«Если государство врет, значит, с государством что-то не так»

Олег Кашин об итогах расследования катастрофы боинга МН17
16 октября 2015 Олег Кашин
19 578

Летчик Волошин, испанский диспетчер, украинский истребитель, самолет без пассажиров, набитый трупами и что там еще было — все это перестало существовать во вторник, когда нидерландские власти опубликовали свой доклад о малазийском Боинге.

Я не уверен, что это оптимальная форма отношения к реальности, но воспринимать такие новости у меня лучше всего получается с точки зрения вот тех людей, которых развитие событий ставит в неловкое положение — в общем, это и есть человеческое измерение, когда смотришь новости и представляешь себе лица Михаила Леонтьева, Владимира Маркина или Владимира Сунгоркина, которым, наверное, где-то в глубине души стыдно и совершенно точно им не хочется, чтобы кто-то вспоминал о том, что они говорили о Боинге в течение всего предыдущего года.

Кстати, наряду с RT, РИА и «Комсомольской правдой» у нас появилось еще одно очень милое пропагандистское учреждение — «Алмаз-антей», конструкторское бюро, которое теперь производит лонгриды на тему «Во всем виновата Украина». Сейчас пошучу так банально — у нас военно-промышленным комплексом руководит Рогозин, журналист по образованию, и логично, что вся подведомственная ему отрасль тоже превращается в журналистов.

Но, конечно, есть сомнения по поводу того, что авторам завиральных версий стыдно или неловко; когда речь идет о поведении российской пропаганды в связи с Боингом, общим местом стало говорить, что цель этого разнообразия версий заключалась не в том, чтобы кого-нибудь убедить в правдивости летчика Волошина, а в том, чтобы добиться всеобщей уверенности, что никакой правды нет, есть только десятки самых разных версий, которыми разные заинтересованные стороны пользуются в своих интересах в информационной войне.

И вообще это уже выходит за пределы истории с Боингом. Вот я сейчас говорю «информационная война», и это не нуждается в каких-то пояснениях, это у нас уже устоявшийся термин — да, в современной России считается, что это вот такая функция у средств массовой информации — вести информационную войну, с помощью новостей, репортажей и комментариев добиваясь каких-то стратегических целей, за которые в старое время шли реальные войны с пушками и танками. Когда-то у журналиста в системе координат были читатели, собственный редактор, ньюсмейкеры, коллеги, а теперь чья-то добрая рука добавила в эту систему координат какие-то военные термины — есть противник, есть потенциальный противник, есть государственные интересы, допустима дезинформация, допустимо умалчивание. Люди на сайте «Русская планета», поставившие к статье о нидерландском докладе, заголовок «Боинг сбила Украина» — они же понимают, что врут, но при этом уверены, что делают очень важное и нужное государственное дело.

Государственные интересы — вещь серьезная, но если в числе государственных интересов оказывается ложь, то это значит, что с государством что-то не в порядке. Обманывать и запутывать — да, наверное, так может себя вести шпионская служба, или уголовный розыск, когда он ведет какую-нибудь сложную операцию в глубоком тылу преступного мира. Но если обманывать и запутывать становится задачей всего государства, то это значит, что государство считает своим врагом общество, аудиторию СМИ, каждого конкретного обывателя — вас, меня, кого угодно. Сознательно обманывая нас, государство демонстрирует, что считает нас с вами своими врагами.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю