Гендиректор Большого театра Владимир Урин: если мне будут звонить сверху — я работать не буду

О том, как ощутил на себе травлю, о чем хочет поговорить с Путиным и в каком случае уволится из театра
28 июня, 16:38 Антон Желнов
12 008 7
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик?  Войдите
Вы уже подписчик ? Войдите

В гостях у программы «Человек под Дождем» генеральный директор Большого театра Владимир Урин. Говорили о скандале вокруг фильма Алексея Учителя «Матильда», о деле Кирилла Серебреникова, проблеме цензуры и государственных денег в культуре, а также Урин рассказал, как он смог устранить «клановость» и «интриги» в труппе театра, и почему некоторые иностранные звезды оперы и балеты отказались приезжать в Большой.

Говорить, конечно, будем о театре и о культуре в целом. Тем более культура, как и политика, в каком-то странном контексте в последние месяцы оказывается. Я вас как раз про этот контекст и хотел спросить — и события вокруг фильма «Матильда», которого никто не видел, но осуждают, и недавние срывы выставки на «Красном Октябре» в «Братьях Люмьер», в галерее, и речь Константина Райкина в адрес Министерства культуры и той политики, которой министерство придерживается, и уже такая силовая акция, это «Гоголь-Центр». Это все разные события, безусловно, но как вам кажется, что их объединяет, почему это происходит?

Вы знаете, я думаю все-таки, что они разные. Все-таки они разные. Значит, ситуация, которая касается абсолютно существующих групп, достаточно агрессивных групп людей, которые проявляются так, как они проявляются: я Пастернака не читал, но он мне не нравится. Эта психология, которая была в свое время заложена, со всеми запретами в советское время и так далее, но это психология, которая была в людях воспитана в течение многих десятилетий при советской власти, она никуда не исчезла.

Да, но это же молодая девушка, если говорить о Наталье Поклонской.

А причем здесь возраст? Это же вопрос позиции. Это вопрос некоторого уровня культуры как таковой, который существует. Но мне кажется, что здесь, я рассказывал неоднократно в своих интервью, я очень хорошо ощутил это на себе, когда работал еще в театре Станиславского и Немировича-Данченко, и у нас был совместный проект с английской национальной оперой (опера «Сон в летнюю ночь» — опять «Сон в летнюю ночь», только опера Бриттена). Я должен сказать, что по анонимному письму, просто вот механика, как это раскручивается, по анонимному письму человека, которого никто не видел, начинает раскручиваться абсолютно жесточайшая кампания против театра с обвинениями в адрес спектакля, которого нет.

Показать комментарии (7)
Полный текст доступен только нашим подписчикам. Подпишитесь:
Другие выпуски
Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера