Русское Межигорье: почему «дворцы и виноградники» Медведева никого не удивили

Колонка Олега Кашина
3 марта, 13:26 Олег Кашин
9 374 3
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик?  Войдите
Вы уже подписчик ? Войдите

Русское Межигорье — это виноградники в Тоскане, дорогие яхты, старинные дворцы в центре Петербурга, родовые имения в черноземной полосе и альпийские шале на Кавказе. Ни страусов, ни золотых батонов, торжество стиля и вкуса по сравнению с нашими юго-западными соседями. Но все равно это Межигорье, про которое как-то заранее понятно, что, на какие бы фонды это ни было записано, как бы юридически безупречно ни было все оформлено, все равно это богатство превратится в тыкву с последним ударом кремлевских часов.

Впрочем, часы уже пробили пять с половиной лет назад. То сентябрьское утро, когда мы узнали, что в президентское кресло вернется Владимир Путин — я думаю, все его помнят, но я не думаю, что всем его нравится вспоминать. То утро — как его правильно описать? Вот осень, и у вас разбилось окно. Вы, конечно, вставите новое, вы уже позвонили стекольщику и заказали новое стекло, и послезавтра придет мастер и все исправит. Но пока окно разбито, а за окном дождь и холодно, и дома тоже холодно и сыро, и вообще, кажется, разрушено все, из чего состояла ваша жизнь, а не только окно.

24 сентября 2011 года действительно разрушился мир для очень многих, и я хочу, чтобы то время вспомнили прежде всего те, кто после того утра стал непримиримым, да или даже умеренным оппозиционером. После того утра многие стали оппозиционерами. А до него — не были. До него жизнь казалась если не прекрасной, то приемлемой. Над президентом, увлеченным гаджетами и соцсетями, одинаково добродушно посмеивались и прокремлевские активисты, и либеральные интеллигенты. Москва «Красного октября» тогда уже научилась себя чувствовать почти Манхэттеном, она читала в журнале «Афиша» про айфон и шансон, и там, между прочим, было написано, что у России шансона один президент, а у России айфона — другой. Это всех устраивало, и Дмитрий Медведев для очень многих действительно был той фигурой, которая существует как бы вне нечестных судов, полицейского насилия и даже телевизионной пропаганды. Политологи тогда много писали о «расколе тандема», и на этот раскол действительно был очень высокий спрос — слишком многим нравилось думать, что жизнь в России каким-то мирным, перестроечным путем вот-вот изменится до наилучшей степени.

Не делайте вида, что тогда не было надежд — были. И рокировка 24 сентября потому и так расстроила очень многих, что в то утро рухнули все надежды, связанные с именем Дмитрия Медведева. Сейчас они однозначно воспринимаются как наивные и необоснованные, но они были, и это имеет значение.

Комментарии (0)
Полный текст доступен только нашим подписчикам. Подпишитесь:

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски
Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера