оно из уголовного кодекса, но вообще, я думаю, каждый у нас в душе герой фильма «Окраина», и такие эпизоды, как в Волоколамске, даже с поправкой на опыт Украины, производят, ну такое, вполне положительное впечатление, как в известном меме — когда сначала приятно, а потом немного стыдно.

Свой энтузиазм по поводу неполитических народных волнений, основанных на локальной тематике — экологической, экономической, бытовой, — свой энтузиазм по этому поводу я растерял довольно много лет назад, когда моей темой был поиск регионального протеста, способного стать политическим. Я писал об экологических митингах, шахтерских протестах, автомобильных и прочих. Самый успешный, наверное, был в Калининграде, когда по итогам самых массовых протестов со времен Хрустальной ночи своей должности лишился губернатор Боос. Мой любимый телеведущий Соловьев, когда Боос его нанял гасить протесты — идея была такая, что вместо реального митинга Соловьев проведет так называемый телемитинг, чтобы народ поговорил с губернатором напрямую, но на его условиях, — так вот, Соловьев даже писал, что меня какие-то враги направили в Калининград давать инструкции местной оппозиции. Инструкций я не давал, но ту калининградскую весну никогда не забуду, потому что — ну, мы знаем, что такое протесты в России, и когда в протестах участвует как минимум каждый десятый житель твоего родного города, это такое удивительное чувство, принадлежность к истории и все такое. И памятник этим протестам — нынешний Калининград, такой же политически неактивный, как и вся остальная Россия, и новая местная власть, по сравнению с которой ненавистный моим землякам восемь лет назад Боос кажется добрым отцом и защитником.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю