«Мы обожаем Москву»: супруга и дочь посла США — о том, как им живется в России, какова их миссия и планы на будущее

Супруга посла США в России Джона Хантсмана Мэри Кей, а также его дочь Элизабет дали интервью Евгении Воскобойниковой, в котором поделились своими впечатлениями от Москвы. Мэри Кей рассказала о том, как российская столица изменилась с 1995-го года — тогда состоялся ее предыдущий визит в Россию. В свою очередь, Элизабет объяснила, как она справляется с сахарными диабетом, который у нее диагностировали в раннем детстве, и как она развивает международную программу по борьбе с недугом. Кроме того, дочь Джона Хантсмана известна как стендап-комик — она рассказала Евгении Воскобойниковой, почему выбрала это хобби и о том, какими шутками покоряет нью-йоркскую публику.

Инвестируйте в правду. Поддержите нашу работу и оформите платеж

Здравствуйте, Мэри Кей, здравствуйте, Элизабет, спасибо за гостеприимство, что принимаете нас в Спасо-хаус – это, конечно,  сногсшибательный особняк, и расскажите немного, как вам здесь живется и вообще, как вам Москва?

Мэри Кей: Мы в восторге. Мы уже около 7-8 месяцев в Москве. Спасо-Хаус – совершенно прекрасный исторический особняк. И это дом для всего народа Соединенных Штатов Америки. Мы счастливы быть здесь и обожаем Москву. Город красивый, яркий, в солнечные дни это одно из самых прекрасных мест, в которых я была. Пестрый город с очень приятными людьми. Можно гулять по широким тротуарам, забегать в прекрасные рестораны…

Элизабет: Я приехала только вчера и нахожусь в полном восторге. Красивый город. Не могу дождаться, чтобы узнать его получше. Люди кажутся очень добрыми. Ещё, когда я была в Нью-Йорке, я и не знала, чего ожидать от Москвы. Но теперь я с нетерпением жду, когда я смогу  посмотреть весь город.

Мэри Кей: И Элизабет приехала с маленьким сыном.

Элизабет: Да, я приехала со своим трехлетним сыном. Ему тут безумно нравится. Он бегает по дому и просто отлично проводит время.

Расскажите о любимых местах в Москве, наверняка они уже появились. Куда часто ходите, что понравилось, музеи, рестораны?

Мэри Кей: Я постоянно исследую Москву. Ежедневно я прохожу по 6-7 миль по совершенно разным местам. Иногда, когда мне звонят дети, я как раз на очередной прогулке, и они переживают, что я так активно перемещаюсь пешком по Москве. Но мне это доставляет огромное удовольствием. С мужем мы ходим по разным ресторанам. Конечно, мы в восторге от грузинской кухни. Хотя, признаться, мы не были ни в одном ресторане, где нам бы не понравилось. Москва – это растущий гастрономический центр.

Вы были в Москве в 95 году, далеком уже сейчас, расскажите, как впечатление, об этой разнице.  Что было в 90-х и что есть сейчас?

Мэри Кей:  Так, дайте мне припомнить… Мы приезжали в Москву в 1992 и 1995 годах. И тогда все было совершенно по-другому. Помню, чтобы дозвониться до моих детей, я могла почти час висеть на линии и ждать, когда оператор в отеле скажет, что звонок прошел. Мы тогда жили в гостинице «Россия» у Красной площади, которой больше не существует. И тогда все было очень однотонно. Я вспоминаю поход в ГУМ, тогда он со своими цементными полами был очень серым, очень отличается от ГУМа сегодня. Когда Джон получил назначение в Москву, мне представился образ Москвы, какой я ее запомнила в конце девяностых, думала, что она осталась такой же. Но город неимоверно изменился. И лица людей кажутся счастливее. Это очень чистый город, идеальный для прогулок.

Что касается вашей основной работы как супруги и дочери посла США в России, наверняка же это колоссальная работа и титанический труд, расскажите немного, из чего состоит ваш день?

Мэри Кей: Каждый день я обязательно говорю со всеми нашими детьми – у нас их семеро. Это занимает почти полдня. Двое мальчиков на военной службе. И еще у нас пять дочерей. Две из них живут с нами здесь в Москве. Одна ходит в школу, другая работает в посольстве. Также я вовлечена в жизнь посольства, в зависимости от рабочей повестки моего мужа. Практически всегда что-то происходит. По возможности я захожу в посольство. За все время нахождения в Москве я ни разу не чувствовала скуку.

Семеро детей это конечно уму непостижимо, это просто для вас как для женщины - естественно огромная работа, каким образом выстраивается день ваших дочерей, они ходят здесь в школу, и как они учатся?

Мэри Кей: Каждый из наших детей занимается чем-то особенным. Старшая дочь – концертирующая пианистка. Она даже дала концерт здесь в Спасо-Хаусе и в следующем году вернется, чтобы выступить с симфоническим оркестром в Москве. Другая дочь – ведущая новостей на FOX News в Нью-Йорке. Лидди, то есть Элизабет, это источник вдохновения для всех в нашей семье. Она занимается очень многим и делает это прекрасно. Она замужем за дипломатом в Нью-Йорке. Он вице-консул Доминиканской республики, поэтому у нее есть ряд обязанностей по этой линии. Так же у нее трехлетний сын. С раннего возраста она живет с сахарным диабетом первого типа. И она справляется с этим просто изумительно! Двое наших сыновей служат в военно-морских силах США. Также у нас двое усыновленных детей. Дочь Грейс из Китая, а дочь Аша из Индии. Грейс взяла академический отпуск на год и поэтому она с нами сейчас, но потом она будет учиться в университете Пенсильвании. Наша младшая дочь Аша ходит в Москве в англо-американскую школу. Мы с мужем очень рады, что они живут здесь с нами.

Что касается ваших усыновленных детей, это огромный шаг, вот как вы вообще относитесь к усыновлению и не планируете ли усыновить еще детей?

Мэри Кей: Знаете, однажды, Аша попросила нас, чтобы мы удочерили еще одну девочку из Индии. К сожалению, мы вынуждены были сказать ей, что мы уже не в том возрасте. Нам обоим за 50. И мне кажется, что это уже поздно. Семерых сейчас более чем достаточно. Они замечательные дети. Двое последних, которых мы удочерили, стали исключительным подарком для наших биологических детей. Перед вами человек, который всецело поддерживает идею усыновления. Я считаю, что усыновление изменило жизни многих.

А как вы относитесь к инициативе российских чиновников запретить усыновление российских детей гражданами США и некоторых других европейских стран?

Мэри Кей: Я совершенно вне политики. Для меня усыновление является исключительно зовом сердца. И я никак не касаюсь политического аспекта этого вопроса. Я знаю, что сердца всех людей в мире бьются одинаково. И в мире огромное количество детей, которые нуждаются в доме. Это все, что я могу сказать.

Элизабет, расскажите немного о своем проекте «Bag of hope», я так понимаю, что это была задумка, которая выросла в национальный проект США. Что входит в этот проект?

Элизабет: Когда мне было 7 лет, у меня выявили сахарных диабет первого типа. Эта болезнь влияет на работу  поджелудочной железы. Мне нужно получать инсулин каждый день, я слежу за тем, что я ем, как поддерживаю физическую активность. Эта болезнь как американские горки: затрагивает не только физически, но и эмоционально. Поначалу было очень сложно, чувствуешь себя одиноким, будто ты единственный во всем мире борешься с этой болезнью. Помня об этом чувстве, мы с мамой решили запустить проект, который назвали «Bag of Hope», «Сумка надежды». Такая сумка предназначается для детей, у которых недавно диагностировали сахарный диабет. Важно, чтобы они не чувствовали себя одинокими, будто только они должны справляться с этой болезнью. Нужно быть сильными, вести здоровый образ жизни и помнить, что ты не единственный в мире, кто столкнулся с такой проблемой.

Элизабет, вы прекрасно выглядите, даже невозможно с первого взгляда понять, что у вас такой для многих страшный диагноз. Как вам это удается: нужны ли огромные средства или вы просто проходите терапию, которую могут прописать в России в обычной поликлинике, или же все-таки нужны специальные лекарства, стоящие больших денег?

Элизабет: На мне всегда инсулиновая помпа. Это небольшой приборчик вот здесь, вот такого размера. С его помощью в мой организм поступает инсулин в течение всего дня. Я могу контролировать, когда мне нужно больше или меньше инсулина. А также ношу на спине небольшой приборчик. Благодаря ему, на моем телефоне видно, какой уровень сахара в крови у меня в организме. Медицинские технологии значительно улучшились за последние 20 лет. Все это время я живу с диагнозом сахарного диабета первого типа. Вначале я сама делала себе уколы в течение всего дня. А сейчас, благодаря новым исследованиями и улучшенным методам лечение, повысилось качество жизни. Благодаря системе здравоохранения США, я могу позволить себе вот эту инсулиновую помпу и другой прибор, который следит за уровнем сахара в крови. Ключ к здоровью это правильное питание, занятие спортом, забота о себе и, что самое важное, помощь другим и поддержание оптимизма. Помогая другим, ты помогаешь себе. Поддерживать других – самое важное для меня. Я делаю это через свою семью, через свою работу, через свои комедийные выступления.

Мэри Кей: Да-да! Я совсем забыла рассказать вам, что в качестве хобби, а времени совсем мало, Элизабет – стендап-комик в Нью-Йорке!

Про стендап-комедию можете рассказать?

Элизабет: С раннего возраста я всегда любила подшутить над кем-то, я была средним ребенок и таким образом привлекала к себе внимание. И вот я решила, что буду идти за своей мечтой – будут комиком. Последние 6 месяцев у меня выступления каждую неделю на комедийных площадках в Нью-Йорке. Это безумно весело. Мне очень нравится.

Чтобы мы понимали, покажите что-нибудь, чтобы зрители увидели?

Элизабет: Не уверена, что что-то из моих монологов приемлемо для нашего формата. Я часто обыгрываю свою семейную ситуацию. Я замужем за доминиканцем, поэтому часто рассказываю о том, как американка живет с доминиканцем, с латиноамериканцем. Наши культуры очень отличаются друг от друга. Я из штата Юта, блондинка. А у него латиноамериканский темперамент, он очень энергичный. Так что в своих выступлениях я вдохновляюсь нашими отношениями и разницей в культурах.

Что касается Bag of Hope, планируете ли вы что-то привнести в российское общество в направлении помощи людей с диабетом?

Элизабет: Проект «Сумка надежды» работает в США по всей стране. Сейчас мы пытаемся внедрить его на территории Доминиканской республики, чтобы помочь местным жителям – там плохо с диагностикой сахарного диабета. Я также в совете фонда Ника Джонаса, американского исполнителя, который живет с таким же диагнозом. У нас отличный сайт. Сейчас он на английском, мы планируем запускать его на испанском. Надеюсь, в будущем он будет на русском и других языках. Таким образом, люди по всему миру смогут узнать о диабете и осознать, что они совсем не одиноки.

Мэри Кей, в интервью журналу «Tatler», вы говорили, что в России планируете заниматься проблемами тинейджеров? Какие проблемы у российских тинейджеров вы бы хотели решать?

Мэри Кей: Я считаю, что проблемы подростков по всему миры схожи, вне зависимости от места жительства. Я бы очень хотела начать сотрудничество с кем-то в России и объединять подростков по тому же принципу, как и в других наших проектах. Когда мой муж был губернатором штата Юта, мы осуществляли программу «Power in You», «Сила в тебе». Мы обозначили 15 проблем, с которым сталкиваются подростки: это были и инвалидность, и злоупотребление наркотиками, и алкоголизм, и буллинг. Мы собирали подростков с этими проблемами и называли их послами. Элизабет тоже была послом и делилась с другими подростками, как она живет с диабетом первого типа. Тогда участники осознавали, что они не одиноки в своих проблемах. Подросток с синдромом Дауна мог рассказывать, какого жить с такой особенностью развития, как чувствовать себя другим, хотя на самом деле ты такой же, как все во многом. Это была чудесная программа: собирались ребята, делились своими мыслями и встречали тех, у кого схожие проблемы.

Расскажите о том, с кем вы общаетесь в России — только в дипломатических кругах или, если пофантазировать, друзья из других посольств, ходите к супруге британского посла на «файф-о-клок»?

Мэри Кей: Как я уже говорила, мне никогда не скучно здесь. Помимо общения с детьми, я гуляю при любой возможности, встречаюсь с людьми, они очень милые и дружелюбные. Я часто хочу в посольство, чтобы познакомить с теми, кто там работает. Дипломатическая служба – это тяжелый труд. Для меня большое удовольствие общаться с этими людьми. Я знакома со многими супругами послов других стран. У нас много общего, у наших супругов схожая работа. Это очень интересное общение. Но в целом я при любой возможности гуляю по этому замечательному городу.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю