«Путин сразу стал мне симпатичен»: легендарный режиссер программы «Время» о травме Брежнева, страхах Горбачева, и прощальной съемке Ельцина

Павел Лобков поговорил с Калерией Кисловой
19 марта, 21:51 Павел Лобков
17 500

В гостях программы «Человек под Дождем» — Калерия Кислова, режиссер программы «Время» в 1977—2006 годах. Она рассказала, почему невозможно слушать то, что происходит на современном телевидении, вспомнила о том, как ей удалось заснять инцидент в Ташкенте, при котором пострадал Леонид Брежнев, а также про то, как в 1999 году записывались прощальное обращение Бориса Ельцина и первое — Владимира Путина в качестве руководителя России.

Инвестируйте в правду. Поддержите нашу работу и оформите платеж.

Итак это программа «Человек под дождем» и когда как не сейчас говорить вообще об информационном телевидении и как оно на всех влияет. Я в гостях у Калерии Венидиктовны Кисловой, как сказать — главного режиссёра программы «Время» на протяжении – ну, почти 30 лет, а возможно вас назвать матерью информационного вещания?

Ну, вообще я работаю на телевидении с 61-ого года.

То есть когда телевизоры были еще далеко не у всех!

Это с Шаболовки еще, когда еще не было придумано видеозаписи, когда все шло только живьем и в черно-белом варианте.

Вот когда вы смотрите сегодняшние, я не имею в иду только информационные программы, а также ток-шоу вот эти вот все и Соловьева в том числе, вот если бы вы там сейчас работали, это вызвало бы у вас чувство внутреннего протеста?

Ну вы знаете, я во-первых, все-таки еще не ушла с телевидения, все-таки на «Первом канале» в программе «Время», и естественно, разделяю политику как нашего государства, так и нашей программы. В принципе, люди одни и те же и все кричат кругом, и все друг друга перебивают, это уже невозможно совсем слушать, поэтому я не очень люблю эти, если можно назвать «дебаты», споры, не знаю как ,потому что, в общем-то мы все время видим одних и тех же людей и на всех каналах.


Я помню времена, такой рассвет брежневских времен, 78-ой, может быть, год, 76-ой очень хорошо, и тогда программу «Время» называли «Это все о нем и немного о погоде». Вы сталкивались с такими?

Я считаю, что это абсолютно не верно: когда Михаил Сергеевич пришел, тогда программа « Время» растягивалась на 2 часа, потому что в программу входили полностью все поездки его и много было всякого, тогда может было больше о нем, а при Брежневе как раз не так было. Юрий Владимирович мне самой лично, я была у него и он мне в своем кабинете уже , когда я говорила с ним что почему он отказывается от телевидения, а в начале он хотел только, чтобы на фотографии… Да, я помню, что везде была черно-белая причем еще фотография! Да, и фотографии причем еще были, качество может и не плохое, они были композиционно просто не телевизионные. Я помню, награждал он, вручал ордена, большой группе каких-то больших руководителей, по-моему еще тогда Михаил Сергеевич получал за край за свой Ставропольский и была такая фотография и пришла она перед самым эфиром, она была вот такой вот ленточкой, где по центру сидел генеральный секретарь, то есть Андропов, рядом с ним награжденные. И вот что делать? И я тогда добилась, что меня принял Юрий Владимирович.

А страшно было вообще? Ведь слухов много было, глава КГБ и все остальное..

Нет, я была у него, меня вызывали совсем по печальному поводу, я не знала, что я к нему еду, я была уже у него в кабинете более страшном и была причем после программы «Время» меня привезли ночью…

Это вы имеете в виду инцидент с Брежневым?

Да-да , в Ташкенте. Но понимаете, у меня вообще почему-то, у меня перед этими людьми никогда не было страха!

А вас-то в чем обвинять, какие-то рабочие построили какие-то леса, вошел Брежнев, на него упали люди. Брежнева покалечило тогда, это было лавной тайной?

Да. Это было в Ташкенте, когда была незапланированная поездка, был визит Брежнева в Узбекистан и первый секретарь узбекской ССР его уговорил. Тогда в Республиках это было, когда приезжаешь и по началу все так встречают, даже я это ощущала, хоть я режиссер просто, но есть свои режиссеры, зачем приехала из Москвы?  Так же и охрана, каждый считал, что у меня достаточно профессиональных людей, которые могут это сделать сами. И они этот завод подготовили сами , то есть КГБ местное, а от наших они скрывали, у меня был этот план посещения. И когда Леонид Ильич вошел с группой большой, а там же не двери, а ангар — большущий вход этот. И вот они вошли, за ними закрыли, чтобы не холодно было, потому что это был конец марта, даже снег, я помню, выпал. И двинулись сюда, и народ сразу бросился, ну, что делают любопытные, посмотреть на живого, видим на портрете, а тут все живые вошли, Рашидова они тоже не каждый день видят. И все бросились на этот мостик и мостик проломился! Народ, никакой там железяки на него не упало, просто народ, немного, но кто-то там упал!

А вы тогда сильно испугались, что если вы кому-то расскажете... сразу стало понятно, что это государственная тайна?

 Вы знаете, когда я на работе, у меня эмоций никаких, я только смотрю, чтобы успеть снять.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю